О-конфессиональных отношений и права гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7




Скачать 12.16 Mb.
НазваниеО-конфессиональных отношений и права гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7
страница14/85
Дата публикации22.02.2013
Размер12.16 Mb.
ТипДокументы
skachate.ru > Право > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   85
^

Предмет заключения


Предметом настоящего заключения является вопрос о правомерности открытого проведения в городах и иных населенных пунктах Российской Федерации массовых публичных84 мероприятий, направленных на пропаганду гомосексуализма, – так называемых гей-парадов, а также оценка правовой и фактической обоснованности позиции и аргументов, которыми организаторы гей-парада стремятся доказать правомерность их требований разрешить его проведение.

В настоящем заключении не рассматриваются вопросы личных прав гомосексуалистов на выбор сексуальной ориентации и на общение друг с другом, вопросы их личной жизни и общения между собой, деятельности в Москве и других городах России гомосексуальных закрытых клубов и иных организаций гомосексуалистов.

^

Материалы, использованные при подготовке настоящего
заключения:


1. Видеозаписи гей-парадов (гей-фестивалей) в Екатеринбурге в 2004 и 2005 гг.

2. Описание в СМИ проведенного гомосексуалистами и трансвеститами «парада любви» 27.05.2006 в Санкт-Петербурге, в непосредственной близости от католического храма Святой Екатерины Александрийской85; описания в СМИ неудавшегося гей-парада в Москве 27.05.2006, проведенных гей-парадов в Риге, Таллине, Берлине, Лондоне, Риме, Амстердаме, иных городах мира.

3. Публикации в СМИ и научной литературе по тематике гомосексуализма, в том числе публикации, выступления, заявления идеологов гомосексуализма, прежде всего – Н.А. Алексеева86, И.С. Кона87 и С.Т. Агаркова88.

4. Заявления руководителей и представителей крупнейших религиозных организаций России по рассматриваемым вопросам.
В заключении исследованы следующие вопросы:

1. Анализ содержания и направленности гей-парада в контексте защиты прав и свобод человека.

2. Оценка состоятельности обоснования необходимости проведения гей-парада целью защиты прав гомосексуалистов.

3. Оценка состоятельности обоснования необходимости проведения гей-парада целью защиты гомосексуалистов от «экстремистских действий».

4. Оценка обоснованности утверждения организаторов гей-парада о том, что его проведение не нарушит права и законные интересы детей.

5. Оценка обоснованности утверждения организаторов гей-парада о том, его проведение не нарушает права и законные интересы верующих граждан.

6. Оценка состоятельности обоснования допустимости проведения гей-парада тем, что в ряде зарубежных стран гей-парады уже давно проводятся.

7. Оценка состоятельности обоснования допустимости проведения гей-парада ссылкой на то, что в ряде зарубежных стран гомосексуализм воспринимается как социальная норма.

8. Оценка состоятельности обоснования допустимости проведения гей-парада аргументом об отмене в Российской Федерации уголовного преследования за гомосексуальные отношения.

9. Правомерность ограничения государством проведения гей-парадов в целях защиты общественной нравственности.

10. Оценка состоятельности обоснования необходимости проведения гей-парада целью защиты одной из форм семьи.

11. Необоснованность оценки критики в адрес гомосексуализма и его пропаганды как «гомофобии».

^

II. О терминологии


Под понятием «гей-парад» в настоящем заключении понимается массовое публичное мероприятие (гей-парад, лав-парад, гей-фестиваль, гей-шествие и другие аналогичного характера и направленности публичные мероприятия), проводимое в виде демонстрации, шествия (как вариант – фестиваля) в открытом для свободного посещения месте, где присутствует неограниченный круг лиц, не являющихся гомосексуалистами, рассчитанное на массового, в том числе и прежде всего, невольного зрителя, направленное, фактически, на пропаганду гомосексуализма в качестве нормального, прогрессивного, элитарного и т.п. образа жизни, нормы сексуального поведения и сексуальных отношений.

Согласно статье 2 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» от 19.06.2004 № 54-ФЗ:

публичное мероприятие – открытая, мирная, доступная каждому, проводимая в форме собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования либо в различных сочетаниях этих форм акция, осуществляемая по инициативе граждан Российской Федерации, политических партий, других общественных объединений и религиозных объединений. Целью публичного мероприятия является свободное выражение и формирование мнений, а также выдвижение требований по различным вопросам политической, экономической, социальной и культурной жизни страны и вопросам внешней политики;

демонстрация – организованное публичное выражение общественных настроений группой граждан с использованием во время передвижения плакатов, транспарантов и иных средств наглядной агитации;

шествие – массовое прохождение граждан по заранее определенному маршруту в целях привлечения внимания к каким-либо проблемам.

Гомосексуальность – половое влечение, направленное на лиц своего пола. Это понятие охватывает не только периодическое сексуальное поведение или сексуальное влечение, но и в целом весь образ восприятия собственной личности (его или ее самоидентификацию), способ отношений с мужчиной и женщиной (его или ее влечения).

Под термином «гомосексуализм» в настоящем документе понимается как мужской гомосексуализм, так и женский (лесбиянство).

Понятию «гей» в конструкции «гей-парад» в гомосексуальной литературе дается следующее толкование: «^ Gay – англ. аббревиатура от “good as you”, означающая: “ничем не хуже, чем ты”»89, хотя, как отмечает Л.П. Лобанова, изначально «слово “gayпроисхо­дит из языка уголовников XVIII века, и под ним подразумевались прости­тутки и прожженные проходимцы»90.

Поскольку российское законодательство не содержит четких дефиниций по исследуемой тематике, целесообразно обратиться к зарубежному законодательству.

Согласно подпараграфам 1–3 § «f» «Определения» статьи 654 «Политика относительно гомосексуализма в Вооруженных Силах» главы 37 «Общие требования службы» части II «Личный состав» субтитула A «Общий Военный Закон» титула 10 «Вооруженные Силы» Свода законов США:

«Термин “гомосексуалист” означает человека, который независимо от пола участвует, пытается участвовать, имеет склонность участвовать, или намеревается участвовать в гомосексуальных действиях, и охватывает термины “гей” и “лесбиянка”.

^ Термин “гомосексуальный акт” означает –

(A) любой физический контакт, активно предпринятый или пассивно допущенный, между представителями одного и того же пола с целью удовлетворения сексуальных желаний; и

(B) любой физический контакт, который разумному человеку понятен как демонстрирующий склонность или намерение участвовать в акте, описанном в подпараграфе (A)».
III. Основная часть

Актуальность исследования правовой обоснованности позиции и аргументации организаторов и сторонников проведения гей-парада в Москве и иных городах России, обусловлена увеличением масштабов их пропагандистско-идеологической деятельности, фактами их сознательной конфронтации с российским обществом и властями ряда субъектов Российской Федерации.

Поводом для подготовки настоящего заключения послужила ситуация, связанная с попыткой проведения гей-парада 27.05.2006 в городе Москве. В проведении данной акции было отказано, и правоохранительные органы были вынуждены пресечь незаконное публичное мероприятие гомосексуалистов.
1. Анализ содержания и направленности гей-парада в контексте защиты прав и свобод человека.

Согласно Клиническому руководству «Модели диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств», утвержденному Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 06.08.1999 № 31191: «Критериями сексуальной нормы являются: парность, гетеросексуальность, половозрелость партнеров, добровольность связи, стремление к обоюдному согласию, отсутствие физического и морального ущерба здоровью партнеров и других лиц. Расстройство сексуального предпочтения означает всякое отклонение от нормы в сексуальном поведении, независимо от его проявлений и характера, степени выраженности и этиологических факторов». Следовательно, гомосексуальность к сексуальной норме не относится.

Отношение к гомосексуализму как к социальному и сексуальному отклонению присуще нравственным, культурным традициям всех народов России.

Однако идеология гомосексуализма и тесно связанная с ней «гомосексуальная культура» давно уже перешли из маргинального социального пространства в самопозиционирующееся как элитарное, а в настоящее время активно стремятся занять место в массовой культуре самых широких слоев населения.

Поскольку гомосексуальность – это определенная как личностная, так и социально-групповая комплексная морально-психологическая и культурная идентичность, существенно иной, отличный от всех других людей образ жизни и, в определенной мере, особая система ценностей, психология мышления и поведения, то гей-парад влечет не просто изменение поведения или увлечений, но кардинальное изменение сексуальной, культурной и психологической идентичности человека, системы его нравственных ценностей, включая представления о семье.

Анализ содержания и формы проведенных ранее гей-парадов позволяет выделить следующие их общие существенные признаки:

• вульгарная, нарочито избыточная красочность и эпатажно гипертрофированная помпезность, проникнутая идеологией гомосексуализма и разврата и транслирующая посредством наглядной агитации эту идеологию на зрителей;

• аффектация92 поведения организаторов и основных участников, непристойность93 их действий (публичная имитация совершения гомосексуальных актов, иные физические контакты, которые «разумному человеку понятны как демонстрирующие склонность или намерение участвовать в гомосексуальном акте»94; публичный показ неприличных жестов, непристойная демонстрация обнаженных ягодиц и пр.);

• непристойные, вызывающего вида костюмы, агрессивно вульгарный, намеренно эпатирующий внешний вид его основных участников (мужчины, напоказ наряженные в женское белье, в бутафорские бюстгальтеры и т.п.; атрибутика садомазохизма и пр.), оскорбляющие нравственные чувства лиц, не являющихся гомосексуалистами;

• проведение в открытом для свободного посещения месте, где присутствует неограниченный круг лиц, не являющихся гомосексуалистами, с расчетом на массового, в том числе и прежде всего, невольного зрителя;

• провокационность, осознанное допущение или сознательная нацеленность на создание ситуации столкновения интересов разных социальных групп.

Как показывает анализ прошедших гей-парадов и выступлений их организаторов, суть этих публичных мероприятий обусловлена их действительными целями:

• активное формирование общественного мнения, в том числе путем массированной пропаганды, о том, что гомосексуализм (в восприятии подавляющего большинства людей – порок, безнравственное, аморальное поведение) является социальной нормой, а представления о нем как о пороке являются устаревшими;

• навязывание психологических установок на принятие нормальности и социальной привлекательности, даже престижности, прогрессивности и элитарности95 гомосексуализма; придание гомосексуализму в общественном мнении, прежде всего в среде молодежи, привлекательного образа;

• размывание и нейтрализация традиционных нравственных норм в обществе;

• реализация сопутствующих бизнес-целей.

Содержание, направленность и внешняя сторона гей-парада оказывают сильнейшее воздействие на психику, на сознание зрителей, в том числе невольных.

Для сравнения, военный парад, по сути своей, является подобным мощным и действенным средством формирования психологических установок на патриотизм, уважения к Вооруженным Силам страны, формирует сильные чувства сопричастности к государственности и единства народа перед лицом внешних военных угроз.

Аналогично, гей-парад представляет собой эффективную психотехнологию для формирования вполне определенных психологических установок – на восприятие и принятие гомосексуализма в качестве нормы сексуальных отношений и сексуального поведения, нормального образа жизни.

Гей-парад задумывается и намеренно проводится таким образом, чтобы обеспечить привлечение максимально возможной зрительской аудитории, чтобы люди, невольно оказавшиеся в непосредственной близости от места проведения (улицы прохождения, площади или стадионы размещения сцен для действий и представлений) гей-парада, были вынуждены, не желая того, невольно видеть и слышать это действо. Фактически – против своей воли воспринимать, осуществлять рецепцию, усвоение его психологического и информационно-пропагандистского воздействия. Следовательно, гей-парад грубо нарушает законодательно закрепленный важнейший принцип проведения публичного мероприятия – принцип добровольности участия в публичном мероприятии (пункт 2 статьи 3 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» от 19.06.2004 № 54-ФЗ).

Причем сам факт проведения гей-парада оказывает на гетеросексуальную аудиторию шокирующее и оскорбляющее воздействие независимо от того, пойдут ли участники гей-парада шествием в эпатирующих одеяниях и со средствами наглядной агитации или в обычной повседневной, скромной одежде, без средств наглядной агитации.

Как указывается в Концепции улучшения положения женщин в Российской Федерации, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 08.01.1996 № 6, недостаточная морально-нравственная оценка проституции, особенно в средствах массовой информации, ведет к росту числа женщин, занимающихся проституцией, несмотря на ее безнравственность.

Аналогично, недостаточно принципиальная нравственная оценка гомосексуализма, особенно в СМИ, ведет к нарушениям прав и законных интересов граждан, прежде всего – несовершеннолетних. В литературе, научных исследованиях зафиксированы свидетельства некоторых людей, которые испытывали в результате внешних влияний гомосексуальные желания, но, по их собственным заявлениям, вопреки этим желаниям никогда в гомосексуальные отношения не вступали. Навязчивая пропаганда гомосексуализма элиминирует, разрушает нравственные ограничители не только у вышеуказанных лиц, но и вовлекает других гетеросексуалов в гомосексуальные отношения посредством использования различных способов психологического воздействия (групповое давление, навязывание ложных установок посредством психологического манипулирования96, спекулирование на элитарном положении в обществе отдельных гомосексуалистов и идее гомосексуальной идентификации и поведении как средствах быстрого продвижения по социальной лестнице и т.п.).

Идеологи гомосексуализма косвенно сами подтверждают пропагандистский характер гей-парадов и их ориентированность, главным образом, на гетеросексуальную аудиторию: «Парады геев являются роскошными праздниками, торжеством свободы, и на них стекаются даже бóльшее количество гетеросексуалов с детьми и семьями, чем сексуальных меньшинств»97.

Такая пропаганда, навязывание гомосексуализма людям, не разделяющим гомосексуальных убеждений, грубейшим образом нарушает их конституционные права и свободы, прежде всего – свободу убеждений и свободу вероисповедания (статьи 29 и 28 Конституции Российской Федерации).

Устроители гей-парада, пренебрегая требованием Конституции Российской Федерации о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (часть 3 статьи 17), противоправно посягают на права и законные интересы абсолютного большинства граждан России, агрессивно навязывая им гомосексуализм в качестве нормального образа жизни, нормы сексуальных отношений и сексуального поведения, выражая тем самым явное неуважение к обществу.

Гей-парад преподносится как «праздник любви». Но «любовь», к которой призывают организаторы гей-парада, в восприятии и представлениях абсолютного большинства граждан является не любовью, а сексуальными отношениями, причем не нормальными, а сексуальным отклонением, пороком98.

Процитируем для примера несколько типовых демагогических доводов сторонников проведения гей-парада:

«Опять вот на прошлой неделе наши заскорузло-замшелые чиновники-бюрократы сами опозорились на всю Ивановскую (в данном случае – на всю Европу) и Москву опозорили-обломали, лишив смутных надежд называться все-таки когда-нибудь всесторонне модной и продвинутой столицей»99. В действительности, только для гомосексуалистов город, попустительствующий пропаганде гомосексуализма и нарушениям прав несовершеннолетних и их родителей, является «всесторонне модной и продвинутой столицей», тогда как для абсолютного большинства населения оценка такой ситуации – прямо противоположная.

Еще аргумент: «Чиновники обвиняют “Love Parade” в якобы гомосексуальной пропаганде и, кажется, ущемлении морально-этических чувств граждан! Но о какой морали и этике может идти речь, когда напротив Госдумы круглосуточно шеренгами стоят проститутки?!»100 Очевидно, что другое социальное зло – проституция – никак не оправдывает и не усугубляет ситуации вокруг проведения гей-парада, просто не имеет к ней прямого отношения. Но такого рода аргументы вполне типичны для пропагандистов сексуальных извращений, стремящихся подменить демагогическими заявлениями обсуждение по существу вопроса.

Общими чертами всей аргументации организаторов гей-парада в обоснование допустимости его проведения являются использование заведомо ложных утверждений и психологических манипуляций, подмена предмета дискуссии.

Логично, что государство, отменившее уголовно-правовой запрет гомосексуальных отношений, не запрещает полностью гомосексуалистам проведение своих корпоративных встреч. (В противном случае, требовалось бы вернуть норму об уголовной ответственности за гомосексуализм в Уголовный кодекс). И театры со спектаклями, подобными спектаклям Р. Виктюка, сейчас существуют. Р. Виктюк сам так определял суть своего творчества, когда его спросили, что значит для него «гей-культура»: «Это сердцевина всего того, чем я занимаюсь!». Как утверждают очевидцы, зал на его спектаклях почти полностью занимают геи и лесбиянки. Эти спектакли – для них и о них, о чем Р. Виктюк заявлял неоднократно101. Речь не идет о запрете таких спектаклей (хотя очевидно право граждан высказывать свои критические суждения об этом) или же акций гомосексуалистов вдали от общественных мест, подобных описанной журналистами акции «гей-шашлычки», прошедшей 09.05.2006 в лесу в Подмосковье102.

Массовые публичные гей-парады характеризуются совершенно иной направленностью. Их суть – именно агрессивная навязчивая пропаганда. Проведение таких акций – это форма жесткого аморального прозелитизма, основанного на игнорировании убеждений тех, кто становится объектом пропагандистского воздействия, но изначально не разделяет данных убеждений.

Учитывая, что значимыми основополагающими признаками и элементами гомосексуальной «культуры», в том числе, являются: стремление к обнаженности напоказ, доведенное, зачастую, до гипертрофированных форм эксгибиционизма, и предметно-мировоззренческая ориентированность гомосексуализма исключительно на орально-генитально-анальном, навязывание гомосексуализма лицам, не разделяющим гомосексуальные убеждения, не может не восприниматься ими как жестокое оскорбление их нравственных чувств, причинение им глубоких нравственных страданий, определяемых ими в большинстве случаев как крайне болезненные, невыносимые.

Именно поэтому периодически проходят массовые демонстрации протеста против насильственного навязывания гомосексуализма как в России, так и в других странах. Ярким примером этого явилась манифестация протеста в начале 1999 г. в Париже, в которой приняло участие более 100 тысяч человек – католиков, евреев-иудаистов, мусульман, протестантов и неверующих. Манифестанты выступали с протестами против принятия закона о «гражданском пакте солидарности», приравнивавшего юридически и фискально гомосексуальные союзы к гетеросексуальным семьям103.

То, что гей-парады имеют провокационный характер, убедительно подтверждается стремлением их устроителей проводить демонстративные публичные акции вблизи мемориалов, посвященных войне с нацизмом, жертвам террора и т.п. Причем осуществляется это в таком виде, что выглядит притворством, оскорбительным издевательством и циничным действом, а не искренним выражением чувств благодарности и памяти, и в результате является существенным раздражителем общественности.

Не существует никаких рациональных обоснований необходимости устроения пропагандистских гей-акций около таких мемориалов. Гомосексуалисты (как отдельная социальная группа) не внесли никакого вклада в разгром нацизма. С другой стороны, ничто не препятствует им в личном качестве выразить уважение, благодарность героям и жертвам войны или репрессий, без устроения шоу и идеологических заявлений. Но такой вариант, очевидно, не устраивает организаторов гей-парада, так как не дает требующийся им эффект для привлечения внимания СМИ.

Устроение гей-акций вблизи мемориалов, посвященных войне с нацизмом, жертвам террора и т.п., следует оценивать как проведение гей-парада в завуалированной форме, особенно оскорбительной для большинства общества, считающего гомосексуализм опасным для индивида, общества, социального института семьи сексуальным извращением.

При этом ориентированность гей-парада на широкий общественный резонанс, на скандал дает основания оценивать его как особо изощренную форму мелкого хулиганства, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу и сопровождающееся оскорбительным приставанием к гражданам.

В определенных ситуациях гей-парады обоснованно рассматривать, в том числе, и как экспансию идеологии гомосексуализма из-за рубежа, намеренные провокационные действия отдельных иностранных граждан, поскольку значительную часть участников гей-парадов в странах Прибалтики и Восточной Европы составляют иностранцы-гомосексуалисты, специально приезжающие для участия в таких мероприятиях. Так было, к примеру, во время гей-парада в июле 2005 г. в Риге104. О роли иностранных участников неудавшегося гей-парада в Москве 27.05.2006 достаточно много сообщали российские СМИ.
^ 2. Оценка состоятельности обоснования необходимости проведения гей-парада целью защиты прав гомосексуалистов.

Одним из средств продвижения идеологии гомосексуализма, используемым также для обоснования необходимости проведения гей-парадов в российских городах, является распространение и эксплуатация мифа о массовой дискриминации гомосексуалистов в России.

Обществу навязывается в качестве аксиомы утверждение, что гомосексуалисты являются дискриминируемым, виктимизированным меньшинством, а потому, будто бы, они нуждаются в наделении особыми правами и привилегиями по сравнению со всеми остальными. Но такое утверждение является ложным, а обсуждаемая дискриминация – фикцией.

В действительности, гомосексуалисты не дискриминированы в правах в сравнении с другими гражданами Российской Федерации, они пользуются всей полнотой прав и свобод человека и гражданина.

Анализ содержания заявлений о дискриминации гомосексуалистов позволяет выявить, что таковые имеют отношение не к дискриминации в общепризнанном юридическом смысле этого понятия. В абсолютном большинстве такие заявления являются голословными и не содержат указаний на конкретные факты, а их суть состоит в требовании законодательно предоставить гомосексуалистам не равные права с гетеросексуалами, а особые права, дополнительные привилегии. При этом обоснованный отказ в удовлетворении таких требований они необоснованно называют «дискриминацией».

В качестве основных «особых прав» и привилегий, предоставления которых требуют идеологи гомосексуализма, заявляются следующие:

• «право» беспрепятственно и неограниченно вести публичную пропаганду гомосексуализма, то есть фактически – осуществлять навязывание гомосексуализма людям с гетеросексуальной ориентацией, в том числе детям;

• «право» на полный запрет любой, даже обоснованной, критики в их адрес в связи с их гомосексуальностью, относительно любых их действий, связанных с гомосексуализмом;

• «право» преследовать людей за убеждения в порочности и ненормальности гомосексуализма, вплоть до введения уголовной ответственности за критику гомосексуализма;

• «право» на законодательное выделение гомосексуалистов как особой социальной группы среди всего остального населения и наделение их привилегированным статусом.

Очевидно, что все перечисленные требуемые гомосексуалистами «права» и требования являются экзотическими пожеланиями и не могут быть законодательно закреплены, они юридически необоснованны и даже абсурдны, неприемлемы в демократическом правовом государстве.

Не существует никаких рациональных, юридически и фактически значимых оснований для того, чтобы гомосексуалистам законодательно были бы предоставлены особые правовые привилегии, превышающие в своей совокупности объем прав человека и гражданина, установленный и гарантированный для всех, входящие в противоречие с правами и законными интересами других граждан Российской Федерации.

Звучащие в обоснование таких требований заявления о дискриминации гомосексуалистов являются ложью, поскольку не является и не может считаться дискриминацией юридически обоснованный отказ в удовлетворении беспочвенных требований для себя ничем не обусловленных дополнительных правомочий, каких-то особых, по сравнению со всеми, прав.

В действительности, дискриминацией являлся бы отказ в принятии на работу или увольнение с работы, отказ в зачислении на учебу, иные нарушения прав и свобод, нарушения равноправия граждан, осуществленные из-за их нетрадиционной сексуальной ориентации. Однако, идеологи гомосексуализма лишь эксплуатируют тематику защиты прав человека для обоснования своих неправомерных посягательств на права гетеросексуалов, преследуя цель установления тотального доминирования и диктатуры частных интересов и идеологии сексуальных меньшинств над образом жизни и этикой большинства населения.

Тот факт, что вся «борьба» идеологов гомосексуализма за особые права и привилегии ориентирована не столько на органы власти, сколько на общественность, не разделяющую гомосексуальных убеждений, свидетельствует о ложности заявлений о борьбе за права сексуальных меньшинств посредством проведения гей-парадов.

Беспочвенные обвинения в дискриминации гомосексуалистов (то есть в совершении уголовно наказуемого преступления, предусмотренного статьей 136 Уголовного кодекса Российской Федерации), звучащие в отношении лиц, считающих недопустимым и незаконным навязывание им гомосексуализма, а также пропаганду этого детям, только лишь в связи с критическими оценками гомосексуализма или отстаиванием своих прав, сами по себе, представляют клевету, то есть совершение преступления, предусмотренного статьей 129 Уголовного кодекса Российской Федерации. Направление таких необоснованных обвинений в виде заявлений в правоохранительные органы представляет собой заведомо ложный донос о совершении преступления, то есть преступление, предусмотренное статьей 306 Уголовного кодекса Российской Федерации.

По существу, идеология гомосексуализма является воинствующей безнравственностью, активной контр-нравственностью. Рассуждения о возможности нормального сосуществования идеологии гомосексуализма с исторически сложившимися в России нравственными нормами не выдерживают никакой критики в том смысле, что идеология гомосексуализма сегодня не приемлет спокойного, ориентированного исключительно на себя существования, а гомосексуальный агрессивный прозелитизм объективно является неотъемлемой частью гомосексуальной идеологии.

У авторов изданий, пропагандирующих и защищающих гомосексуальный образ жизни, практически любые нормы, защищающие общественную нравственность, даже не имеющие прямого отношения к гомосексуалистам, вызывают явное раздражение, оцениваются ими как, якобы, характеризующиеся «скрытой антигомосексуальной направленностью». Например, у одного из апологетов гомосексуализма Фредерика Мартеля вызывают значительное раздражение французские законодательные акты, касающиеся государственных служащих (которые должны были “быть добропорядочными”) и квартиросъемщиков (которые должны были вести себя как “добропорядочные отцы семейств”). Ф. Мартель оценивает эти законы как имеющие «скрытую антигомосексуальную направленность»105. Это подобно тому, как лицо, усвоившее маргинальную, пониженную криминальную субкультуру, изначально резко негативно воспринимает любого образованного, интеллигентного, нравственного человека, который как бы самим своим существованием проявляет «скрытую антикриминальную направленность».

Негативное отношение идеологов гомосексуализма к морали связано и обусловлено их нетерпимым, экстремистским отношением к любой традиционной культуре, кроме их, гомосексуальной субкультуры.

Этот вывод убедительно подтверждается содержанием проводившихся гей-фестивалей в Санкт-Петербурге (27.05.2006) и Екатеринбурге (в 2004 и 2005 гг.), представлявших собой непристойные неистовства, а также подтверждается интервью одного из организаторов и главных действующих лиц гей-парада в Екатеринбурге – бритого налысо мужчины, одетого в женское свадебное платье и представившегося как Ноя Кохх:

«Великая и непредсказуемая, пышногрудая, в данный момент вся светленько одетая, блистательная обладательница самых оху…х ягодиц в нашем городе и самых длинных ног, королева транса, самая похотливая сука, чудо, бл… русского трансвестизма и вот уже 6 лет дипломированная актриса, а потому – международная артистка Вселенной, красивая и гордая, вездесущая, ладно хоть, не везде срущая, Ноя Кохх. Вот. У нас в Екатеринбурге есть единственный во всей России, четвертый уже лав-парад, который имеет своей идеологией простой девиз: давайте заниматься любовью, а не воевать, не заниматься войной»106 (многоточиями заменены части произнесенных в записи интервью матерных слов).

Ничего про дискриминацию гомосексуалистов, тем более о конкретных фактах такой дискриминации, в процессе всего гей-парада не говорилось. Зато из процитированной части интервью «Нои Кохх» становится понятной реальная антикультурная, асоциальная и аморальная направленность этого мероприятия.

Очевидна беспочвенность ссылок идеологов гомосексуализма в обоснование допустимости проведения гей-парада на статьи 10 и 11 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующие свободу выражения своего мнения, свободу мирных собраний и свободу ассоциации с другими.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   85

Похожие:

О-конфессиональных отношений и права гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7 iconЭкстремизм правовая суть явления
Понкин И. В. Экстремизм: правовая суть явления. – М.: Институт государственно-конфессиональных отношений и права, 2008. – 57 с
О-конфессиональных отношений и права гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7 iconДипломная работа
Уголовно-правовая характеристика и виды убийства из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженного с разбоем, вымогательством...
О-конфессиональных отношений и права гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7 iconКонтрольная работа по курсу “Конституционное право рф” на тему: «Конституционно...
«Конституционно – правовая основа политических режимов в суверенных государствах»
О-конфессиональных отношений и права гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7 iconПлан введение Глава Правовая сущность и процессуальный порядок задержания...
Личность подозреваемого как объект уголовно-процессуального и криминологического исследования
О-конфессиональных отношений и права гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7 iconИнститут государственно-конфессиональных отношений и права религиозная...
Религиозная культура в светской школе: Сборник материалов / Отв ред и сост. Л. С. Гармаш и И. В. Понкин. – М.: Институт государственно-конфессиональных...
О-конфессиональных отношений и права гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7 iconМетодические материалы по выполнению контрольно-проверочных работ...
Уголовно-исполнительное право: Методические материалы по выполнению контрольно-проверочных работ для слушателей фво по специальности...
О-конфессиональных отношений и права гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7 icon«уголовно-правовая характеристика преступлений против половой свободы»
Уголовно-правовая и криминологическая характеристики преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности
О-конфессиональных отношений и права гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7 iconУголовно-правовая охрана материнства
Диссертация выполнена в Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Академия Генеральной...
О-конфессиональных отношений и права гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7 iconДипломная работа на тему: «Экономическая контрабанда, уголовно-правовая...
«Экономическая контрабанда, уголовно-правовая характеристика и особенности расследования»
О-конфессиональных отношений и права гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7 iconМетодические материалы для специальности 030501 «Юриспруденция» (уголовно-правовая...
Земельное право. Методические материалы для специальности 030501 – «Юриспруденция» (уголовно-правовая специализация), заочная форма...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница