Компания Быстрых Перевозок и Веселого Времяпрепровождения Посвящается моим друзьям! Хотя я знаю, что никто из них




Скачать 201.41 Kb.
НазваниеКомпания Быстрых Перевозок и Веселого Времяпрепровождения Посвящается моим друзьям! Хотя я знаю, что никто из них
Дата публикации10.06.2013
Размер201.41 Kb.
ТипДокументы
skachate.ru > Военное дело > Документы
КБПиВВ. Компания Быстрых Перевозок и Веселого Времяпрепровождения

Посвящается моим друзьям!

Хотя я знаю, что никто из них,

никогда не прочитает даже строчки из моей писанины.

Глава первая:

«В путь?»

– Стой! Куда… Да стой же ты, скотина!

Тант носился по внутреннему двору старинного особняка с большим сачком наперевес. Крохотный изумрудный дракончик ловко уходил от всех попыток рыжеволосого паренька, передвигаясь маленькими прыжками. Изредка он взлетал в воздух и выпускал из пасти едва различимые языки пламени. Даже не пламени – искр.

– Ой! – Тант выронил сачок, когда сноп угодил ему чуть пониже спины. – Да я ж тебя, жабу крылатую…

Дракончик задорно хрюкнул и взлетел на парапет утопающего в зарослях дикого виноградника балкона. Вдруг, словно окаменел. Сложил сверкающие крылышки, втянул длинную шею в плечи, голову испуганно пригнул.

– Хороший, хороший дракоша! – на балконе стояла высокая девушка в черно-белом платье. Она, убрав со щеки прядь темных волос, внимательно посмотрела на диковинное существо. В ее чуть раскосых глазах сверкнули голубые огоньки. – Не бойся, малыш, это всего лишь магия… Ты – магическое существо, я – тоже. Не будем ссориться, ладно? Умница.

Ее ладонь легла на чешуйчатую голову дракончика. Тот заурчал, облизнул ее пальцы. Потерся мордочкой, как самый заправский кот.

– Видишь, – назидательно сказала девушка Танту, – все довольно просто, если знаешь, что делать.

– А без магии – слабо? – парень критично разглядывал подпалину на коричневых штанах. Потом ругнулся, поднял большую клетку из медных прутьев и подал ее собеседнице. – Обладай я хоть крупицей твоего таланта, Мэри, не делал бы всю эту грязную работу!

Мэри посадила урчащего дракончика в клетку и вдела в петли замок.

– Каждому – свое. Зато ты ничем не отличаешься от сотен других людей! У тебя есть отец и мать... – голос ее дрогнул. Следовало немедленно перевести разговор в иное русло: – А где все остальные ребята?

– В особняке, – Тант обмакнул чистую тряпицу в ведро с водой и принялся вытирать веснушчатые щеки от пыли и пота. – Валис разбирает счета, Одри и Пинкельтон возятся с двигателем «Ходока». Бордис снова читает… Уф, до чего же жаркая весна выдалась!

«Все как всегда! – подумала Мэри. – Работы нет уже четвертый месяц, и, если б не лавчонка Валиса, все мы давно пошли бы по миру…»

– Эй, есть кто во дворе? – в окошке противоположного корпуса появилась голова Валиса. Из-за светлых-светлых курчавых волос, нежелания причесываться и худощавости, старший из братьев Капторсус походил на одуванчик. – Тант, ты поймал ящерку? Скоро за ней придут.

– Ничего себе – ящерка! – вознегодовал рыжий. – Да это чудовище мне задницу подпалило.

– Почему я не удивлен? – хмыкнул лавочник, но вскоре его внимание уже было обращено в другую сторону. – Мэри, дорогуша, ты ничем не занята?

– Нет, Вали, – девушка осторожно спустила клетку к Танту. При помощи магии, разумеется.

– Отлично, тогда подгребайте в обеденный зал. Есть хорошие новости…

Поместье было большим. Нет, просто огромным! Представьте себе много комнат, много лестниц, мало света и неизбывную паутину в углах – вот все это и есть прибежище «Компании Быстрых Перевозок и Веселого Времяпрепровождения». Земельный участок с грандиозным строением достался Одри Макентайр в наследство от отца, исследователя народа гномов. Братья Валис и Бордис Капторсус занимали часть восточного крыла – там располагалась их «Лавка Редких Товаров» и небольшая библиотека. Гном Тинкельтон Когуэл жил в мастерской, рядом с гаражом и покоями Одри. Северное крыло особняка служило домом для Танта Беинса, крестьянского сына и мастера на все руки, каким он себя без лишней скромности считал; хромого ветерана Арчибальда Храброго; и Мэрриабель Флауэрсхарт – хозяйкие «Ходока», а по совместительству еще и последней из рода эльфийского. Во всяком случае, все считали ее именно таковой, потому что последний раз эльфов видели давным-давно и далеко от гномьего королевства.

Так они и жили. Вместе работали, вместе грустили, вместе смеялись. Разные, но в то же время такие похожие друг на друга. Судьба зачем-то свела их вместе, связала узами дружбы и теперь смотрела на свои труды со стороны и, в чем не может быть сомнений, самодовольно улыбалась. Пестрая получилась компания!

В обед, как и просил Валис, все домочадцы собрались на кухне. Длинный лакированный стол и белоснежная скатерть с кружевами, закрывавшая его ровно наполовину, были главным украшением помещения. Жестяная печь, купленная еще прошлым летом у проезжающего мимо старьевщика, трухлявые подвесные шкафы и ведра с водой вдоль стены производили гнетущее впечатление.

Валис выглядел довольным и постоянно улыбался. Щель между передними зубами, казалось, стала еще больше. Он так снисходительно посматривал на друзей – мол, а вот я такое знаю!..

Обедали густым гороховым супом и вяленой говядиной, а на десерт Арчибальд Храбрый, исполнявший в компании обязанности повара, приготовил тыквенную кашу с молоком и медом.

– Есть работа, – наконец заявил, торжественно, Валис, извлекая из-под стола оплетенную соломой бутыль.

– Ох, черти меня дерите! – загрохотал гном Тинкельтон. – Неужели дождались? Помнишь, развалина, – он подтолкнул локтем Арчибальда, – как ты жаловался, что помрешь раньше, чем нас снова наймут?

Старый рыцарь пробормотал что-то невнятное в ответ, но стакан под рубиновый водопад подставил первым. По кухне расползался тонкий аромат вина.

– Пять лет выдержки, – похвастался Валис. – Придерживал для особого случая…

– Придерживал он, скряга эдакий! – Гном, сладострастно причмокивая, осушил стакан. Его лысина покраснела, крупные глаза заблестели. Он пригладил бородку и выдохнул: – Ух, хорошо!

– Что за работа? – Бордис к вину не притронулся – предпочитал держать голову ясной.

Подобно губке, он впитывал знания, всеми силами стремился ничего не упустить. И как следствие – не отличался эмоциональностью. Острая на язык Одри даже поддразнивала его Сухарем. Выглядел младший из братьев соответственно: высокий, худой и бледнокожий, со скуластым лицом и длинными волнистыми волосами.

– Разве ж это так важно, братец? – Валис хохотнул. – Главное – мы наконец-то сможем прилично заработать.

– Любая мелочь важна! – сказал книжник. – А когда речь заходит о работе за большие деньги – важна втройне!

– Не занудствуй, – оборвал его гном. – Мне до икоты надоело сидеть дома. «Ходок» в полном порядке, Мэри вчера заколдовала воду в котлах, так что выезжать можем хоть завтра!

– Мне тоже интересно, кто наниматель, – эльфийка пригубила воды из стакана. Растительную пищу она не ела, предпочитая мясо и сыр.

– Ну-у-у... я и сам толком мне знаю, – Валис почесал кончик носа. – Аванс передал посредник. Невысокий такой человечек в зеленой шапочке и дорожном плаще.

На какое-то время в кухне воцарилось молчание. Гном пил и ел – проблемы поездки его больше не волновали, Мэри переглядывалась с Бродисом и Тантом, Одри покачивала головой, отчего ее мелкие кудри медного цвета забавно задрожали, а Арчибальд Храбрый храпел, откинувшись на стуле.

– Чего заткнулись? – насупился старший из братьев. – Давайте, начинайте жаловаться!

– Да не на что пока, – книжник пожал плечами. – Посредник, ну и боги с ним... Главное: что везем и куда?

Валис опять улыбнулся, так как ожидал бури недовольства и неприятных вопросов, а все прошло на удивление гладко. Словно сбросив тяжкий груз с плеч, он затараторил:

– Вначале едем в Вудхолл. Потому что груз будет ждать нас именно там, в доме некоего Ланда Гердерсмитта. А потом мы отправимся в Лактриссу, где…

– Куда?! – в один голос закричали Одри и Тинкельтон.

Тант едва не перевернул себе на колени тарелку с десертом, а Бордис и Мэри ошарашено переглянулись. Ветеран продолжал безмятежно спать.

– В Лактриссу, – неуверенно ответил Валис. – А что я такого сказал?

– Да ведь это аванпост в землях Алдумгара! – прорычал Бродис. – Умом тронулся, братец? Зачем согласился на эту авантюру? Теперь понятно, почему обратились именно к нам и заплатили большие деньжищи – других идиотов просто не нашлось!

«Да уж, – Мэри поежилась, словно этим жарким весенним вечером неожиданно поднялся ледяной ветер, – только этого не хватало. В мире полно прекрасных стран, красивых и больших городов, долин и лесов, где живут чудесные создания, а Валис согласился везти груз в страну ночных кошмаров…»

Проснулся Арчибальд. Он зевнул, протер глаза.

– Я что-то пропустил? Чего все молчат? Вино кончилось?

– Радуйся, – буркнул гном, – мы едем в Алдумгар.

– Ик?..

– В Лактриссу, – обиженно поправил Тинкельтона лавочник. – Это совершенно разные места. Да и вообще, чего носом-то крутите? В кубышке нашей пусто: три медяка и дохлый клоп! Из редких вещей осталась только та старая эльфийская ваза, да вот Мэри продавать ее не разрешает.

– Был еще серебряный секстант моего отца! – напомнила Одри. – Который он купил в Еловых горах.

– Если ты забыла, – сказал Тант, – мы обменяли его на того самого дракончика, что подпалил утром мне задницу. Просто чудесный обмен, правда, Валис?

– За дракончика гномы нам обещали три инкрустированных огневиками кубка и книгу с их Первыми рунами. Книгу, кстати, я тоже обменяю… потом.

– Меняй, сколько влезет, – отмахнулся Бордис. – Работа и деньги нам нужны, здесь с тобой спорить не стану. Но Лактрисса… это, брат, перебор. Аванпост – это не просто пограничная застава. А граница не тянется ровной линией вдоль земель Алдумгара и королевства Орвед. Лактрисса, чтоб ты знал, располагается на горном плато, в глубине враждебных земель. Семьсот лиг, братец. Семьсот! Там служат только сумасшедшие и те немногие «счастливчики», кому не повезло вытянуть на присяге красный жребий.

Доедали в тягостном молчании. Каждый наедине со своими мыслями. И решение было принято в тишине: лишь одобрительные кивки подтверждали то, что и так давно стало ясно. Ради денег они готовы рискнуть…

Следующим утром, когда все успели помириться, снова перессориться и опять найти общий язык, каждый отправился по своим делам. Нужно было приготовиться к путешествию.

Одри с Тинкельтоном вызвались проверить «Ходока», Валис и Тант заколачивали окна и двери лавки, Бродис копался в навигационных картах, а Мэри отправили за провиантом в дорогу.

Арчибальд Смелый вошел в свою крохотную комнатенку, что больше походила на обжитой чулан. Помимо окованного медью сундука, в ней стояли кровать и маленький столик. На столешнице – стопка книг, придавленных свечой в латунном канделябре, под потолком – слуховое окошко.

Ветеран опустился перед сундуком на колени и сдул пыль с крышки. Он достал старую чешуйчатую кольчугу, замотанный промасленной тряпицей меч и побитую молью накидку – старую, с едва различимым гербом давно не существующей армии на груди – вставшим на дыбы синим конем. Последнюю деталь гардероба Арчибальд снова бросил в сундук.

«Время служения закончилось, – подумал он, опуская крышку. – Покойтесь с миром, братья. Покойся с миром, Родина».

На кольчуге обнаружились пятна ржавчины, металл кое-где окислился, толстая жестяная подкладка потемнела и дурно пахла. К тому же теперь железная рубаха была великовата старику, а силы таскать такую тяжесть не хватало. Зато порадовал меч. Все такой же блестящий, острый, с удобной рукоятью и именными знаками кузнеца на клинке. Рукоять, исполненная в виде головы медведя, в точности повторяла голову коня с герба на накидке.

Начистив меч, ветеран принялся полировать ножны, пока медь, латунь и лакированное дерево не засверкали вновь. Проверив, как скользит клинок, Арчибальд принял защитную стойку. В клинке отражалось его лицо – морщинистое, покрытое шрамами.

«Я теперь не воин, – мрачно подумал он, бросив оружие на по-солдатски аккуратно заправленную постель. – Поменял меч на кухонный нож, а доспехи – на передник. Ну, ничего! Всяко найду, как пригодиться в дороге…»

Тем временем на складе Валис орал на троих гномов, что принесли ему дурные вести:

– Что значит – нечем платить?! – этот крик сделал бы честь даже матерому возничему, загнавшему свою повозку в канаву. – Мне нужны эти кубки и книга!

– Времена нынче скверные, – вздохнул один из коротышек – Гудбрайтон – самый старый из троицы, сверкающий новенькими золотыми зубами. Время от времени он поглаживал висящий на шее медальон с оправленным в серебро рубином, словно хотел привлечь к нему внимание, а заодно еще и к унизывающим пальцы массивным перстням. – Довериться некому – всяк норовит надуть честного торговца. Но вот ежели вы отдадите дракона сейчас, мы с вами…

– Об этом не может быть и речи, – когда разговор касался торговли – старший из братьев превращался в жесткого и даже грубоватого человека. – Убирайтесь, лгуны! Пока не увижу обещанные кубки и книгу, ведро помойное вы получите, а не дракона! Да что ж я такое говорю… И ведра помойного не получите!.. Даже содержимого!

– Как уважаемому мастеру Капторсусу будет угодно, – старый гном кивнул. Он оставался холоден и беспристрастен внешне, но в больших серых глазах читалась злость.

Когда коротышки вышли вон со склада, Валис обессилено плюхнулся на мешок с песком. Правда, через мгновение ему пришлось подскочить – потому как в песке жили редкие синие муравьи, отличающиеся крутым норовом и жесткой хваткой.

– На кой черт я это сюда притащил? – потирая зад, он отомстил мурашам злым пинком.

В помещение вошел Бордис. Как всегда сутулый, мрачный и задумчивый. Как всегда – в левой руке он держал раскрытую книгу, а правую завел за спину.

– Судя по тому, что коротышки ушли от тебя без клетки – торг не удался? Не скажу, что удивлен. Это семейство Монейтон – прожженные торгаши и крохоборы. Зачем ты с ними связался?

– Я сам крохобор, – отмахнулся Валис. – В нашем ремесле по-другому нельзя. Или – ты, или – тебя. Уж лучше я буду первым…

– Но не в этот раз, так?

– Не в этот, – согласился старший из братьев. – Я только сейчас понял, что эти прохвосты таким образом подмочили мою репутацию. Им просто не нужны конкуренты на здешнем рынке! Я договорился с гильдией ювелиров насчет кубков, а книгу с рунами хотел перекупить у меня сам Драбуд, давний соратник папаши Одри. Но даже репутация меня волнует мало! Как запятнал, так и отмою парочкой честных сделок, а вот немного наличности нам бы точно не помешало…

– Обойдемся тем, что есть, – попытался немного успокоить его Бордис. – Ночевать будем в полях, а если пойдет дождь – переберемся в «Ходока». Припасов хватит до самого Вудхолла… Ну, а если и не хватит, кое-что «позаимствуем» в полях!

Валис улыбнулся.

– Ты прав. Не все так плохо. Главное – мы снова в деле. И… знаешь, что? Мне нужно, чтобы кто-нибудь помог отнести этот вот замечательный мешочек кое-куда… Желательно ночью.

На рассвете, как и всякий приличный гном, Гудбрайтон Монейтон первым делом оправился во двор в сопровождении братьев, отцов и дядек. Обычай велел каждое начинать с омовения… да не с простого! Ночью в ведра закладывались глыбы льда или снег с самых высоких гор, тех, что окружали стеной близлежащие земли, а утром, покуда солнышко еще не затопило мир золотым светом, гномы выливали талую воду на голову. Для бодрости, силы духа и, как говорилось в легендах, от этого борода растет гуще. Гудбрайтон зашел в деревянную купальню и, скинув мягкий халат, набрал побольше воздуха в грудь и с силой потянул за веревку, переворачивающую ведро… Каково же было его удивление, когда вместо чистейшей воды ему на темечко посыпался песок, из которого прыснули злобные чудовища с челюстями, подобными клещам – синие муравьи. Как оказалось – воду на песок заменили во всех ведрах, в каждой купальне.

Дружное «У-у-у!..» возвестило восход солнца.

Когда Гудбрайтон выскочил из купальни – весь в песке, распухший от укусов и совершенно сбитый с толку – мимо него пронеслось нечто большое, собранное из латуни, редчайшей стали, лакированного дерева и меди. Из трубы с широким горлышком над огромным баком, в котором бурлила заколдованная вода, вырывались клубы пара, а на левом борту, словно у заправского корабля, красовалась надпись: «Ходок».

В небольшом круглом окошке появилось довольное лицо Валиса. Держатель лавки усмехнулся и показал гному жест, про который в приличных книгах писать не принято.

– Чтоб тебя перевернуло, окаянный! – завыл гном, энергично чухаясь.

^ Глава вторая:

«В путь!»

Внутри чудной машины было жарковато, поэтому Мэри перебралась на облучок к Тинкельтону и Одри. Дракона, понятное дело, пришлось прихватить с собой, потому как Тант вполголоса грозился отомстить «гадкому летуну» и вышвырнуть его в ближайшем лесу. Гном и девушка, как это всегда бывало во время странствий, ссорились – кому управлять «Ходоком». Одри настаивала, что лучше обращается с рулевым колесом и умеет ездить быстро, гном же приводил довольно веские доводы, что, мол, она в прошлый раз управляла, и теперь настал его черед, а Одри постоянно перегревает трубы и, главное, бак, и если тот рванет, спалит весь лес и половину Торговой республики в придачу! Тинкельтон, конечно же, преувеличивал, бак не настолько опасен, как он хотел показать, но с изобретениями эльфийского народа лучше не шутить…

Мэрриабель вновь ощутила знакомую дрожь в пальцах и щемящее чувство печали в душе. Всякое воспоминание о ее народе нагоняло грусть. Это так тяжело – быть последней из величайшего рода. Рода изобретателей, мыслителей, музыкантов и… завоевателей. Лишь та замечательная ваза из белого серебра, украшенная редчайшими драгоценными камнями, которую Валис так жаждет продать, напоминает о былом величии обитателей острова Эйра. И еще «Ходок», на котором, если верить предсмертной записке матери, отец вывез их из поглощенной магическим огнем земли. Больше о родителях Мэри ничего не знала, кроме того, что происходили они из высокородной семьи, – кто еще сможет позволить себе такую роскошь, как «Ходок»? Росла юная эльфийка среди людей, в Терновом королевстве, при дворе лорда Айбера. В те годы она скрывала свою магическую силу и почти ни с кем не разговаривала, кроме юной леди Бетрикс, к которой была приставлена компаньонкой. А потом… потом вспыхнул бунт. Казнь лордов, бегство, два года, проведенных в дороге, и случайная встреча с Одри. Вместе они нашли спрятанного в горах, окружающих Торговую республику, «Ходока». И жизнь завертелась по-новому. Мэрриабэль улыбнулась. Ее грусть всегда отступала на второй плана, когда эльфийка вспоминала про друзей. Их колкости, грубоватые шутки, заскоки и повседневные дела спасали от грустных мыслей. Прошлое осталось где-то далеко, оно целиком и полностью принадлежало историками и тем, кто жил в былые годы. Ей же принадлежало настоящее, и, как хотелось надеяться, будущее также не обойдется без невысокой эльфийки, обладающей магической силой. Так уж лучше оставить все на своих местах и просто наслаждаться жизнью, тем более что сейчас она вела их по широкой утоптанной дороге, которую с двух сторону обступали вековые дубы и вязы. Мощные кроны закрывали небо, толстые корни высасывали соки из земли, травы вокруг оказалось на диво мало. Лишь неприхотливые кустарники, да заросли камыша вдоль русел лесных речушек.

– Славно здесь, – Одри уступила-таки руль гному и теперь с наслаждением раскуривала трубку, наполняя воздух приторным запахом табака перемешанного с толчеными ягодами ванили. – Мне всегда нравились предгорья, не представляю, как живут на равнинах люди. Не видеть этих заснеженных пиков в утренней дымке, не дышать чистым воздухом…

– В людских королевствах жизнь сурова, там просто некогда наслаждаться окружающей природой, – Мэри кое-что знала о тех краях, ведь ей удалось побывать во многих благородных Домах, посетить пяток мелких королевств и пару по-настоящему огромных и могущественных держав, вроде Урбоса и Дэйвосской Империи. – Гномы лишь торгуют, да надувают друг друга на ярмарках и в магазинах, а в королевствах постоянно закипают войны. Я помню высокие стены крепостей, глубокие рвы с темною водою, мрачные остроги и… человеческие головы, насаженные на пики. Безглазые, отвратительные. Жестокость – в порядке вещей.

– Может, именно поэтому мой отец предпочел уехать в Торговую республику. Здесь не нужно засыпать в обнимку с арбалетом, а правители не душат народ поборами из-за постоянной нужды пополнять ресурсы для армии. Я читала его дневники… отец был мягким человеком, но иные строки заставляют меня краснеть, когда он описывает разоренные продовольственными отрядами деревни и поля. Даже Тинкельтон не всегда позволяет себе произнести вслух те ругательства, что встречаются меж ровных строк дневника.

– Ась? – гном, услышав свое имя, вышел из состояния блаженства. – Меня звали? Рыжая, а ну-ка, раскури мне трубочку.

– Нет, – толкнула его локтем в бок Одри, – за дорогой следи, бочонок пивной! А то завезешь нас в канаву…

Внутри «Ходок» напоминал очень длинную карету, только вдоль стен тянулись удобные мягкие лавки, обтянутые бархатом, под крышей причудливо переплетались железные трубки, в которых клокотал пар, а в самом центре находился прикрученный к полу столик. Тант, Валис и Арчибальд резались в покер, сопровождая игру отчаянной руганью и, то и дело, уличая друг друга в жульничестве. Так как денег у них не было, на кону стояли всяческие мелкие поручения и обязанности, вроде мытья котлов и ложек после еды, или смазки осей машины. Валис, не смотря на острый ум и умение напускать пыли в глаза кому угодно, уже точно знал, что ближайшие дни скучать ему не придется – карта не шла. Тант пока отделался лишь походами за водой на привалах, а ветеран, отточивший в походах не только умение владеть мечом, но и умение убивать время за игрой, оставался совершенно беззаботным.

Бордис сидел возле открытого окна и старался поймать на страницу старого фолианта последние лучи опускающегося за горную гряду солнца. Ему не терпелось побольше узнать о тех краях, куда занесет их судьба. Нет, не то чтобы они никогда не читал про Алдумгар и прилегающие земли, – читал, и много! – но стоило получше разобраться в деталях жизни, обычаях и всевозможных опасностях. Чего-чего, а уж этого добра там всегда хватало! Книжник провел пальцем воображаемую линию от Торговой республики до самой Лактриссы. Через людские королевства. Пускай и по самому краю, но все же… Им нужно заехать в Вудхолл, где некий посредник передаст посылку Валису. Следом, через Ветрогонье, они поедут к самому форпосту.

– Говорят, что из Алдумгара ветер несет запах серы, – неожиданно громко проговорил Арчибальд. – А еще оттуда приходят бури. С градом, таким крупным и острым, что может иссечь кожу до крови.

– Угу, – буркнул Валис, – а еще там живут красные драконы, которые не умеют летать, великаны и люди из камня. И правит ими некий демон…

– За драконов и великанов не скажу, – Бордис отложил книгу в сторону и уставился в окно, на лес, подсвеченный закатным багрянцем, – но есть там нечто, что стремится хлынуть в людские королевства. И Лактрисса – щит, не дающий этому случиться. Я бы посоветовал тебе запрятать весь сарказм куда подальше, когда мы окажемся внутри бастиона. Те, кто служит в тамошнем гарнизоне, подобных шуток не поймут. А скорее всего – проткнут тебя копьем, или скинут со стены.

– Я всегда чувствую: когда и над кем можно пошутить, – отмахнулся торговец. – Шутить над вооруженным человеком… неосмотрительно. И я это понимаю без ваших подсказок.

– Хорошо, если так, – кивнул книжник. Он-то знал, что с чувством юмора у брата беда, и тот способен сболтнуть какую-нибудь глупость в самый неподходящий момент. – К слову, нам, вероятно, понадобится помощь проводника и, если позволят финансы, пары наемных стрельцов с границ. Понятно, что наш сэр Арчибальд умеет обращаться с мечом, но в Алдумгаре… там, знаете ли, целым отрядам случалось без вести пропадать. Да не в глуши какой-нибудь – на центральном тракте, по которому к форпосту едут продовольственные фургоны и караваны новобранцев…

– На охрану денег жалеть не стоит! – Тант собирал карты в колоду, чтобы начать новую партию. – Если что – можно и дракона отдать… в обмен. Дракон дорого стоит?

– Дракона никому отдавать не будем, – отрезал Валис. – Мэри с ним ладит, так что пусть пока побудет у нее… Без проводника не обойтись, а вот с охраной придется подумать. Большую часть денег мы получим в банке «Серебряный-Золотой», когда вернемся в Вудхолл из Лактриссы. А до этого придется перебиваться.

– Тогда надо путешествовать осторожно, – крестьянский сын вновь проиграл и теперь недовольно косился на ветерана, который в очередной раз вышел сухим из воды. – И ночевать только в городах, на худой конец – в деревнях.

– После Вудхолла деревень не найти, – заметил Бордис. – Да и городов там – по пальцам пересчитать можно. Места дикие, необжитые.

– «Ходок» быстрее любой лошади, – сказал Арчибальд. – Стены толстые, на ставнях и двери есть крепкие запоры. Думаю, здесь безопаснее, чем за деревенским частоколом. Но пара умелых бойцов нам бы не повредили… но, раз нет, так нет. Будем уповать на фортуну.

Первую ночь было решено провести в гостинице. Выбрали массивное трехэтажное строение под синей черепичной крышей, довольно вольготно расположившееся на перекресте четырех мелких дорог и двух крупных торговых трактов. Конюх, – конопатый и, судя по жиденькой бороде, совсем еще юный гном, – задумчиво наблюдал, как из «Ходока» выбирается пестрая компания путешественников. Он еще больше удивился, когда Одри заявила, похлопывая по окованному бронзой борту:

– Овсом можешь его не кормить. Но если захочешь – расчеши гриву. Только осторожно – он иногда лягается!

После чего отправилась внутрь строения, тихонько хихикая.

Мэри, с драконом на руках, была последней из всей компании, кто перешагнул порог гостиницы. За машину не волновалась – она заколдовала двери и колеса, так что никто не сдвинет «Ходока» с места. Да и паровой двигатель запускался лишь благодаря эльфийским чарам…

В зале хватало посетителей. Коренастые и не слишком-то веселые гномы занимались тем, что умели лучше всего – после торговли, разумеется! – поглощали в пугающих количествах пиво и солонину, по жесткости вполне сопоставимую с подметками солдатских сапог. Под потолком плавал густой табачный туман, пиликанье скрипки и перезвон бубна так и тянули пуститься в пляс. По залу бегали, утирая пот и что-то недовольно бурча себе под нос, служаночки в серых передниках. Все молодые, по-гномьи крепенькие, выше сородичей мужского пола на голову; щеки – как румяные персики, глаза – словно крупные изумруды. Некоторые мужчины-люди находили этих коротышек довольно привлекательными.

Огромное колесо под потолком, заменявшее люстру, покрывали наплывы воска, на стенах чадили громоздкие светильники из латуни. В землях Торговой республики гостиницы внутри не сильно отличались от пивных и таверн. Незатейливые, какие-то громоздкие, но очень добротные.

Тинкельтон с урчанием втянул носом воздух – густую смесь запахов пота, жареного мяса, каши, подгорелого лука и табака. Проурчал, облизнув губы:

– О, этот божественный аромат жизни! Давненько я не видывал настоящего зала в придорожной гостинице…

– Я бы с удовольствием остановился в поле, – Бордис зажимал нос тонкими пальцами. – У меня от этой вони голова кружится, вот-вот галлюцинации начнутся…

– Тогда ты норму уже перевыполнил. На твою долю мы вина заказывать не станем, – Одри смахнула со столешницы свободного столика кости и крошки хлеба. Уселась на лавку, с удовольствием вытянув ноги. – Хочу жареной баранины с бобами и пинту пива для начала… Нет! Две пинты. Для аппетита. Мой отец никогда не приступал к ужину, если до этого не расправилялся с кружечкой темного.

– Благородных манер был человек, – почтительно и даже с некой толикой грусти в голосе протянул Тинкельтон, устраиваясь рядом.

За еду брали недорого. Но даже семь жалких медяков больно били по кошельку Валиса. Тот сидел недовольный, без аппетита потрошил хорошо прожаренную печеночную колбаску и гонял вилкой по глазурованной тарелке фасолину. Его брат ограничился салатом из свеклы и тушеного лука. Остальные поправлялись парующей бараниной и заправленными чесночным соусом бобами. Мэрриабель отрезала самые жирные куски и скармливала их дракончику. Тот уже сыто отдувался, но не переставал жевать.

Когда настало время лимонных пряников и медовых коврижек, трое гномов, в одеждах цветов торговой гильдии запада, о чем-то крепко поспорили с четырьмя коротышками в ярко-желтых дублетах гильдии востока. Их охрана – суровые и молчаливые воины, в кожаных кирасах и со шлемами в руках, – молча стояли стояла и наблюдали наблюдала за потасовкой. Они вмешались лишь раз, когда один из западников ухватил тяжеленный табурет и ринулся в бой, но был аккуратно обезоружен и отправлен на не слишком-то чистый пол. После довольно длительного мордобоя, вся помятая компания, побратавшись и пропитавшись обоюдным уважением, сдвинула столы и принялась восстанавливать силы пивом.

– Вот чего мне так не хватало дома, – решительно заявил Тант, когда служанки и один изх рабочих привели в порядок место битвы, а хозяин стряс с буянов деньги за учиненный погром. – Люблю смотреть, когда дерутся. Особенно, когда знаю, что мне не влетит.

– Если не перестанешь разговаривать так громко, влетит обязательно, – Одри кивнула на подозрительную компанию в самом углу зала. – Вон тот, рыжий… мне не нравится, как он на нас косится.

Мэри немало удивилась, разглядев в полумраке – кто-то погасил пару светильников на стене – четверых людей. В дорожных одеждах, лишенных знаков принадлежности к какому-нибудь королевству, или наемному отряду, трое прятали лица под глубокими капюшонами. Четвертый – довольно высокий мужчина, рыжий, как лиса, остроносый и худощавый, не стесняясь, буравил взглядом Арчибальда. Вернее – стоявший рядом с рыцарем меч, прислоненный к ножке стола.

– Пусть смотрит, – отмахнулся Валис. – Не запрещать же ему?

Ветеран пожал плечами, но, как бы невзначай убрал меч под стол. Он подумал, что перед долгой дорогой следовало бы поменять рукоять с головой коня на нечто менее вызывающее – биток молота, или же на лапу ворона с зажатым камнем, которая так ценилась среди наемников.

Ночь прошла довольно тихо, не считая пьяных песен в зале и постоянных хлопков дверьми. А Уутром, погрузив в «Ходока» прикупленные запасы хлеба и бочонок вина, друзья тронулись в путь. Подозрительных мужчин нигде не было видно…

Все чаще по дороге попадались склоны гор и осыпи, могучие реки, через которые были постелены крепкие мосты, местность становилась все более дикой. Лес то редел, то подступал к самому тракту, накрывая тенью крон. Деревень здесь почти не попадалось, зато дважды Бордис указывал на сторожевые вышки, возвышающиеся на скалах. Одна башня казалась совершенно безжизненной, ветхой и никому не нужной, а вот на крыше второй чадно полыхал костер, у коновязи под покатым скатом стояли четыре стреноженные пони. Гномы крайне редко путешествовали верхом, а уж о кавалерии коротышек никто никогда слыхом не слыхивал: они предпочитали фургоны под разноцветными тентами, реже – простые телеги, в которые можно нагрузить побольше товаров.

– Гонцы, – решил рыцарь, когда «Ходок» промчался, наполняя воздух паром и грохотом, мимо подножия холма, на котором возвышалась башня. – Может, везут послания с равнин?

– Сомневаюсь, – знающе ответил Тинкельтон, решивший немного передохнуть на мягкой лавке, оставив вместо рулевого Одри и Танту. – Мы не ведем дел ни с одним из королевств. Не в обиду вам, друзья, будет сказано, но ваши сородичи – самые ненадежные союзники в мире. Торговать-то с ними можно, но вот заключать военные пакты… нет уж, наши старейшины не такие простаки.

– Вы просто давно не воевали, – сказал Бордис. – Забыли, насколько полезными, а иногда спасительными бывают даже временные союзы. Последний раз, если не ошибаюсь, почти тысячу лет назад. С зеленокожими рубились.

– Тьфу! – гном скривился так, словно его друг сказал нечто настолько мерзкое, что хоть рот полощи после таких слов. – Я рад, что после этого наши мужчины не облачались в броню. Все эти гоблины, орки, огры и кобольды… Нет, с кобольдами мы теперь дружим! Они работают на рудниках, и, даю руку на отсечение, солнце не видело таких прилежных работников! Это все вина Деймоса Авра, что такие трудяги оказались втянуты в войну… А вот остальные – безжалостные убийцы и кровожадные твари.

– Согласен, – книжник любил историю Десятилетней войны. Когда коротышки, при помощи эльфов, разгромили полчища Деймоса, отвоевав всю северную гряду гор. – Никто не знает, откуда взялись зеленокожие.

– Я так думаю, что оттуда же, откуда взялись эльфы, драконы и прочие чудесные создания, порожденные магией – уверенно заявила Мэрриабель. – Она у нас в крови. Как была в крови у гоблинов, есть у драконов и, во что многие не верят, у кобольдов. Лишь у людей да гномов нет никаких задатков. Таков замысел нашего создателя.

– Если так – он просто обезумел, когда создавал орков, – хмыкнул Тинкельтон Когуэл. – Эльфы… если судить исключительно по тебе – вы прекрасны! Драконы тоже ничего, хотя этот малыш подпалил Танту перышки на гузке. Но орк… это двухметровое чудовище, способное только убивать! Их боевая раскраска, уродливое оружие с шипами и крючьями…

Некоторое время ехали в молчании – лишь в баке булькала вода, да под колесами шуршала утоптанная земля. Когда лес неожиданно закончился, и путники увидели длинный и извилистый спуск к подгорным долинам, Мэри произнесла:

– Мои сородичи уничтожили целый континент. Просто сожгли дотла! Говорят, что после этого с небес полгода падал пепел, а дождь шел черный, как сажа… Нет, мы достойны орков, хотя и выглядели заметно привлекательнее. Сам знаешь – внешность бывает обманчива.

– Не в твоем случае, дорогая, – по-отечески тепло улыбнулся старик, указывая на безмятежно посапывающего, на руках у эльфийки дракона. – Не в твоем случае.

Похожие:

Компания Быстрых Перевозок и Веселого Времяпрепровождения Посвящается моим друзьям! Хотя я знаю, что никто из них iconДжуртубаев Махти Чиппаевич Другая повесть о полку Игореве
Посвящается моим преподавателям, друзьям и однокурсникам по Литературному институту (1975-1980)
Компания Быстрых Перевозок и Веселого Времяпрепровождения Посвящается моим друзьям! Хотя я знаю, что никто из них iconПосвящается всем моим друзьям!
Ричарду круга гордо носили такой же. Иногда по этому поводу вспыхивали ссоры, но с Нэдом обычно не связывались он слыл умелым воином,...
Компания Быстрых Перевозок и Веселого Времяпрепровождения Посвящается моим друзьям! Хотя я знаю, что никто из них iconОдиночество среди людей
Точно знаю, что мне 20 лет. Я точно знаю, что я не отношусь к людям я не из их расы. Я вообще не помню кто Я. Не знаю откуда Я
Компания Быстрых Перевозок и Веселого Времяпрепровождения Посвящается моим друзьям! Хотя я знаю, что никто из них iconЕси, Каринге, Омваи, Парану, Сауакари, Вивору и всем остальным моим...

Компания Быстрых Перевозок и Веселого Времяпрепровождения Посвящается моим друзьям! Хотя я знаю, что никто из них iconДжаред Даймонд. Ружья, микробы и сталь
Еси, Каринге, Омваи, Парану, Сауакари, Вивору и всем остальным моим друзьям и учителям с Новой Гвинеи, умеющим жить в трудных природных...
Компания Быстрых Перевозок и Веселого Времяпрепровождения Посвящается моим друзьям! Хотя я знаю, что никто из них iconВ-14                                     Св. Иоанн Златоуст
Потому что сурова и мрачна эта буря, которой подверглись церкви? Потому что все превратила она в безлунную ночь и день ото дня все...
Компания Быстрых Перевозок и Веселого Времяпрепровождения Посвящается моим друзьям! Хотя я знаю, что никто из них iconПосвящается моим детям: Александру
Таким образом, греко-римская философия — пример целостной, замкнутой философии, имеющей свои периоды зарождения, расцвета, заката...
Компания Быстрых Перевозок и Веселого Времяпрепровождения Посвящается моим друзьям! Хотя я знаю, что никто из них iconЗдравствуй, мама! Пишу тебе милостью моих врагов, пообещавших, что...
Я все еще люблю жизнь, мама, хотя меня казнят через несколько минут. Та, Что Приходит За Всеми смотрит на меня из Темноты, а я до...
Компания Быстрых Перевозок и Веселого Времяпрепровождения Посвящается моим друзьям! Хотя я знаю, что никто из них iconЧто вы собираетесь делать теперь?
Именно здесь некоторые пали духом, потому что им сказали, что у них должна быть вера. Хотя, может быть, сегодня это распространенное...
Компания Быстрых Перевозок и Веселого Времяпрепровождения Посвящается моим друзьям! Хотя я знаю, что никто из них iconКурсовая работа по финансовому менеджменту вопрос 1: Оценка инвестиций 40 Компания «Азия»
Компания «Азия» рассматривает возможность организации нового направления деятельности – создание компании в сфере перевозок лесных...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница