Решение страсбург




НазваниеРешение страсбург
страница1/4
Дата публикации29.03.2013
Размер0.85 Mb.
ТипРешение
skachate.ru > Военное дело > Решение
  1   2   3   4
ДЕЛО ИСАЕВОЙ против РОССИИ,

ЮСУПОВОЙ против РОССИИ и

БАЗАЕВОЙ против РОССИИ

(Жалобы № 57947/00, № 57948/00 и

57949/00)


РЕШЕНИЕ

СТРАСБУРГ

24 февраля 2005 г.
ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ

06/07/2005





По делу Исаевой против России, Юсуповой против России и Базаевой против России

Европейский суд по правам человека (бывшая первая секция) заседая Палатой, состоящей из:

К.Л. Розакис, председателя,

П. Лорензен,

Г. Бонелло,

Ф. Тулкенс,

Н. Вайич,

А. Ковлер,

В. Загребельский, судей

и С. Нильсен, секретаря секции,

проведя закрытое обсуждение 14 октября 2004 г. и 27 января 2005 г., принял следующее решение, которое было принято в последний из указанных дней:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано подачей трех заявлений (№57947/00, 57948/00 и 57949/00) против Российской Федерации в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенции») тремя российскими гражданами, Медкой Чучуевной Исаевой, Зиной Абдулаевной Юсуповой и Либкан Базаевой («Заявительницы»), 25, 27 и 26 апреля 2000 г. соответсвтенно.

2. Заявителей, которым была предоставлена юридическая помощь, представлял Кирилл Коротеев, юрист общества «Мемориал», российской правозащитной организации, которая находится в Москве, и Вильям Боуринг, практикующий юрист из Лондона. Российское правительство («Правительство») было представлено П.А. Лаптевым, представителем Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3. Заявительницы утверждают в частности, что они стали жертвами массовой бомбардировки российскими военными самолетами гражданской транспортной колонны под Грозным 29 октября 1999 г. В результате бомбардировки двое детей первой Заявительницы были убиты, а первая и вторая Заявительницы были ранены. Автомобили и имущество второй Заявительницы были уничтожены. Заявительницы выдвигают обвинение в нарушении статей 2, 3 и 13 Конвенции и статьи 1 Протокола №1.

4. Заявления были переданы во вторую секцию Суда (правило 52 § 1 Регламента Суда). В этой секции, в соответствии с правилом 26 § 1 была созвана Палата для рассмотрения данного дела (статья 27 § 1 Конвенции).

5. 1 ноября 2001 г. Суд изменил состав секций (правило 25 § 1). Это дело было передано вновь набранной первой секции (правило 52 § 1).

6. Палата решила объединить дела по заявлениям (правило 42 § 1).

7. Своим решением от 19 декабря 2002 г. Суд обьявил заявления приемлемыми для рассмотрения.

8. Заявители и Правительство изложили свои позиции по существу дела (правило 59 § 1).

9. Публичное слушание проходило в здании Прав человека, Страсбург, 14 октября 2004 г. (правило 59 § 3).

Перед судом предстали:

(a) от правительства
П. ЛАПТЕВ, представитель Российской Федерации при Европейском суде по правам человека,  представитель
Ю. БЕРЕСТНЕВ,  адвокат,
А. Сапрыкина ,  советник;

(b) от Заявителя
Профессор Б. БОУРИНГ,  адвокат,
П. Лич,
K. Коротеев,  советники.

Суд заслушал обращения Лаптева, Боуринга, Лича и Коротеева.

Факты

^ I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

10. Первая Заявительница родилась в 1953 г., вторая Заявительница родилась в 1955 г., а третья Заявительница родилась в 1945 г. первые два Заявителя проживают в Чечне. Третья Заявительница проживает в Германии.

A. Факты

11. Факты, связанные с бомбардировкой гражданской колонны и последующим расследованием, были частично оспорены. Ввиду этого, Суд запросил у Правительства копии всех документов следствия, открытого в связи с бомбардировкой. Суд также попросил Заявителей предоставить дополнительные документальные подтверждения своих обвинений.

12. Поданные сторонами факты, касающиеся обстоятельств нападения на колонну и последующего расследования, изложены ниже, в разделах 1 и 2. Описание материалов, переданных Суду, содержится в разделе В.

1. Нападение на гражданскую колонну

13. Первая и третья Заявительницы жили в г. Грозном, а вторая Заявительница – в Старой Сунже, пригороде Грозного. Осенью 1999 г. в Чечне начались боевые действия между федеральными силами и чеченскими боевиками. Город с пригородами стал мишенью для широкомасштабных ударов военных. Заявительницы утверждают, что в один из дней после 25 октября 1999 г. они узнали из сообщений по радио и телевидению, включая всероссийские каналы РТР и ОРТ, о том, 29 октября будет открыт «гуманитарный коридор» для выхода гражданского населения из охваченного боевыми действиями Грозного.

14. Из-за обстрелов третья Заявительница и ее семья оставили Грозный 26 октября 1999 г. и отправились к родственникам в село Гехи. Первая Заявительница и ее родственники 28 октября попытались пересечь границу с Ингушетией, но военные с блокпоста сказали им, что коридор для гражданских лиц откроют на следующий день.

15. Рано утром 29 октября 1999 г. первая и вторая Заявительницы и их родственники – около двенадцати человек – в микроавтобусе РАФ выехали из Грозного по дороге в сторону Назрани, также известной, как автострада Ростов-Баку, или автострада «Кавказ». Около 8 утра они подъехали к блокпосту «Кавказ-1» на административной границе между Чечней и Ингушетией. Там уже стояла очередь автомобилей около километра длинной. Первая Заявительница и некоторые ее родственники пошли к блокпосту, где военные объяснили им, что они ожидают приказа от командования об открытии дороги, и что приказ должен прийти в 9 часов утра. Погода в это время была плохой, было облачно и шел дождь.

16. Семья третьей Заявительницы выехала из села Гехи около 5 часов утра 29 октября 1999 г. в трех автомашинах, «Жигулях», «Ниве» и голубом ГАЗ-53, и поехала по дороге на Назрань. Когда они подъехали к очереди перед блокпостом, им были присвоены номера 384 и 385. Очередь автомобилей увеличивалась очень быстро и за ними было в три или четыре раза больше машин, чем впереди. Третья Заявительница предполагает, что там было больше 1000 автомобилей, включая грузовики, микроавтобусы и автобусы.

17. Люди начали спрашивать военнослужащих об открытии границы. Сначала им сказали, что она должна открыться после 9 часов утра и что солдаты ожидают этого приказа. Первая Заявительница вспоминает, что около 11 часов утра к людям вышел старший офицер и сказал, что в этот день «коридор» не будет открыт и что информации о том, когда его откроют, у него нет. Заявительницы утверждают, что он также приказал всем очистить пространство перед блокпостом и вернуться в Грозный. Колонна начала разворачиваться, но очень медленно, потому что места было мало, а автомобили стояли в несколько рядов.

18. Заявительницы развернулись и медленно продвигались вместе с колонной от блокпоста. Как утверждает вторая Заявительница, там было очень много машин, колонна растянулась на 12 километров. Через некоторое время тучи рассеялись, и Заявительницы увидели в небе два самолёта. Самолёты развернулись в сторону колонны и выпустили ракеты.

19. Водитель микроавтобуса, в котором ехали первая и вторая Заявительницы, остановился, и пассажиры начали выходить наружу. Дети первой Заявительницы, Илона (также произносится Элона) Исаева (1983 года рождения) и Саид-Магомед Исаев (1990 года рождения) и её сводная сестра Асма Магомедова (1954 года рождения) выбрались наружу первыми. Первая Заявительница увидела, как взрывом их отбросило на край дороги. Она вспомнила, что самолёты кружили над колонной и несколько раз сбрасывали бомбы. В руку первой Заявительницы попал осколок от бомбы, и она потеряла сознание. Придя в сознание, она побежала к своим родственникам и увидела, что все трое умерли от осколочных ранений. Другая женщина, Киса Асиева, которая также находилась в микроавтобусе, тоже была убита. После того, как налет прекратился, первую Заявительницу вместе с другими ранеными отвезли на машине в больницу в Атаги. Доктора обработали её раны и отправили домой из-за отсутствия места в больнице. Через неделю первая Заявительница поехала в Назрань, Ингушетия, где ей оперировали правую руку. Она нуждается ещё в одной операции на руке.

20. Вторая Заявительница вспоминает, что как только их микроавтобус подъехал к Шаами-Юрту, они увидели в небе два самолёта, которые выпустили ракеты. Через несколько минут ракета попала в машину, которая находилась непосредственно перед ними. Вторая Заявительница подумала, что водитель ранен, потому что машину круто развернуло. Когда они это увидели, все начали выпрыгивать из микроавтобуса, и вторую Заявительницу отбросило ещё одним взрывом. Она потеряла сознание, а когда пришла в себя, то поняла, что двое детей первой Заявительницы, Илона Исаева и Саид-Магомед Исаев, были мертвы. Вторая Заявительница утверждает, что после первого взрыва было ещё восемь. Ее отнесли на обочину дороги, но позже она вернулась на дорогу, чтобы помочь первой Заявительнице собрать тела. Саид-Магомед был ранен в живот, голова Илоны была оторвана, а одна нога сломана. Вторая Заявительница была ранена осколками в шею, руку и в бедро. Их микроавтобус был цел, и позже они оттуда уехали. 7 ноября 1999 скорая помощь забрала её в Ингушетию для дальнейшего лечения.

21. Третья Заявительница находилась в автомобиле Жигули вместе со своим мужем и его другом. Её сын и два племянника мужа, один с женой, находились в автомобиле ГАЗ, следовавшем позади них. Она вспоминает, что дождь перестал идти, и небо прояснилось, когда они проезжали село Хамбирзи и были неподалёку от села Шаами-Юрт. Тогда раздался мощный взрыв, и их машину отбросило на левую сторону дороги. Все окна разбились. Третья Заявительница вспоминает, что взрыв был позади них, и она побежала, чтобы посмотреть, живы ли её сын и его двоюродные братья. Она помнит, что пробежала 50-60 метров вдоль дороги, чтобы найти машину своего сына, она видела несколько разбитых машин, микроавтобусы и грузовики и 40-50 искалеченных и деформированных трупов, некоторые оставались в машинах, некоторые были разбросаны взрывами. Она вспоминает автобус с полностью разрушенной задней частью и КАМАЗ с трупами людей и скота внутри. 

22. Третья Заявительница, её муж и их друг подобрали несколько человек, которые нуждались в помощи. Шины на их машине «Жигули» были пробиты, но они доехали до Шаами-Юрта, где их поменяли. Потом они поехали назад в Гехи, где жили их родственники. В это время сын Заявительницы забрал раненых и отвёз их в больницу в областном центре Ачхой-Мартан. Позже он вернулся на место бомбардировки, так как не был уверен, смогла ли Заявительница оттуда уйти. Самолёты всё ещё летали над остатками колонны и снова атаковали. Их машины «Нива» и ГАЗ вместе со всем семейным имуществом были уничтожены прямыми попаданиями. Сын Заявителя вместе со своим двоюродным братом побежали в соседнюю деревню, а вечером они добрались до Гехи. Позже они перебрались в Ингушетию

23. Заявительницы не знают точного времени нападения, так как они находились в состоянии шока. Они согласились со временем нападения, приведенным Правительством. Заявительницы передали Суду копии интервью с другими свидетелями нападения. В своих показаниях эти свидетели описали бомбардировку колонны беженцев из Грозного неподалеку от села Шаами-Юрт 29 октября 1999 г., подтвердив, что после налетов они видели многочисленные сожженные и поврежденные автомобили, включая, по крайней мере, один грузовик КАМАЗ, заполненный гражданскими людьми и один автобус. Они также подтвердили, что было множество жертв, убитых и раненых. Несколько показаний подтвердили смерть родственников первой Заявительницы (смотрите часть В ниже с описанием показаний). 

24. Заявительницы добавили, что в колонне они видели только гражданских и не видели, чтобы кто-либо из колонны стрелял в самолёты. 

25. Согласно данным Правительства, 29 октября 1999, представитель комитета Чеченского Красного креста принял решение эвакуировать представительство в Ингушетию. Из-за того, что он не согласовал действия с военным командованием, когда он с конвоем достиг блокпоста «Кавказ-1» на административной границе с Ингушетией, им пришлось вернуться, так как блокпост был закрыт.

26. Красный Крест мог воспользоваться возможностью проинформировать военное командование и службы безопасности о поездке, что позволило бы обеспечить безопасный маршрут. Блокпост был закрыт, потому что было невозможно контролировать прохождение «значительного количества беженцев». Когда колонна возвращалась в город, к нему присоединился грузовик КАМАЗ с чеченскими боевиками.

27. В то же время военное командование планировало и проводило антитеррористические операции в районе Ачкой-Мартана, целью которых было предотвратить поставки в Грозный припасов и живой силы чеченских боевиков на тяжёлом транспорте, и выявление и уничтожение любых других лиц, сетей поддержки и пунктов управления, которые оказывают вооруженное сопротивление властям.

28. Как часть этой задачи, 29 октября 1999 два военных самолёта СУ-25, которые пилотировали летчики идентифицированные по причинам безопасности как «Иванов» и «Петров», выполняли задание по разведке и подавлению такого передвижения. Около 14 часов, пролетая над посёлком Шаами-Юрт, они увидели грузовики, направляющиеся в Грозный. Самолёты были обстреляны из крупнокалиберного оружия. Летчики сообщили о нападении в штаб офицеру воздушного наведения, идентифицируемому как «Сидоров», и получили разрешение на применение оружия. Около 14.15 самолёты выпустили по четыре ракеты каждый с высоты 800 метров по КАМАЗу, который перевозил предположительно не меньше 20 боевиков, и уничтожили его. Затем, на той же дороге на перекрестке с дорогой в село Кулары, они обнаружили второй КАМАЗ, с которого их тоже обстреляли. Летчики ответили, выпустив по цели по две ракеты каждый. Затем они вернулись на аэродром базирования. В информации относительно допустимости применения, Правительство указало время нападения: 14.05-14.20 и 15.30-15.35.

29. Правительство допускает, что кроме грузовиков КАМАЗ, по которым наносился удар, были уничтожены или повреждены и другие автомобили. Из наблюдений по сути, предложенных Правительством, следует, что было повреждено 14 гражданских автомобилей. Это привело к гибели 16 гражданских лиц и ранению 11. Среди убитых были два сотрудника местного Красного креста и трое родственников первой Заявительницы. Среди раненых были первая и вторая Заявительницы. Правительство не предоставило никакой информации о количестве и именах раненных или убитых боевиков в автомобилях КАМАЗ.

30. В то же время, Правительство заявило, что летчики не предполагали и не могли предполагать нанесение вреда гражданским транспортным средствам, которые появились на дороге только после пуска ракет. По мнению Правительства, боевики преднамеренно использовали колонну, которая двигалась без разрешения, в качестве живого щита. Радиус поражения ракет составляет 600-800 метров, что и объясняет такие жертвы.

31. В связи с происшествием, Международный Комитет Красного креста (МККК) в Женеве 30 октября 1999 г. выпустил пресс-релиз. В нем утверждалось, что согласно информации из местного отделения Красного креста, 29 октября 1999 г. колонна машин, среди которых находились пять машин Чеченского комитета Красного креста, пыталась пересечь границу с Ингушетией, но на КПП была повернута назад и возвращалась в Грозный. Все пять автомобилей были обозначены знаками Красного креста, а грузовик нес красный крест на крыше. Они были обстреляны ракетами с самолетов, в результате чего двое сотрудников Красного креста были убиты, а третий – ранен. Ряд других машин также был поражен, в результате погибло 25, и было ранено свыше 70 гражданских лиц.

32. Российские ВВС опубликовали пресс-релиз, в котором заявлялось, что 29 октября 1999 г. в 14.00 колонна грузовиков с боевиками и боеприпасами двигалась по дороге из Назрани в сторону Грозного. Самолет СУ-25, пролетавший над колонной, был обстрелян из автоматического оружия и вызвал на помощь второй самолет. Самолеты обстреляли колонну из ракет с интервалом в пять минут, в результате чего были уничтожены два грузовика, заполненных боевиками. Пресс-служба отрицала возможность поражения гражданских лиц вследствие этих ударов.

33. 2 декабря 1999 г. Комитет защиты журналистов (КЗЖ) из Нью-Йорка заявил, что 29 октября 1999 г. два тележурналиста, один из которых работал на московскую компанию, а второй – на местную станцию в Грозном, были убиты во время военного нападения на колонну беженцев, которые бежали из Грозного, неподалеку от села Шаами-Юрт. Согласно заявлению, два журналиста освещали движение колонны, и когда первая ракета попала в автобус с беженцами, они вышли наружу для того, чтобы снять эту сцену. Оба они были смертельно ранены, когда вторая ракета поразила машину рядом с ними.

34. Сообщение о нападении на колонну было передано российскими и международными СМИ.

2. Расследование нападения

35. 20 декабря 1999 г. по запросу первой Заявительницы Назранский районный суд Ингушетии подтвердил смерть Илоны Исаевой, рожденной 29 мая 1983 года, и Саид-Магомеда Исаева, рожденного 30 октября 1990 г., «вследствие осколочных ранений, полученных в результате бомбардировки колонны беженцев из Грозного истребителями российских вооруженных сил на автодороге «Кавказ» между селами Шаами-Юрт и Ачхой-Мартан 29 октября 1999 г. около 12 часов дня».

36. В сентябре 2000 г. республиканский прокурор Ингушетии сделал запрос на прокурорский надзор в Президиум Верховного Суда Ингушетии в котором он собирался отменить решение от 20 декабря 1999 г. 17 ноября 2000 г. запрос был удовлетворен и решение было отменено. Дело было передано в районный суд. Правительство сообщило, что первая Заявительница не появилась в районном суде на новом рассмотрении дела и ее место проживания неизвестно. 18 марта 2002 г. Назранский районный суд закрыл дело вследствие неявки первого Заявителя на заседания.

37. 3 мая 2000 г. военная прокуратура Северокавказского военного округа, в/ч № 20102, расположенная в Ханкале, в штаб-квартире российских федеральных войск в Чечне, открыла уголовное дело № 14/33/0205-00, по факту воздушной бомбардировки колонны беженцев поблизости села Шаами-Юрт 29 октября 1999 г.

38. Следствие подтвердило факт бомбардировки, смерть родственников первой Заявительницы и ранение второй Заявительницы. Оно также выявило ряд свидетелей и родственников других жертв бомбардировки, которые были допрошены. Некоторым из них был предоставлен статус пострадавших, и они были признаны гражданскими истцами. Следствие выявило ряд лиц, которые умерли в результате нападения, а также тех, кто получил ранения. Следствие выявило также двух летчиков, которые обстреляли колонну, и офицера воздушного наведения, который давал разрешение на применение боевого оружия. Летчики, которые были допрошены как свидетели, заявили, что их целями были два отдельных автомобиля КАМАЗ с вооруженными людьми, которые обстреляли их самолеты. В ответ летчики выпустили восемь ракет «воздух-земля» С-24[1] по первому грузовику и четыре таких ракеты по второму. Никто не был обвинен в совершении преступления (см. часть В ниже с описанием документов. содержащихся в следственном деле).

39. 7 сентября 2001 г. уголовное дело было закрыто из-за отсутствия состава преступления в действиях летчиков. Это решение было обжаловано в военном суде жертвой нападения, Ниной Бурдынюк. После ее жалобы от 6 июня 2002 г. военный суд Батайского гарнизона отменил решение следователя от 14 марта 2003 г. и направил дело на новое расследование военному прокурору Северокавказского военного округа (см. § 88 ниже).

40. После слушания 14 октября 2004 г. Правительство подало документ от 5 мая 2004 г., выданный военным прокурором Северокавказского военного округа. Этим решением уголовное дело вновь закрывалось из-за отсутствия состава преступления в действиях летчиков (см. §§ 90-97 ниже).

41. Заявительницы в своих показаниях утверждали, что они не знали о каких-либо адекватных шагах, предпринимаемых Правительством для проведения результативного и значимого расследования, а также для их участия в нем. Первая Заявительница показала, что через некоторое время после того, как о ее жалобе Суду было сообщено правительству России, к ее старшему брату Асланбеку Вахабову в Чечне дважды приходили домой представители военной прокуратуры, которые искали ее. После второго посещения они оставили записку для первой Заявительницы с указанием явиться на военную базу в Ханкале для допроса. Первая Заявительница этого не сделала. Она сообщила, что Ханкала – это главная военная база федеральных войск в Чечне, гражданские лица не имеют свободного допуска на ее территорию, и она окружена многочисленными КПП. Ей было бы трудно и опасно пытаться туда попасть самостоятельно, и она считала, что прокурор мог найти ее либо в Ингушетии, где она находилась, либо в Чечне, куда она ездила. Первый Заявитель также знала о том, что представители прокуратуры из чеченского города Ачхой-Мартан однажды искали ее в Ингушетии, в то время, когда она находилась в Грозном.

42. Вторую и третью Заявительниц ни разу не вызывали на допрос. Никакой официальной информации относительно происшествия они не получали. Никому из Заявительниц не сообщили официально о присвоении статуса потерпевших, как того требует статья 53 Уголовного процессуального Кодекса.

B. Предоставленные документы

43. Стороны предоставили большое количество документов относительно расследования убийств. Основными важными документами являются следующие:

1. Документы из следственного дела

44. Правительство предоставило копию уголовного следственного дела в двух томах. Список документов не был предоставлен, но из нумерации страниц следует, что первоначально было, по крайней мере, три тома, и некоторые документы отсутствуют. Согласно переданным документам, следствие предприняло несколько попыток найти первую Заявительницу, и, в меньшей степени, вторую. Хотя некоторые из их родственников были допрошены и получили статус пострадавшего (непонятно, были ли они об этом информированы), следователи не связались с первой и второй Заявительницами непосредственно. Похоже, что третью Заявительницу вообще никто не искал. Документы, содержащиеся в деле, представляют последовательный и детальный отчет о нападении, на которое жалуются Заявительницы.

45. Наиболее важные документы, содержащиеся в деле:

a) Документы Красного креста

46. Московское представительство Международного комитета Красного креста (МККК) обратилось в Главную военную прокуратуру в Москве в связи с нападением на колонну 29 октября 1999 г. 29 октября 1999 г. МККК срочно проинформировал Министерство внутренних дел о том, что вследствие резкого ухудшения ситуации в Грозном, местный персонал МККК и Чеченского комитета красного креста эвакуировался из Грозного на пяти грузовиках и шести пассажирских машинах. В письме сообщалось, что легковые автомобили не будут иметь никаких опознавательных знаков.

47. Позднее, 29 октября 1999 г., МККК еще раз срочно проинформировал МВД о том, что персонал Красного креста не может пересечь границу с Ингушетией. Дорога между Ингушетией и Грозным подвергалась обстрелу, и один из грузовиков Красного креста был поврежден.

48. 16 ноября 1999 г., в ответ на запрос Главной военной прокуратуры от 9 ноября 1999 г., Руслан Исаев, председатель Чеченского комитета Красного креста и Красного полумесяца передал свой отчет о нападении. Он сообщил следующее:

«Я являюсь председателем Чеченского комитета Красного креста с января 1995 г. Вместе с МККК мы работали над оказанием помощи 15 000 престарелых и инвалидов… С 1 октября 1999 г. мы были вынуждены закрыть центры питания, поскольку была прекращена подача электроэнергии и газа, но мы продолжали выпекать хлеб используя дизель-генераторы. Этот хлеб мы распределяли среди 12 000 стариков… Начиная с 20 октября 1999 г. Грозный подвергался сильным обстрелам и 27 октября мы остановили все программы, поскольку не то, что работать, а просто находиться там было невозможно. Мы начали подготовку к эвакуации, и я сообщил об этом в представительство МККК в Нальчике [Кабардино-Балкария].

Поскольку все государственные СМИ объявляли о том, что выход в Ингушетию будет открыт для беженцев 29 октября 1999 г., мы решили эвакуироваться вместе с персоналом МККК 29 октября 1999 г. Для эвакуации нам требовалось специальное разрешение и 29 октября мы доставили весь наш транспорт к [повстанческой]
  1   2   3   4

Похожие:

Решение страсбург iconСтрасбург
...
Решение страсбург iconСтрасбург
Данное решение станет окончательным после возможной редакторской правки в соответствии со статьей 44 § 2 Конвенции
Решение страсбург iconСтрасбург
...
Решение страсбург iconСтрасбург
Это решение станет окончательным при условиях, изложенных в Статье 44 § 2 Конвенции. Может подвергаться редакторской правке
Решение страсбург iconСтрасбург
Это решение станет окончательным при условиях, изложенных в Статье 44 § 2 Конвенции. Может подвергаться редакторской правке
Решение страсбург iconСтрасбург
После заседания за закрытыми дверьми 10 сентября 2013 года вынес следующее решение, которое было принято в этот же день
Решение страсбург iconСтрасбург
...
Решение страсбург iconПрограмма 1 день
Польша — германия — нидерланды — франция: Варшава — Берлин — Амстердам — Париж — Страсбург — Дрезден
Решение страсбург iconЗаседание Редакционного комитета «Хилтон Страсбург»
Международная конференция парламентариев по осуществлению Программы действий мкнр 2004 года
Решение страсбург iconЗаседание Редакционного комитета «Хилтон Страсбург»
Международная конференция парламентариев по осуществлению Программы действий мкнр 2004 года

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница