Черные лапки




НазваниеЧерные лапки
страница1/12
Дата публикации17.04.2013
Размер1.49 Mb.
ТипДокументы
skachate.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


Максим МИНГАЛЕЕВ
ЧЕРНЫЕ ЛАПКИ.

Повесть-антиутопия.
Всемогущий Боже! Благослови наше оружие, когда придёт время. Будь таким же справедливым, каким Ты всегда был. Суди по законам, установленным Тобой, и если мы теперь заслужили свою свободу, Господи, благослови нас на битву.

А.Г. «Моя борьба».
1

Было тихое, туманное лесное утро. Сентябрь. Осень только-только взялась за краски, расцветив землю, остывающую после летнего зноя, ярким ковром палых листьев. Клочья густого белого пара из полей и оврагов медленно перемещались в чащу леса. Солнце ещё не взошло, но уже дало о себе знать мягким золотисто-голубоватым светом, озарившим безоблачное небо. Эту прекрасную девственную тишину не нарушали даже птицы. Всё замерло в ожидании... в ожидании непоправимого и страшного. Где-то в глубине леса раздался хруст, затем еще один.

«Второй взвод», - шепотом произнес Мавлет. Из лесной глуши к просёлочной дороге быстро подходили вооруженные люди. «Подрывники пошли», - сухо бросил Федор, продолжая всматриваться в окуляры бинокля. От группы стрелков отделились три человека с противотанковой миной. Они бесшумно вышли на дорогу и быстро стали устанавливать свой смертоносный груз на дно глубокой колеи. Из кустов, как дикое животное, выскочил огромный детина в камуфлированных штанах, зелёном армейском свитере и чёрной беретке, на которой красовалась русская офицерская кокарда начала двадцатого века.

- Третий взвод занял позицию, - тяжело дыша, произнёс детина.

- Как только их БэТэР взлетит на мине, открывайте огонь из всего, что стреляет, хоть шишками кидайтесь, в конце концов, и смотри, чтобы не как в прошлый раз, ясно? - косо глядя на командира 3го взвода, произнёс Федор.

- Так точно, разрешите выполнять? - приложил руку к берету детина.

- Иди с Богом, Николай, - глядя на него, напряженно бросил Федор.

- Ну что, Мавлетджан, окропим снежок красненьким? - Федор улыбнулся и обнял своего заместителя за шею.

- До снега далеко еще, командир, - закуривая, сказал Мавлет.

- А может, Бог даст, до зимы управимся, а, как думаешь?

-Справимся с этими, придут другие, - выпустил папиросный дым Мавлет.

-Да, имя им легион. Но мы-то с тобой тоже, видать, не лыком шиты, а, Мавлет?

-Да, голыми руками они нас не возьмут. Это уже не те безоружные голодранцы, как год назад, под Москвой! - Мавлет протянул руку с автоматом в сторону расположения позиций второго взвода. Из-за деревьев напряжённо смотрели на дорогу молодые, целеустремлённые лица.

- Кстати, откуда эти каратели?

- Из Юрьева-Польского, откуда ж им ещё взяться, Мавлетджан? Там у них сейчас новый опорный пункт. Вот подойдут наши коммуняки, и тогда общими силами ударим по этому осиному гнезду!" - уверенно констатировал Федор.

«Федор Максимович, Федор Максимович, едут!» - почти прокричал совсем ещё юный боец в советской каске. Он очень нервничал, постоянно суетясь за спиной у Федора.

- Спасибо, Паша, и смотри у меня, от штаба ни ногой!

- Так точно! - заулыбался молодой партизан.

За соседним лесом показалась колонна. Впереди, как и предполагали партизаны, ехал БТР под «демократическим» сине-красно-белым флагом. За ним шли четыре армейских ЗИЛа. Далее следовал какой-то роскошный джип. Всю кавалькаду замыкала старая, с облезлой краской БРДМка. Колонна шла очень быстро, насколько позволял разбитый колхозный просёлок. Из открытых до упора окон джипа высовывались руки с автоматами, и доносилась какая-то блатная мелодия.

«Давай, братан, давай, давай!» - надрывался хриплый бас.

«Сейчас погоди, дадим, дадим, гопники херовы!» - передёрнул затвор Фёдор. Два чеченца из его личной охраны устанавливали пулемет ДШК рядом с канавой, где лежал весь «штаб» отряда. Колонна стремительно приближалась. У Федора перехватило дыхание, во рту ощутилась сухость. Сердце бешено стучало. Такое с ним случалось всегда перед боем. Он медленно приподнял голову и стал рассматривать ничего не подозревающего противника. За рулём первого ЗИЛа сидел молодой парень с детским наивным лицом. На его ещё не окрепшем теле висела новенькая синяя милицейская форма с «демократической» нашивкой на левом рукаве.

«Бедный парень, ещё одна заблудшая русская душа», - подумал Федор. Он воевал уже больше года, но был по-граждански сентиментален. Иногда это сказывалось на командовании отрядом. Тем временем джип поравнялся с канавой. За рулём «линкольна-навигатора» сидел огромный «бык» в американской камуфлированной куртке, из-под которой блестела толстенная золотая цепь. Лицо бандита было искорежено дикой гримасой ненависти. Он оскалил ряд своих золотых зубов и посмотрел в сторону поросшей кустами канавы. Фёдор на секунду поймал его взгляд. Глаза «братка» слезились от опиатов. «Как иной раз ошибаются люди в своих планах на будущее», - думал Федор. - «Браток» едет забрать чужие жизни и даже не допускает мысли, что сейчас заберут его собственную». Фёдору резко заложило уши, а в воздухе ощутился запах пороха. Командир партизан повернул голову налево и увидел, как передний БТР подскочил и завалился набок. В этот момент партизаны открыли шквальный огонь. Охранники-чеченцы очередями из ДШК, буквально разбирали джип на запчасти, в ЗИЛы ударили гранатомёты. Каратели были застигнуты врасплох. Никто из них даже не пытался вылезти из своих объятых пламенем, взрывающихся машин. Не растерялась только старая БРДМка. Преодолев первый шок, её экипаж дал полный назад, одновременно огрызаясь из пулемёта. Заряд из гранатомёта второго взвода прошел мимо. Отряд продолжал поливать свинцом горящую, дымящуюся черным едким дымом колонну. «Максимыч, уходят, уходят!» - кричал Мавлет, размахивая автоматом. - «Вижу», - пытаясь перекричать грохот, выпалил Фёдор. В это время огонь стих. Только где-то вдалеке ещё стреляла БРДМ.

«За мной», - выскакивая из канавы, сказал Фёдор. Партизаны, с оружием наперевес, высыпали на дорогу. Из догорающих машин доносились отчаянные вопли раненых. «Собрать оружие и боеприпасы», - распорядился командир, подходя к останкам джипа. От водителя мало что осталось. Фёдор подцепил стволом автомата с обугленных кусков мяса золотую цепь. «Подберите с этого бифштекса всё золото, его здесь много», - приказал своим чеченцам Фёдор. На чёрный день командир держал небольшой сундучок с такими побрякушками.

- Фёдор Максимович, я гранатомёт нашёл! - раздался радостный детский голос.

Фёдор обернулся. В кузове простреленного, тлеющего ЗИЛа стоял Паша с РПГ-7. «Молодец, посмотри, там заряды должны быть», - одобрил командир юного бойца. Паша повернулся. В это время раздалась очередь, и на Фёдора брызнуло чем-то тёплым. Краем глаза он заметил, как Пашина каска, которой он так гордился, отлетела в сторону, а он сам с дымящейся головой упал на проселок, зацепившись ногой за развороченный борт. Чеченцы уже разряжали свои автоматы в кузов. «Ну, как же ты так, Паша?» Командир склонился над бездыханным телом. На лице юного бойца навсегда застыла простодушная улыбка.

- «Я не должен был его брать, Мавлет, не должен!», - нервно бросил Фёдор. – «Успокойся, Федя, это война, все там будем», - философски заметил Мавлет. – «А помнишь, как он пришел в отряд, ты его ещё брать не хотел?» - «Гражданская война всегда забирает от нас молодых и лучших людей, Федя». - «Это слишком большая цена». Фёдор сел на землю, прислонившись спиной к пробитой покрышке грузовика, снял свой зелёный, с монархической эмблемой, берет, и закрыл глаза. Мавлет шёл вдоль колонны, держа автомат в одной руке, а сигарету в другой. «Раненых рядовых и сержантов забрать, офицеров и прапорщиков, а также урлу, - в расход!»

Мавлет не был кровожадным убийцей, просто в условиях жесточайшей гражданской войны так называемое «демократическое, цивилизованное, прозападное» правительство показало своё истинное лицо. Рядом с карателями из внутренних войск МВД орудовали откровенные бандиты, «братва» больших мегаполисов и подмосковных «городов-спутников». Они прекрасно понимали, что Патриотическая Оппозиция, получив власть, будет вешать их на столбах вместе с их хозяевами. Поэтому «братва» и повстанцы ненавидели друг друга и пленных никогда не брали. Фёдор делал исключение только для рядовых, молодых ребят, попавших в дем-армию через военкомат. Но чем дальше шла война, тем меньше их становилось. Партизанский отряд Максимыча на треть состоял из таких вот пленных. Это создавало определённые трудности, а иногда и трагические ситуации. Однажды, при отступлении отряда, каратели настигли санитарный обоз, где были в основном пленные из ВВ. Кто мог держать оружие, отстреливались, но силы были явно неравны. В итоге «братки» перестреляли и перерезали всех, включая медперсонал, состоявший из стариков-врачей и совсем юных медсестёр.

«Фёдор Максимыч, пора идти!» - Фёдор открыл глаза. Перед ним стоял начальник штаба, кадровый военный, бывший подполковник запаса, Алексей Михайлович Белоконь.

- Мы тут нашли в джипе папку с бумагами, вам, наверно, будет интересно на них взглянуть. –

«Да, Алексей Михайлович, идёмте», - Фёдор поднялся. Белоконь был лет на двадцать старше Фёдора, но всегда, помня о субординации, обращался к нему на «вы». – «Докуз, Шамиль, пошли!» - обратился командир к своим верным телохранителям. Чеченцев Фёдор вытащил буквально из петли, а потом доверил охранять свою персону. Прошлой зимой один из патрулей задержал микроавтобус, на котором Докуз и Шамиль пытались выбраться с территории занятой «демократическими» силами. Вайнахам приходилось особенно туго. Их не жаловали ни те, ни другие, ещё свежи были в памяти кровавые чеченские войны. Партизаны хотели их повесить за то, что приехали «оттуда» и за то, что чеченцы.

Но Федор хорошо помнил принцип комплектации личной охраны из иноземцев, обязанных ему лично своей жизнью. И надо сказать, вайнахи отлично справлялись со своими обязанностями. Докуз - большой, светловолосый, рыжебородый горец, в зелёной американской военной кепке с русской монархической кокардой, шёл обычно впереди, с пулемётом на перевес. Шамиль был небольшого роста, чёрненький, с нагловатой улыбкой. Он ходил за своим командиром как тень, не расставаясь никогда с висевшим у него на поясе огромным, острым, как бритва, ножом. И если Фёдор ходил один по самым дальним уголкам лагеря (у него была такая привычка), то Шамиль был где-то рядом, бесшумно оберегая своего «спасителя».

Они шли вдоль колонны догорающей вражеской техники. Фёдор заметил, как один из его людей, молодой, длинноволосый парень в зелёной армейской рубашке и пятнистых штанах, стоя к нему спиной, разделывал грубым, зазубренным ножом тело в синей милицейской форме. Ноги поверженного противника, обутые в добротные ботинки, судорожно подёргивались. Неожиданно из-за дымящегося БТРа выскочил Мавлет. – «Всё, закончили, можно оставлять визитку». – «Давай. Напомни Коле, что его третий взвод прикрывает отход! - кивнул ему командир. - «Хорошо, Максимыч», - Мавлет улыбнулся и отдал честь.

Двое партизан, в каких-то гражданских штанах, опускали на землю тяжёлый пулемёт с башни БТРа. Третий приклеивал скотчем к борту бронетранспортёра зелёный лист бумаги с изображением отпечатка волчьего следа. Это и была «визитка», своеобразный знак, чтобы противник знал, чьих рук эта работа. Вообще эту идею Фёдору подсказал Шамиль. Чеченцам волчья тематика была особенно близка. Они с Докузом даже вышили эти следы у себя на левом плече обмундирования. Враги впервые встретились с этим знаком весной этого года, когда отряд Максимыча разгромил транспортную колонну снабжения демгруппировки под Владимиром. С тех пор в официальных сводках противника и радиоперехватах отряд проходил под названием «ЧЁРНЫЕ ЛАПКИ». Партизаны об этом знали, и, несмотря на ироничность, граничащую с издевательством, этим прозвищем очень гордились.

К осени Фёдор насчитал в отряде около пятидесяти таких нашивок, но носить их не запретил. Он вообще поощрял знаки различия (они приближали отряд к виду регулярной армии), если это не переходило границу разумного, как у казаков, которые воевали в обеих армиях. Некоторые из них даже нашивали широкие казачьи лампасы на камуфлированные штаны.

Что же касается знаков различия вообще, то отряд Фёдора носил на головных уборах и правом плече бело-золотисто-чёрный щит с деревом и перекрещенными стрелами в центре, либо кокарды образца ещё последней русской императорской династии. «Черные лапки» были, по сути, единственным монархическим формированием в этом районе и подчинялись как Верховному Командованию войск Патриотической Оппозиции, так и Главному штабу «Русской Императорской Армии». Это иногда создавало двусмысленные ситуации. В отряд приходили противоположные приказы. И то, и другое начальство требовало их немедленного выполнения. Верховное Командование ВПО было главным органом управления, но состояло из коммунистов, которые плевать хотели на монархистов и их главный штаб, а отрядом Фёдора «затыкали дыры». Штаб РИА, в свою очередь, требовал активных действий, не считаясь с потерями, чтобы показать боеспособность своих малочисленных формирований. В результате Максимыч оказался между двух огней, и делал всё, чтобы избежать очередной безумной авантюры, которые одна за другой сыпались через радиостанцию.

2

Отряд быстро уходил в чащу леса. Впереди двигался второй взвод с ранеными и трофеями. За ним шёл Максимыч со своей «свитой». Хотя у командира и был УАЗик, но он им никогда не пользовался, опасаясь за конспирацию. Третий взводный, в старом камуфляже, подгонял своих людей, размахивая автоматом. «Ну, получилось», - удовлетворённо вздыхал идущий рядом Мавлет. С его лица капал пот, от длинной пробежки волосы растрепались и свисали из-под берета на плечи. Он, как и многие отрядные «неформалы», не желал расставаться с «хайром» по такому пустяку, как война. – «Да, не получат эти засранцы нашей продовольственной базы», - усмехнулся Фёдор.

Вся эта операция была спланирована штабом отряда. Главной её задачей было уничтожить отряд карателей, которые методично выжигали все деревни вокруг 50-ти-километровой зоны, где скрывался отряд, чтобы лишить партизан продовольствия на зиму. Уничтожить «Чёрных лапок» «демократы» не могли. В лес заходить они боялись даже крупными силами, поэтому безжалостно жгли деревни в предполагаемом районе. Местные колхозники сперва не приняли партизан, и Максимычу пришлось худо. Были дни по весне, когда отрядная кухня вообще не функционировала, а свободные от службы люди собирали корни, кору и вообще всё, чем можно набить желудок. Лазарет не справлялся с потоком кишечных больных.

Но вскоре, благодаря дем-армии, которая принялась за очередную фазу «контртеррористической операции», а также дипломатическим способностям начальника хозчасти «дяди Гены», удалось наладить поставки продовольствия от благодарного населения. По началу дело шло вяло, потому что крестьяне сами голодали. Партизанам приходилось отдавать им за ведро подгнившей картошки тёплый бушлат или сапоги. В итоге, поняв, что партизаны - куда меньшее зло, чем менты и уголовники, земледельцы решили помогать всерьёз. Некоторые деревни даже прислали добровольцев для отряда и хозчасти.

3

К вечеру партизаны были дома. Бойцы устало разбредались по землянкам. Все были сильно измотаны, даже для напряжённого партизанского житья этот день явился серьёзным испытанием на выносливость. 2 и 3 взводы вместе с чинами штаба, не отдыхая двое суток, прошли с оружием и боеприпасами около пятидесяти километров по лесу, совершили дерзкое нападение на превосходящие силы противника и вышли победителями. Теперь крестьяне могут спать спокойно, по крайней мере, ближайшие дней десять, а там, если что, отряд всегда придет им на помощь. Бойцы наслаждались отдыхом с чувством выполненного долга, а их командиры собрались на совещание в штабной землянке.

Штабная землянка располагалась в центре лагеря. Это было довольно внушительное сооружение. Сперва отрыли большую яму, 3,5 метра глубиной, 20 метров длиной и 5метров шириной. По бокам «штаб» был укреплён брёвнами, обитыми в свою очередь вагонкой, пол так же был деревянным. Венчало всё это сооружение стандартная партизанская «крыша» в три наката массивных брёвен. Внутри землянка делилась на две части: в первой, самой большой, стоял самодельный стол с двумя длинными лавками по бокам. На задней стене висело большое отрядное знамя, вывезенное ещё из Москвы. Это было бело-золотисто-чёрное полотнище с вышитым зелёным дубом и двумя скрещёнными золотыми стрелами. На другой стене висела хорошая топографическая карта Владимирской области, утыканная разноцветными флажками-булавками. Во второй части «штаба» находилась небольшая комната, где жил Алексей Михайлович Белоконь. В зимнее время отопление осуществлялось с помощью хитроумного устройства, «наколдованного» в недрах хозчасти. Из обычной «буржуйки» с ёмкостью под воду выходило четыре трубы в разные стороны землянки. Что касается освещения, тут в ход шло всё: автоаккумуляторы, керосинки, сплющенные гильзы, трофейные американские химические палочки-светлячки, и, в конце концов, простые лучины. Максимыч сидел во главе стола, под знаменем, в своём видавшем виды зелёном армейском свитере, на плечах которого были нашиты отрядная монархическая нашивка, а с другой стороны – «Черные лапки». Вид у командира был крайне уставший. За его спиной стоял верный Шамиль, похоже, совершенно не утомлённый походом.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Похожие:

Черные лапки iconИнструкция по эксплуатации Основные технические характеристики
Регулировка величины подъема прижимной лапки совместно с шагающей прижимной лапкой 16
Черные лапки iconСодержание
Комбинированный двигатель ткани с зубчатой рейкой, иглотранспортером и шагающей лапкой; высокая сила давления прижимной лапки и подъемник...
Черные лапки iconАбаддон, тот, кто проводит бесконечные Черные Крестовые походы против...
Абаддон, тот, кто проводит бесконечные Черные Крестовые походы против запуганных людей Империи. Абаддон, тот нелюдь, чье имя стало...
Черные лапки iconМышонок-маг
Жил-был Мышонок, но мышонок необычный. Не то, чтобы он был серо-буро-малиновый в крапинку, нет. У мышонка была самая обычная серая...
Черные лапки iconВыпуска: «Задержания и выдворение в Беларуси: черные списки в действии»
Если вы хотите, чтобы ваши новости были включены в Ленту новостей мпд, присылайте их на адрес
Черные лапки iconМне отмщенье, и Аз воздам
Столкновение с низостью каждый раз поднимает в душе черные чувства и мстительные мысли, и тогда на память приходит молитва старого...
Черные лапки iconНазвание рассказа
Рядом лес, озеро – просто загляденье. Хозяин дома какой-то чудаковатый попался: никогда не снимал большие черные очки, говорил со...
Черные лапки iconШахматная тайна колодца
Впрочем, черные холеные усы делали его похожим на Ги де Мопассана. Непринужденность гасконца и знание местных диалектов позволяли...
Черные лапки iconСоставлена из дневников, летописей, исторических событий и воспоминаний современников
Ветер гнал по улице обрывки старой газеты. Пыль с бульвара неслась на мостовую. Как-то сразу потемнело. Черные точки появились на...
Черные лапки iconАндрей Белянин Демон по вызову
Внешность соответственная – высок, мускулист, кожа бледно зелёная, временами чешуйчатая, профиль греческий, волосы чёрные, язык нераздвоен,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница