Дальний свет бесшумно выхватывал из темноты желтые пятна рефлекторов на невысоких белых столбиках на обочине дороги. На ультракоротких негромко играла музыка




НазваниеДальний свет бесшумно выхватывал из темноты желтые пятна рефлекторов на невысоких белых столбиках на обочине дороги. На ультракоротких негромко играла музыка
страница1/9
Дата публикации27.02.2013
Размер1.52 Mb.
ТипДокументы
skachate.ru > Информатика > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9
Диспетчер атаки

(первая редакция)


Часть I
Дальний свет бесшумно выхватывал из темноты желтые пятна рефлекторов на невысоких белых столбиках на обочине дороги. На ультракоротких негромко играла музыка, неспешный джаз, который изредка прерывался булькающими репликами датского ди-джея преклонных годов. В машине пахло кофе. Обычно она делала все покупки в “Билко”, за раз запасаясь недели на две, но завтра она должна была улетать и ,купив на одной из бензоколонок две пачки “Якобса”, ухитрилась одну из них разорвать об дверцу машины. Она опять задумалась и замешкалась там где не надо. Теперь отборные черные зерна медленно теряли свой запах, заполняя темный салон утренним офисным ароматом.

Она повернула направо. Серебристый Опель покатился по одинокой дороге в сторону моря. Столбики по-прежнему освещали путь двумя золотыми трассерами. Она улыбнулась мысли о том, что могла бы проехать ее с закрытыми глазами, следуя мягкому ритму невысоких подъемов и спусков.

С тех пор как она вернулась сюда уже полноценным работником Холма она иногда приезжала на этот пустынный берег Северного моря. Это было похоже на ритуал, но уже без той сентементальности, которая была несколько лет назад, когда она была здесь одной из десятков стажеров, ведущих полустуденческий образ жизни. Тогда это казалось романтичным, стоять на холме в обнимку с тем, кто был с ней тогда, среди желтой сухой травы и смотреть на море, с едва различимыми силуэтами сухогрузов, плывших по линии горизонта. Теперь это успокаивало. В отличие от сотен других, стремившихся в отпуска на Средиземье, она предпочитала жаркому ухоженному пляжу обыденную суровость этой голой ленты песка, кое-где испорченного полуразвалившимися бункерами времен Второй Мировой.

Она остановила машину на освещаемой единственный фонарем на площадке перед лестницей, ведущей вниз. Она выключила радио, но не стала выходить из машины. Лето, не слишком теплое здесь, уже кончилось, начиналась осень, промозглая и блеклая в этой стране, лишенной лесов. Она слышала ветер и шум моря и этого было достаточно.

Последний раз она была здесь вначале лета, на следующий день после того как список попал к ней. Иногда она думала о не столько о содержании, сколько о том, кто мог допустить такой ляп. Плановая смена паролей и степени доступа к ресурсам. Возможно, кто-то из отдела сетевого администрирования совершил ошибку. Но она все чаще склонялась к мысли о том, что кто-то просто использовал этот ресурс, по каким-то причинам оставив его открытым для других. Кто-то работал в тот вечер до поздна, также как и она.

В тот день она надолго задержалась в центре. Она рылась в архиве одного из серверов, полусонным взглядом выискивая нужный фолдер. Документы проносились перед глазами, и указательный пальц уже на полуавтомате щелкал по мыши. Если бы не два знакомых имени, она, скорее всего, пропустила бы его. Это было как заноза, среди сотен слов ее привлекли всего два и она верулась к тексту, еще раз внимательно перечтав его. Тогда ее привлекло отсутствие фамилий и имен, и она подумала, что кто-то из сотрудников просто решил позабавиться, составив список кличек персонала. Она распечтала его, решив перечитать остальное дома.

На следующее утро она неслась под сотню, приехав на Холм за час до официального начала рабочего дня. За двадцать минут поездки она с перепугу вспомнила все старые хакерские навыки и вздохнула с облегечением, только когда сумела вытереть из истории файла все следы ее вчерашнего пользования этим сервером. После ланча она сунулась в сеть, но источник уже был стерт из ее списка доступных ее серверов. Осталась только твердая копия, которую она распечатала в тот вечер.

Она перечитала список и все что прилагалось к нему только когда приехала сюда, на этот берег, где не было никого.

Ты можешь не знать и ничего не делать, только потому что не знаешь куда двигаться. Ты можешь знать, но это еще не говорит о том, что ты будешь что-то делать. Некоторые вещи даются только для того, чтобы быть поводом для размышления. Как бывает поводом остановившийся посередине пути вагон метро или лифт. Остановка в пути. Повод оглянуться назад и понять куда привела тебя эта дорога. И повод подумать о том, куда выведет следующий поворот.

Она развернулась и включила дальний свет.

Огни на дороге. Залог того, что быть может, удастся вовремя остановится, если вместо привычности повседневного пути возникнет нечто, отбрасывающее длинную тень.

“...Для координации работ в создании информационной супермагистрали на европейском континенте и стыковки ее с аналогичными инфраструктурами в Штатах, Азии и развитии сети в Северной Африке был создан Европейский центр по развитию и координации информационной политики. Активность центра калась не только чисто технических аспектов развития сети, доводки общих стандартов и создания правил, регулирующих обитание пользователей и провайдеров в сети. Культурные аспекты, такие как виртуальные сообщества и социальные слои новой цифровой терра инкогнито были не последним предметом разработок нескольких десятков экспертов, отслеживавших перемещение цифровой мысли по разветвленной системе коммуникаций…

Меньше чем за два года в районе Хонстхольмского заповедника на северо-западе Ютландии был выстроен комплекс, шесть этажей которого были упрятаны под землю и только два выглядывали наружу, почти сливаясь с холмистой равниной, покрытой большую часть года желтой травой и темно-бурым лишайником. За широкие матово-блестящие окна, занимавшие большую площадь верхней части конструкции, местные жители окрестили его Серебряным Холмом. Термин незаметно переполз в среду профессионалов, и веб-мастера, ваявшие трехмерный участок в Сети, воплотили его в виртуальности...”
^ Wired. Special Edition.

Net Milestones. Silver Mountain”

- Откуда корни? Свобода совести, если идти до конца, - они вышли из белого автобуса SAS, остановившегося перед входом на международный терминал. - Это твое дело, в кого верить и кому поклоняться, личному психологу или священнику. Но когда дело доходит до зомбирования и кода, и люди начинают выносить свое имущество из квартир, то можно сказать, что уже слишком поздно, - двери бесшумно раскрылись впуская их и еще с десяток улетающих. - Проблема стояла и уже давно, но было слишком много “но”. Первое это то, что прямая агрессия тут не проходит. Они сразу гасят все попытки давления. Остаются непрямые методы, - она посмотрела на часы, до отлета оставалось полтора часа. - За два года ребята из Тетрагона посетили восемь групп и три из них распались, причем лидер одной из сект закончил психлечебницей. По неподтвержденным данным они занимались отработкой именно непрямых приемов психологического воздействия. Но их основным занятием был сбор данных по источникам финансовых поступлений групп и связям лидеров в коммерческих и политических кругах. Обычные осведомители. Нет никаких документальных подтверждений тому, что они занимались направленным развалом сект… Погоди, где у нас регистрация?

- По-моему вон там… Почему команда распалась?

- На этот счет слишком много мнений, чтобы верить чему-то до конца. Но я думаю, что они просто заигрались. Когда стало немного жарче, они решили отойти в сторону. Тоже ничего определенного. В один день они пришли и сказали - мы больше не хотим.

Они пересекли зал, лавируя между очередями и группами людей, кучковавшихся вокруг своего багажа.

- Вот так пришли и сказали?

- Да. Это были ребята из крупных офисов и то, чем они занимались в свободное от работы время не было их куском хлеба. Свободные стрелки. Они сами пришли, сказали, что могут попробовать и так же ушли. Давай здесь, - она стала в очередь за дамой с большим чемоданом на колесиках.

- Даже беря во внимание результаты?

- Какие результаты? Кто сказал, что они не просто стучали на своих гуру, а пытались устранить их, не прибегая к физическим мерам? Есть их тексты по близкой тематике, но никаких фамилий. Это все чисто умозрительные построения. Никто из них никогда не участвовал в разработке психотронного оружия или чего-то близкого. Их статьи того времени всегда больше напоминали эссе на широкие темы, они не светились в кругах, не делали никаких громких акций. То, что они помещали на своем Web-site было почти всегда без подписи и говорить что все статьи, которые там были - их дело, тоже нельзя. Они были любителями, с хорошим уровнем подготовки, но любителями. И тут есть одна интересная деталь, которая меня сильно смущает. После скандала с Brotherhood Макс на несколько лет исчез из города, группа замолчала. Всплыли они почти одновременно, но в разных местах и стали на позиции, на которые просто так не попадают. Хомяков консультирует политиков по вопросам проведения акций в больших сезонных играх. Шершень и Леваков имеют фирму, занимающуюся корпоративной разведкой и работают не только на нашем рынке. Небольшое противоречие между тем что известно о них и тем, кто они сейчас. Любители, писавшие статьи на отвлеченные темы, сейчас занимаются серьезным бизнесом.

Очередь медленно подползала к окошку регистрации.

- Тебя тревожит пробел в биографии Диспетчера?

- Да и не только его. Они перешли на новый уровень работы. Точнее перескочили. Минуя несколько промежуточных ступеней. Слишком быстрая карьера. Наши шефы на Холме хотят, чтобы они работали на нас, но лично для меня эта ситуация напоминает козла в огороде. Либо наши шефы мало представляют тех, с кем они имеют дело, либо наоборот, делают это сознательно.

Она отдала свой билет и паспорт девушке, умевшей мило улыбаться на пяти языках. Андрей задержался у окна немного дольше ее. Закончив взвешивать багаж и засунув документы в карман пиджака он догнал ее, неспеша поднимавшуюся по лестнице.

- Слушай, я все-таки не понимаю, что тебя смущает во всем этом? Ну хорошо, были ребята, которые баловались статьями, изучали на практике психологию толпы, занимались еще черт знает чем. И потом стали делать это профессионально. По-моему вполне типичная ситуация, когда молодые увлеченные люди находят свое место в жизни. Сколько хакеров стали профессиональными разработчиками софта? Та же ситуация. То, что ты не можешь найти промежуточное звено между их детством и зрелостью еще ни о чем не говорит. И потом никто не говорит, что Леваков будет работать на нас. Есть пара вполне конкретных вопросов и все.

- Для того, чтобы сложить мозаику нужно иметь ее части. Иногда она не складывается, потому что их у тебя недостаточно. Тут тот случай, когда их у меня слишком много. Они пытались заниматься не только психологией. Субкультура сети, прогнозы развития технологии, чисто философские построения на свободные темы. Всего понемногу. При этом у них не было той оторванности от жизни, которой грешат многие гуманитарии. Я не могу сложить это картинку для себя. Понимаешь?

- И для того чтобы сложить картинку, мы собираемся пролететь две тысячи километров?

- Ты мой начальник, а я твой ассистент. Задание давали тебе.

- Я мог переговорить с ним, как это делается обычно. Это ты придумала историю о том, что у него есть какие-то материалы в твердой копии и настояла на личной встрече с ним.

- У тебя что, язык к небу присох? Мог бы поговорить с Нильсом…

- Тетрагон, это ребята из твоего города. Ты знаешь о них больше, чем любой на Холме. Может быть у него действительно что-то есть, чего он не хотел бы пересылать по факсу. Я просто не думал, что тебе нужно лететь на историческую родину, чтобы уточнить два-три факта. Шершень был на Берлинской встрече гейткиперской сцены. Они не теряли связи все эти годы. Леваков работает с Шершнем. Связка более чем прямая. Извини, но у меня такое впечатление, что у тебя какие-то личные счеты с ними.

Она промолчала. Они прошли паспортный контроль, таможню и вышли в транзитную зону.

- Ты помнишь рождественскую вечеринку? Ресторанчик в Норе Ворупе?

- Длинный пирс и рыбачьи катера на берегу. Уютное место.

- Я помню Макс был тогда в ударе. У него всегда хорошо получается, когда он хочет. Душа компании, весельчак. Он тогда немного выпил, но тогда я увидела в его глазах... Не знаю, такая тоска. Всего несколько мгновений. Что-то не так, Андрей. С этими ребятами что-то не так.

- Еще один пазл, который не вмещается в схему?

- Может быть.

- И может быть не главный в рисунке?

- Может быть...

- Перед тем как мы встретимся с ним, я хотел бы послушать какие “может быть” у тебя есть еще…

Длинный коридор терминала все дальше уводил их от шумного зала транзита, мимо десятков самолетов, загружавших в свои фюзеляжи кочевников, готовящихся к новому рывку в одну из четырех сторон света.

- Сто один. Вот она.

Молодой человек и девушка вошли в поточную аудиторию, заполненную студентами. Поток, человек двести, начало семестра, группы с разных факультетов. Двое прошли незамеченными и сели на один из редкозаполненных верхних рядов. Три части амфитеатра были заполнены больше чем на две трети.

- Вот он, - сказала девушка и указала рукой на спускавшегося вниз парня в и черной тенниске заправленной в джинсы. Руки он держал в карманах. Глаза немного насмешливо, но не злобно смотрели по сторонам. Никто не обращал на него внимания дольше обычного, как если бы проходил сокурсник из параллельной группы. С ним никто не здоровался. Он неспеша спустился вниз и стал у длинного стола у доски, что справа от спустившегося заканчивался высокой кафедрой. Руки он продолжал держать в карманах.

- Лена, сколько ему лет? - несколько недоуменно спросил Андрей.

- Тридцать четыре.

Где-то далеко в глубине корпуса прозвенел звонок, но в шуме, который царил здесь, его услышали единицы. Стоявший у доски ждал, не вынимая руки из карманов. Он осматривал аудиторию. Шум немного стих, потом те, кто уже бегал к старшекурсникам, просветили менее расторопных коллег и через полминуты в стихающем гуле перерыва уже можно было расслышать одного человека. Последние поползновения пресеклись громким приветствием:

- День добрый!

В ответ прозвучало нестройное шуршание средних рядов.

- Для начала организационные вопросы. Меня зовут Леваков Александр Михайлович, я буду вести у вас курс, который в расписании называется “Обзор современных информационных теорий”, - он поднял глаза и оглядел аудиторию. - Курс, как и само название, носит экспериментальный характер в том смысле, что название соответствует действительному содержанию максимум на треть, а курс не является набором лекций в обычном смысле этого слова, - он вытащил руки из карманов и подошел ближе к аудитории. - Три года вас чему-то учили, излагали какие-то теории и схемы, просвещали относительно последних достижений в проповедуемых областях и делали тому подобные вещи. Я пришел, чтобы вселить в вас здоровое недоверие ко всему тому, что вы сдавали последние шесть сессий - по залу прошелся легкий шумок недоумения, перемешанный со смехом. - То, насколько мне это удалось, я буду определять по трем письменным работам формата нормальной курсовой работы на тему, которая будет определена для каждого в отдельности - он продолжал ходить вдоль первого ряда, в паузах между предложениями разглядывая студентов. Короткими, экономными жестами он дополняли слова, на которые хотел сделать ударение. Говорил он не напрягаясь, без запинки, не растягивая речи и отдельных слов. - Сразу оговорюсь. Зачета и экзамена не будет. Результаты ваших работ будут объявлены на последнем занятии для тех, кто досидит до конца. После чего они будут переданы на ваши факультеты, где мои рекомендации будут учитываться в психологической характеристике, выдаваемой вместе с дипломом бакалавра или для решения вашей дальнейшей судьбы относительно вашей дальнейшей учебы, - аудитория притихла еще больше, он замолк. - Неудов не будет - сказал он, улыбнувшись после короткой паузы. Зал, все еще сдержанно, засмеялся. - Теперь относительно самого курса. Два часа и один семинар в неделю. Отдельные занятия семинаров будут посвящены разбору полетов по вашим промежуточным работам. Защита третьей работы будет проходить в форме собеседования. Не сдавшие работ в срок к сессии допускатся не будут. Далее: курс разбит на две части. Первая: на четырех-пяти первых лекциях вам будут изложены, скажем так, постулаты, которые я постараюсь довести до вас, после чего вы уйдете в свободное плавание, то есть будете помогать мне импровизировать на дальнейших лекциях. Вопросы есть? - он выдержал паузу. - Вопросов нет. Итак, лекция номер один - “Истина откровения”. - Он взял кусок мела и начал выводить на доске название резкими четкими движениями.

- Это что, тема проповеди? - сказал один из сидевших в первом ряду.

- Нет, задание на исповедь, - ответил Леваков, не оборачивая головы.

Он закончил и повернулся к аудитории.

- Все, что будет сказано сегодня и потом, нельзя воспринимать как истину в последней инстанции. Более того, это даже не строгая схема или философская система. Если проводить аналогию с системой координат, то тут нет точки отсчета и тем более шкалы. Будут даны просто несколько опорных точек, которые являются таковыми для их автора и единственная основа их только в том, что есть один человек, который верит в них безоговорочно. Это не слепая увереность в своей правоте, это, скажем так, концентрированный опыт автора. Часть его личности. Можно сказать мне “вы не правы”, но это будет все равно, что упрекать меня в том, что у меня темно-карие глаза. Эти точки, эти некие свободно перемещающиеся понятия, подразумевающие толкования от плюс до минус бесконечности, позволяют мне конструировать любую знаковую систему из любого подручного материала. Говоря более понятным языком, я могу создать стройную систему понятий из любого подручного мусора. Я буду говорить о догмах. Я буду строить доказательства. Я буду выводить следствия. Я буду спорить с вами, используя все доступные мне логические схемы. Когда я буду говорить о догмах - вы можете верить, а можете не верить мне. Когда я буду говорить о доказательствах, теоремах и следствиях - это значит, что я начал импровизацию. Этот интеллектуальный джаз есть не более чем моя фантазия, которая связывает воедино факты. Верить в них - отчасти подвергать себя опасности оказаться в плену вымысла. Не верьте мне. Просто конспектируйте и пытайтесь сделать то же самое. Позже, когда, быть может, некоторые из вас начнут заниматься наукой или аналитической работой в своих областях, вспомните эти лекции и попытайтесь не забывать того легкого чувства недоверия к любой, самой стройной теории. Это недоверие позволит вам устоять на ногах, когда дом, который вы построили, рухнет под напором каких-нибудь молодых дикарей.

Он остановился, подошел к столу, заканчивающемуся кафедрой и присел на него, сложив руки на груди.

- Хаос. Это то, что нас окружает. Движение без направления и цели. В этом хаосе растворена боль и радость мира и все, что лежит между ними. Наши нервные окончания воспринимают его, фиксируют эти мгновения и составляют нашу память. Это еще не информация. Каша в голове. Фрагменты, обрывки, воспоминания. Аморфное пространство. Вспомните свое детство, - он встал и прошелся вдоль первого ряда. - Факты, мгновенные отпечатки реальности и длинные, надолго запоминающиеся события. Все это оседает в нас. Информация рождается когда человек соединяет два следа в один. Информации не существует в природе как таковой. Информация искусственна. Структура, которую находит человек в веществе, в исторических событиях, в повседневности является искусственной, но не это главное, - он поднял кусок мела вверх. - Что это? Мел. Что это с точки зрения химика? Соединение, содержащее углерод. С точки зрения кристаллографа? Неоднородный кристалл. Чем это может быть еще? Продуктом производства. Орудием труда. Бледным осколком скалы у морского берега. Остатком ископаемого, - он опустил руку. - Придумайте сами, - он подошел к доске и положил мел на место. - Этот простой кусок мела включен в десятки последовательностей. О некоторых мы даже не подозреваем. Представьте ситуацию - этим куском мела пользовался Эйнштейн. Что мы имеем? Почти экспонат для коллекции. - в зале послышался смех - Я не говорю об объектах более сложных. Что дальше? Имея кусок мела, как частицу материализовавшегося хаоса, мы, в попытке избавиться от навязчивого страха перед ним засовываем его в последовательность. Меня не интересует почему человек строит последовательности. Я имею результат. Цепь из фактов, которая заканчивается куском мела. Для химика эта цепь одна. Для коллекционера - другая. Ни тот, ни другой не воспринимает точку зрения другого. Один будет видеть одно, другой другое. Каждому свое. Каждый делает свои знаки. Один делает отчет по результатам эксперимента, другой - мемуары о том, как он слушал лекцию, а потом спер этот кусок. Один берет одни факты, другой другие факты. Опускается, не берется в расчет огромный массив фактажа. Как например - этим куском мог пользоваться Нильс Бор. История пишется заново. Что это говорит? Фактаж фильтруется, информация рождается в результате усечения целостности объекта. Текст является материализацией этого усечения.

- Он некорректен - сказал Андрей. - Любой деконструктивист не оставил бы от него камня на камне.

- Он читает лекцию не для зубастых профессоров из Йеля.

Леваков засунул руки в карманы джинсов.

- Основой любой религии является текст откровения. Это набор произвольных фактов, связанных между собой знаков. Это информация. Прощу прощения, в аудитории есть верующие?

Послышалось несколько утвердительных голосов.

- Я прошу прощения еще раз. Если отвлечься от условностей, то любой текст, вне зависимости от содержания, может быть оценен чисто количественнно. По числу букв. Предположим, что я человек, не воспринимающий авторитета церкви или достоверность газетной публикации. В таком случае цитата из Второисайи и заметка о жизни звезд с подробностями о личной жизни для меня равны. Что мы имеем в действительности? Никто не пытался проповедовать при помощи цитаты из газеты, священники пользуются Библией. Но пришел человек, похожий на меня, - последовала пауза, - И-вот, Бог-снизошел-на-него-когда-он-был-в-ночном-баре! - он растягивал слова, делая их похожими на речь переводчика одного из телесвященников; он произносил эти слова, медленно наклоняясь к аудитории, потом он круто выпрямился и пошел к доске, на ходу бросив: - Я обосную новое учение, исходя из годовой подписки на “Дэйли-копейка”. Не сейчас, позже. Я могу набрать произвольное количество текстов, соединить их произвольными связями и выпустить в свет. Итак, догмат номер один. Вездесущность произвола. Произвол! В этом слове заключена, как сущность окружающего нас мира, лишенного законов и связей, так и метод построения человеком любой знаковой системы. Человек ограничен во времени и пространстве. Его действия подчас необъяснимы для него самого либо носят импульсивный характер. Факты, которые он включает в систему, делятся на две группы. Первая - традиция, ей мы посвятим отдельную лекцию. Вторая - его личный опыт, факты, увязаные в одну цепь, боль и радость его жизни, - он подошел к доске и начал писать. - “Истина откровения, - основа человеческого знания (первичная информация) - строится на произвольном выборе человека, как фактов собственной жизни и так и способа соединения их в единое целое”. - Здесь идет речь о некоей изначальной ситуации, когда нет традиции, когда нет текстов, которые человек познает ранее, чем начинает выбирать что-либо из своей жизни. Это влияние огромно. Зачастую - решающе. Но мы, скажем так, рассматриваем ситуацию рассвета, когда была создана первая знаковая система, первое откровение Человека Порождающего. Он строит первый город. Первый лабиринт. Первый текст, давая начало традиции.

Основная единица, с которой работает любой из нас во время общения, приобретения знаний, есть текст. Текст, как последовательность знаков. Он служит для коммуникации, для передачи социального кода, обеспечивающего преемственность поколений и функционирование человеческого общества. Текст так же вездесущен как и произвол. Даже находясь наедине с самим собой вы используете его для размышлений. Коммуникация в системе “Я-Я”. Не стоит понимать узко текст откровения как чисто религиозный. Любое стихотворение, запись в дневнике, письмо, научный отчет, все то, что не связано с традицией, а относится к вашему личному опыту, все это текст откровения. Опять же я говорю о чистой ситуации. Традиция дает вам форму, язык, изначально вы зажаты его рамками, но об этом опять же - в следующий раз. Я хочу чтобы вы прочувствовали вещь, которая вам может показаться несуразной. Любой из вас является источником откровения о мире, наравне с любым отцом-основателем, оставившим после себя десять заповедей. Человек порождает информацию, которая равнозначна всему, что порождалось до нее. Она искусственна, так же как и потом придпваемая ей значимость и вес, - он посмотрел на часы. - А теперь перерыв.

Перерыв был, как всегда очень короткий и очень шумный.

Когда все успокоились, он встал и подошел ближе к аудитории.

- Совсем забыл по поводу вопросов. Те, кто имеют что-то спросить, могут оставлять вопросы в письменном виде, если не хотят делать этого устно. Можно анонимно, - Леваков осмотрел верхние ряды. - Перерыв принес нам уменьшение наших рядов и один вопрос, который, как мне кажется стоит того, чтобы ответить на него прямо сейчас. В перерыве ко мне подошла весьма приятная девушка и задала вопрос - какой, кроме моего личного существования, довод может подпереть мое утверждение о равнозначности цитаты из евангелия и ее личной переписки. Очень простой и, главное, признаваемый большинством добропорядочных граждан. Юридический кодекс. Лицо, предстающее перед судом, неважно, является ли оно бездомным алкоголиком или гением, одинаково отвечает перед законом. Да, кто-то может сказать, что это несправедливо, но тогда возникнет необходимость в создании энного количества текстов, описывающих процедуру отбора гениев из числа бомжей. Вот и все. Я утверждаю единственный критерий, который дает одному тексту преимущество над другим - его размер. Неважно - в знаках или в килобайтах на носителе. Равнозначность информации, я имею ввиду ее объем, опуская ее значимость - первое условие, которое вам необходимо уяснить. Как равны гений и грязный вонючий бездомный алкоголик перед законом, так равна, для меня во всяком случае, и информация, которую они оба порождают при взаимодействии с миром. Да, да, - он увидел чью-то поднятую руку.

- Вы говорили об отсеве, усечении массива фактов, но сами себе противоречите, опуская значимость информации, другие ее аспекты.

- Я противоречу самому себе уже своим присутствием в этой аудитории. Уже то, что я пользуюсь для передачи информации русским языком и тем самым уменьшаю вероятность восприятия образа, который я могу передать. Я бессилен что-либо изменить в существующем порядке вещей и единственное, что я могу сделать - это ответить вам на ваш справедливый вопрос - я могу только осознавать усеченность выдаваемой мной информации и предупреждать об опасности полностью доверять моим словам. Впрочем, в начале нашей лекции я это и сделал. Я ответил на вопрос? Продолжаем разговор...

- Тема сегодняшней лекции - “Традиция”, - он опять начал выводить на доске обрывающиеся на половине линии. Закончив писать, он не выпустил мел из руки.

- Традиция. Ритуал, канон. Правила поведения в обществе, в кругу друзей, вдвоем наедине. То, что всегда признается большинством. То, что, как говорят, проверено годами. То, что необходимо продолжить. Семейная профессия, художественная школа, преемственность поколений в продолжении дела отцов. Безопасный способ решения проблемы. Основание для мирных переговоров. Причина, по которой можно сделать скидку на национальный характер. Стена, не крепостная, но защищающая. Если бы меня спросили, что наилучшим образом символизирует традицию, я бы ответил, что это город. Мы рождаемся в городах, с детства учимся ходить на зеленый свет перекрестков, знаем все улицы в районе. Знаем, что если нет прямого пути, то есть множество обходных. Город построен до нас и, как кажется, для нас. Позже многие проходят через бунт, который закрепляется в очередных кварталах новых районов, после чего бывшие бездомные, которым не нравился старый порядок, поселяются в этих домах.

На прошлой лекции нами была рассмотрена истина откровения, как источник человеческого знания, как основа, с которой начинаются все знаковые системы, от мировых религий до направленности статей в местной молодежной газете. Традиция является вторичным продуктом, усекающим истину откровения до необходимого размера. Чтобы она могла вместится в рамки, оставленные предыдущими поколениями. До того как мы дойдем до механизма обмена информацией между личностью и традицией, я позволю себе обозначить некоторые мотивы традиции по отношению к истине откровения. Список неполный и возможны дополнения.

Имеем - общество и новорожденного.

Если отвлечься от громких деклараций, символов веры и политических программ, то в идеале любое общество стремится к максимальному упорядочению, то есть жизнедеятельности без революций и потрясений. В грубом приближении можно выделить три крупных слоя в иерархии общества: основание, самое многочисленное и подлежащее управлению, среднее звено и элита. Элита дает общие направления, менеджеры среднего звена претворяют их в жизнь, управляя большинством. Далее, в обществе необходимо обеспечить преемственность поколений. Элита, используя выработанную традицией идеологию, на ее основе начинает готовить новое большинство, новое среднее звено и новую элиту. В принципе ничего нового я не сказал. Эти вещи очевидны. Единственное, где я хочу немного изменить угол вашего зрения - те идеалы, что господствуют в обществе, имеют утилитарный характер. Говоря проще - они выполняют роль первой ступени ракеты, выводящей личность на уровень каких-то необходимых навыков, которые позволяют ему давать обществу свой продукт, получая взамен другой. Продукт любого характера. Не только тот, что можно купить в магазине.

Я не отрицаю идеалов. Человек должен иметь рамки, иначе он не сможет выжить в общности людей. Он должен, как биологический организм, получать силы для восстановления и, чтобы не нарушать общего баланса сил, - отдавать что-то обществу. Я хочу сказать другое. На мой взгляд, идеалы, навязываемые любой системой, тоталитарной, демократической, деспотической или любой другой, не несут того, что называется смыслом жизни. Они не имеют глобального характера, преходящи и превращаются в пыль при достаточно сильном давлении на них. Они выполняют свою роль и должны быть заменены новым оборудованием.

Далее. Идеология, имеющая в своей основе очищенный хаос окружающего мира, наполняет головы новорожденных структурированной, обобщающей опыт нескольких поколений информацией. Это жесткие структуры. Они вырабатывают как стратегию поведения личности, ее цели и задачи, так и ее повседневные решения. Они вырабатывают. Какая доля приходится на личный произвол человека - количественно сказать трудно. Качественно - эта доля приходится на быт и отношение с близкими. Остальное, я имею ввиду культурную жизнь, политическую, прогноз на ближайшие несколько лет - все это дается на откуп тем жестким структурам, которые даны с идеологией. Они же, дающиеся сверху элитой, всегда усечены в зависимости от того, в какой из слоев общества попадет новорожденный. Происходит второй акт усечения, уже сознательного. Если первый является пассивным актом фильтрования хаоса окружающего, то на втором этапе происходит активная фильтрация. Дабы усечь неблагоприятные последствия в будущем, информация не додается в самом начале. Она может подаваться в примитивном укрупненном виде, с очень простыми связями и на очень простом материале. Я беру на себя смелость утверждать, что со времен древних египтян и шумеров до настоящего времени менялся только характер механизма, по которому общество воспроизводило ряды своей иерархии. От жесткого до более мягкого. От деспотизма, пресекавшего любые попытки реформирования информации более низлежащими слоями, до дутой свободы, провозглашавшей возможность выбора и собственного мнения, но блокировавшего этот выбор уже на уровне усложнившейся структуры общества. От более простых, но жестких путей для воспроизведения своих сил человек пришел к организации общества со множеством этих путей. Параллельно ведя работу по увеличению их жесткости. Человек, вместо двух путей, не принимавших сомнения в их неверности, теперь имеет две сотни. Вы можете быть адвокатами, служащими, рабочими, хранителями порядка. Быть тем, кем вам хочется, делать то, что вам необходимо для лучшего воспроизведения своих сил. Но по всем двум сотням путей уже стоят межевые столбы идеологии. Есть старая песня. Про двух попутчиков, что спорили в поезде. “А первый кричал, -“ нам открыта дорога и можем если надо свернуть!”. Второй отвечал, что поезд проедет лишь там, где проложен путь”. Выбор возможен где-то вначале пути, и то он уже в рамках вашего происхождения, национальности и времени.

Промежуточный вывод: информация, прежде чем дойти до личности, которая будет использовать ее как руководство к действию, искажается второй раз уже социальной структурой общества. Да? - он заметил поднятую руку.

- Если мы хорошо знаем город и его улицы, то причем тут искажения? Если они описывают эти улицы?

- Ну, если вы собираетесь прожить в одном квартале всю жизнь, молодой человек, то все в порядке. Но я так думаю вы себе уготовили более блестящий путь. Вот такая ситуация: переедете в другой город, а там на зеленый ходить нельзя. До второго перекрестка уже можно не добраться. Человек живет в нескольких плоскостях. Вспомните расхожие штампы о фанатике-ученом, дебиле-спортсмене, глупышке-красавице. В них есть постоянный источник комических ситуаций. Обычно человек знает хорошо одни правила игры. Попадая в другие координаты, он может потерять равновесие. Нет диалога, нет ответа. Нет светофора.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Дальний свет бесшумно выхватывал из темноты желтые пятна рефлекторов на невысоких белых столбиках на обочине дороги. На ультракоротких негромко играла музыка iconБелый микроавтобус съехал с дороги и остановился у небольшого придорожного...
Никаких рек и даже ручейков тут не было и в помине. Вокруг расстилалась выжженная солнцем сухая земля с редкими кустиками травы....
Дальний свет бесшумно выхватывал из темноты желтые пятна рефлекторов на невысоких белых столбиках на обочине дороги. На ультракоротких негромко играла музыка icon-
Музыкальный альбом "Музыка белых", автор Музыкальная группа Order, решение вынесено Первомайским районным судом г. Омска от 23. 11....
Дальний свет бесшумно выхватывал из темноты желтые пятна рефлекторов на невысоких белых столбиках на обочине дороги. На ультракоротких негромко играла музыка icon-
Музыкальный альбом "Музыка белых", автор Музыкальная группа Order, решение вынесено Первомайским районным судом г. Омска от 23. 11....
Дальний свет бесшумно выхватывал из темноты желтые пятна рефлекторов на невысоких белых столбиках на обочине дороги. На ультракоротких негромко играла музыка iconКлассификация дорог общего пользования
Категории следующие: er = отремонтированные Европейские дороги; e = европейские дороги; m = модернизированные дороги; p = незаасфальтированные...
Дальний свет бесшумно выхватывал из темноты желтые пятна рефлекторов на невысоких белых столбиках на обочине дороги. На ультракоротких негромко играла музыка iconКонкурс «Я имею право! »
Вы не имеете права! – гадкая улыбка заиграла на лице Сеньки. Это была его любимая фраза, которой он незамедлительно пользовался при...
Дальний свет бесшумно выхватывал из темноты желтые пятна рефлекторов на невысоких белых столбиках на обочине дороги. На ультракоротких негромко играла музыка iconЗаконы и подзаконные акты. Образование, реорганизация и ликвидация
Предпринимательское право России / В. С. Белых, Г. Э. Берсункаев, С. И. Виниченко и др.; отв ред. В. С. Белых. – М.: Проспект, 2009...
Дальний свет бесшумно выхватывал из темноты желтые пятна рефлекторов на невысоких белых столбиках на обочине дороги. На ультракоротких негромко играла музыка icon? Вопросы для самостоятельных занятий
На их территории устраивают дороги двух видов: дороги по границам кварталов и бригадных участков (ширина 8 — 10 м) и дороги в кварталах...
Дальний свет бесшумно выхватывал из темноты желтые пятна рефлекторов на невысоких белых столбиках на обочине дороги. На ультракоротких негромко играла музыка iconМузыка это не чувство, а способность. Она имеет связь с умственным...
На данный момент в человеческой гортани проявляется музыка животного, но когда человек доберется до возвышенной мысли, то его гортань...
Дальний свет бесшумно выхватывал из темноты желтые пятна рефлекторов на невысоких белых столбиках на обочине дороги. На ультракоротких негромко играла музыка iconIX. шахтер вокруг меня много людей. Мы все в одежде шахтеров. Ждем,...
Решетчатая дверь закрывается, и мы начинаем медленно опускаться. Люди, стоящие рядом со мной, тихо переговариваются. Свет от грузоподъемника...
Дальний свет бесшумно выхватывал из темноты желтые пятна рефлекторов на невысоких белых столбиках на обочине дороги. На ультракоротких негромко играла музыка icon4. 3 Варианты контрольной работы раздела Теория вероятностей Вариант 1 Задача 1
В урне содержится 5 черных и 6 белых шаров. Случайным образом вынимают 5 шаров. Найти вероятность того, что среди них имеется ровно...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница