Утром, уже после того, как за завтраком вдоволь наслушался возмущенных криков от Деррика и Тария, мы грузили вещи в повозку. (я наслушался…мы грузили) Конечно




Скачать 125.13 Kb.
НазваниеУтром, уже после того, как за завтраком вдоволь наслушался возмущенных криков от Деррика и Тария, мы грузили вещи в повозку. (я наслушался…мы грузили) Конечно
Дата публикации17.06.2014
Размер125.13 Kb.
ТипДокументы
Утром, уже после того, как за завтраком вдоволь наслушался возмущенных криков от Деррика и Тария, мы грузили вещи в повозку. (я наслушался…мы грузили) Конечно, всем хотелось еще на денек-другой задержаться в «Метели», поспать на нормальных кроватях и отмокнуть как следует в чане с душистой водой, пахнущей хвоей, но следовало спешить. Если до метелей не успеем добраться в столицу севера, придется ночевать где-нибудь на обочине тракта, и каждый день здесь становился ценен.
Лоббер ходил мрачный, разговаривал неохотно и всячески старался показать, что ему поступок Тайдеоны совершенно непонятен. Когда он в очередной раз разразился ливнем вопросов, ответы на которые никто из нас не знал и знать не мог, Призрак посоветовал колдуну заткнуться и выбросить из повозки вещи сбежавшей девушки.
– На кой черт нам два сундука цветастых платьев и белья? – воскликнул он, выталкивая ногой сундучок с ароматными притираниями. – Нисси, тебе нужно что-нибудь из этого барахла?
Молоденькая колдунья, напуганная его перекошенной рожей, лишь пискнула нечто невразумительное в ответ и поспешила скрыться с глаз долой.
– Дались ей эти розы… – бурчал под нос Солье, устраиваясь на откидной лавчонке. – Ее мать меня убьет…
– Чего? – недоуменно уставился на него Мелгер.
– Мать Тайдеоны, – неохотно пояснил тот. – В прошлый раз, когда чета Халбиб приезжала на остров университета, я обещал, что присмотрю за ее дочерью. А теперь Тай сбежала, выставив меня полным идиотом.
– Скажу по секрету, – поделился только что забравшийся в повозку Призрак, – ты и без этого им являешься. Иначе не связался бы с такой оторвой. Ладно уж… Трогай, брат Лавитри! Зима нас ждать не станет.
Скрипя колесами, (зпт не нужна) на выпавшем за ночь снегу, (зпт не нужна) (Может: по выпавшему снегу) наша кибитка покатилась по дороге.
Утро выдалось солнечным, но морозным и ветреным. Яркие золотые блики играли на белоснежном покрове, укутавшем равнину и, (зпт не нужна) протянувшиеся по обе стороны тракта, (зпт не нужна) поля. Пару раз я замечал кособокие очертания пирамид орров, возле одной даже стояла запряженная телега, а снег вокруг постройки оказался расчищен. Изредка попадались оставленные до весны хутора, утопающие в рыхлых сугробах. Домики здесь были совершенно непохожими на те, что привык видеть в лордствах или же на западе. Глинобитные, крытые соломой и беленые мелом, они выглядели непритязательно, но казались на диво уютными.
Скоро поля и поселения земледельцев сменились лесОМ. Вначале – реденькими полесьями, где по большей части росли лишь мрачные осины и кустарники, а потом потянулись настоящие буреломы, где даже просвета между старыми, поросшими лишайником стволами видно не было.
– Не люблю север, – вздохнул Тарий, которого сменил на облучке Призрак. Бывший грандмастер грелся, попивая пряное вино из фляги и закутав ноги шерстяным одеялом. – Леса, леса… горы, холмы… Мрачновато здесь.
– А Тай сейчас где-то бредет одна-одинешенька, – вздохнул Лоббер, глядя в затянутое бычьим пузырем окно. – А если на нее нападут разбойники?
– Она просто превратит их в головешки, и делу конец, – усмехнулся Лавитри. – За девушку, почему-то, не сильно переживаю. Наглости и изворотливости у нее на семерых хватит, а силы… колдовской силы, понятное дело, даже больше, чем нужно.
Я им про конверт пока не рассказывал. Мало ли, что в нем? Тайдеона оказалась заядлой интриганкой, вдобавок к этому, охваченной жаждой поисков ответов… но мне она по-прежнему оставалась глубоко симпатична и помешать ей, проявив нетерпеливость сейчас, не хотел совершенно.
Две недели мы провели в пути. Большинство ночей проводили (повтор) прямо в повозке, тесно прижавшись, (зпт не нужна) друг к другу, (зпт не нужна) и закутавшись в одеяла. Нам не очень везло (зпт) и на большие поселения и постоялые дворы натыкались либо утром, либо днем – когда толку особого от них не было. Зато не пришлось всю дорогу жевать вяленое мясо и грызть сухари: в деревнях и мелких городках разживались курятиной, которую здесь любили и готовили так, что пальчики оближешь; чесночными супами и, самая большая удача, кукурузной водкой. В пути же нас настигли неприятные слухи. Поговаривали, что во время последней зимней охоты, ежегодно устраиваемой царем, едва не погиб наследник. Здесь, правда, к одному мнению рассказчики не приходили: то ли лось сшиб Эринвальда с коня, то ли, во что верилось с трудом, скакуна убили стрелой; еще что-то говорили о колдунах, но это справедливо сочли враками. Царевич отделался ушибами и ссадинами, но суеверный северный народ мигом возроптал – плохой знак! Боги шлют предупреждение смертным. Царю следует наследника беречь, а не таскать за собой по лесам да лугам, где подкарауливает негаданная смерть. В этом-то и крылась еще одна особенность Хеленнвейса – самодержец здесь… если не сказать, что собственность народа, то очень близок к этому понятию. В любой день, ночью или ранним утром, подданные вправе позвать его на лобное место, где каждый может задать все интересующие вопросы или же дать совет. Так повелось издревле.
Вопреки опасениям, метели не торопились заваливать землю снегом. Скорее даже наоборот – сделалось чуточку теплее, и на тракте, заботливо расчищаемом оррами, осталась лишь тонкая наледь.
– Как раз поспеем к празднику «Меда и Пряников», – усмехался Призрак, глядя на тянущиеся вдоль дороги насыпи щебня. – Похоже, что мы находимся неподалеку от бассейна руд… видите, сколько щебенки? Это оррам оставляют, чтобы могли в дело пустить, когда тракт латают. Эх, с удовольствием бы в Кворд, повидать приятелей, да вот только неохота рисковать.
– Может, поедем по Старому тракту? – предложил Тарий. В этот раз править лошадьми выпало Мелгеру, поэтому оба друга находились в повозке. – Пока не метет, можно выиграть еще недельку-другую…
– Опасно, – многозначительно ответил Деррик. – Слишком много дикой земли придется пересечь.
– И?.. – непонимающе вскинул бровь Лавитри. – Зато там Бор и Ставень вдоль дороги, обе крепости имеют гарнизоны, полсотни человек в каждом, и монастырь блаженного Эрхаруса. Что тебя так пугает?
– Мы не знаем, где еще могу оказаться статуи. Почему-то, (зпт не нужна) мне кажется, что местность, где почти не осталось поселений, идеально подходит для площадки «перехода».
– Ты становишься осторожным, – не без ехидства заметил бывший грандмастер. – Возраст?
– Здравомыслие – единственная достойная плата за безвозвратно уходящие годы, – с усмешкой ответил Призрак. – Странно, но чем дряхлее становится мое тело, тем больше начинаю его беречь. Но вот ведь парадокс – вместо того, чтобы вернуться домой, трясусь вместе с вами в повозке…
– Значит, не такой уж ты и замшелый валун, – подытожил Тарий. – Ладно, поедем дальше по Центральному тракту.

Вопреки ожиданияМ (зпт?) столицы севера я так и не увидел. Кто знает, на счастье э (?) или на беду, но оказалось, что царская чета на время покинула Визмерград, остановившись в городке Эрьярград, что примостился на берегу довольно живописной реки Эрья. Там, как удалось выяснить у местных жителей, монарх давно облюбовал резиденциЮ с дворцом и казармами. Правда, раньше прибывал в город только летом, да и то надолго не задерживался…
Всеми известиями мы разжились по дороге – благо, (зпт не нужна) в трактирах и на постоялых дворах болтливого народу всегда хватало. Деррик развернулся здесь во всей красе. Он сумел бы разболтать даже мертвого, если понадобится. А уж как вел себя с завсегдатаями! Тут впору научный трактат писать. Когда надо – льстил, покупал выпивку и закуску; пару раз пришлось изрядно помахать кулаками, без большой крови удалось обойтиСЬ, но ссадин и синяков понаставил супостатам с избытком, да и сам получил немало. Тогда же выяснилось еще кое-что – Призрак не просто умел и любил драться, он достиг в этом «искусстве» небывалых высот. Мне довелось на своем кратком веку видеть многие потасовки, в которых кто только не участвовал. Но так, как дрался мой «наставник»… на это стоило взглянуть.
Деррик ухитрялся использовать в бою все, что только подворачивалось под руку. Взрывался градом ударов, ухитрялся сильно и жестко бить, даже лежа на полу, в окружении противников. Лишь единожды нам пришлось вмешаться в схватку, когда рябой пропойца из придорожной харчевни выхватил нож. Обычно Призрак управлялся сам, после чего пропускал кружечку-другую с недавними «недругами», и всегда получал то, чего хотел… (Не совсем понятно, почему нож испугал Призрака, ИМХО)
Эрьярград мне понравился сразу. Он возвышался на крутом берегу, с двух стороН окруженный речною петлей, грациозный и красивый. Не твердыня – наследие Великой Бури, – а самый обычный городок. Это-то меня и порадовало! Страшно надоели массивные каменные громады, окруженные рвами, утыканные сигнальными и стрелковыми вышками.
От тракта к городу тянулась вымощенная плитами дорога, вдоль которой были высажены березы. Она упиралась в широкие створки ворот. Три невысокие бревенчатые стены придавали городу форму треугольника, что довольно редко встречалось на западе, а на севере стало чем-то вроде традиции. По углам возвышались высокие столбцы, украшенные деревянными головами медведей и обвязанные многочисленными атласными лентами, что (повтор) трепетали на ветру. Небо над Эрьярградом заволокло дымом от множества печных труб и главной достопримечательности города – до приезда царя она таковой являлась, по крайней мере, – пекарни семейства Орталь. Дворец, хотя по меркам востока его так и называть-то было стыдно, располагался у восточного (повтор) угла стены. Большинство окон выходило на реку и ярок, что раскинулся на другом берегу.
Город просто бурлил жизнью. Зима смилостивилась над людьми и подарила лишнюю неделю без метелей и яростного ветра. Горожане старались заполнить каждый лишний денек какими-нибудь полезными, а реже – праздными, делами.
– Славное местечко, – усмехнулся Тарий. – Помню, гуляли на свадьбе у Харбора Красного, так ему на корабле к фьорду каравай здешний привезли. Просто чудо! Неделю в полотне провел, а на вкус – словно только из печи вынули.
– И я помню, – Деррик потирал скулу, на которой красовался огромный синяк, полученный в одноЙ из множества стычек. – Я после празднества три дня болел… Как думаешь, почему царь здесь квартирует? Скоро метели, а он, насколько понимаю, покидать Эрьярград не собирается.
Меня раздражала манера Призрака задавать все важные вопросы лишь своему закадычному дружку. Словно нас для него вообще не существовало! И, что бесило больше всего, в некоторых вещах мнение других его нисколько не трогало. Как решил – так и будет.
– В любом случае, – ответил, немного подумав, Лавитри, – это все нам только на руку. Не придется тащиться в столицу. Да и претендентов на путешествие к «Одинокому Стражу» тут всяко поменьше будет…
Мы остановились в просторном съемном особняке. Платить за него выпало на долю ордена, так как Тарий хотел немного поберечь «живые» деньги и наскоро состряпал расписку в гильдии Накопителей. Перекусив и разобрав пожитки, приятели отправились в резиденцию монарха. На севере наш орден был в почете, чего не скажешь о магическом, и пользовался у царя определенной любовью и уважением. Оказывается, его отец провел в замке на острове университета два года, перед тем как надел корону, и даже умудрился собрать четыре серебряных кольца, проиграв всего одно. На том дуэли решено было оставить, так как пришло время перенять бразды правления.
Пока Нисси и Лоббер обустраивали комнату и возились с очагом, мы с Мелгером устроились (повтор) покурить на заднем дворе. Кругом громоздились снежные сугробы, так (что) предстояло еще изрядно помахать лопатами.
– Думаешь, сумеют Призрак с Тарием уговорить царя и советников? – спросил мой друг.
– Уже не знаю, чего от них можно ожидать, – табак на севЕре оказался гораздо хуже западного, но выбирать не приходилось. – В Деррике загадок столько, что не перечесть. Не удивлюсь, если Деметрей его давнишний приятель…
– Тайдеона, конечно, себя превзошла, – он нервно хихикнул. – Вот куда, спрашивается, она отправилась? Ради чего?
– Говорит, что хочет понять тайну роз, – я пожал плечами, потому что до сих пор слабо понимал ее мотивы. – Видать, наскучила спокойная жизнь.
Какое-то время мы просто молчали, наполняя воздух горечью табачного дыма, и глядели на заснеженные крыши разноцветных домов. Где-то на другом конце города чадила пекарня, в конюшне неподалеку протяжно скрипела пила. И тут Мелгер выдал такое, отчего мне сделалось не по себе:
– А что если… – он поглядел на трубку, продолжил: – а (с большой буквы) что если у нее на уме нечто другое?
– К примеру?
– Мы же не знаем, что на самом деле Тай прочитала в моих бумагах. Нам-то она говорит, что ничего не понимает, но кто ж это докажет.
– К чему ты клонишь? Я же говорил, что колдунья звала меня с собой. Сомневаюсь, что она вычитала нечто такое, что способно навредить всем нам. Хотя… – я притронулся к письму, вшитому в подкладку куртки, – нет! Никогда не поверю, что (повтор) Тайдеона замыслила нечто недоброе. Она капризная, избалованная, даже злая по-своему! Но не враг – это уж точно.
– Может, ты и прав, – Мелгер немного пододвинул к себе шкатулку, с которой не расставался все последние недели. – Я стал слишком подозрительным в последнее (повтор) время. ПроклятьЕ, да я сам себя не узнаю! Эта вещь гнетет… Не уверен, что внутри лежит нечто полезное или ценное, скорее – злое.
– Боюсь, что отгадку в обжитых землях не найти, – я вздохнул и выбил из трубки остатки табака. – Насколько понимаю, нигде не знают столько о Хехоре, как в королевствах Айрат и Ит. Но туда сейчас не добраться, так что пока просто постараемся выжить. Что-что, а это делать я умею!
– Хуже всего то, что потихоньку начинаю привыкать к этой дряни, – он с ненавистью покосился на шкатулку. – Теперь даже чувствую, что (повтор) никому не могу ее доверить. Видно, так и Лестер искал перед смертью того, кто способен ее взять. Ладно, пойдем в дом. Нужно перетащить дровишек к комнаты, да как следует протопить…
Тарий и Деррик заявились лишь под вечер. Оба злые, уставшие. Сапоги по колено в грязи, словно целый день только и делали, что толклись по слякоти. Зато принесли котелок с жирным гуляшОм, круглый хлеб с подрумяненной корочкой и горшочек масла.
– Царь никого не принимает, – пригубив пива, пояснил Лавитри. – Закрылся во дворце и носа на улицу не кажет. Нам повезло, что завтра ему предстоит небольшой разговор с городским советом, так что (повтор) возможность встретиться все-таки остается.
– Наследник также в Эрьярграде, – добавил Призрак. – Мы видели его мельком. Ходит в кольчуге под рубашкой, за ним постоянно таскаются двое копейщиков… И знаете, что самое забавное?
– Что? – спросил Лоббер, намазывая масло на ломоть вкуснейшего хлеба.
– Это никакой не Эринвальд! – хохотнул Призрак, словно выдал самую забавную в мире остроту. – Я видел его совсем малышом, но помню, что никакого родимого пятна под левым глазом у царевича не было.
– Но… кто это тогда? – спросила Нисси.
– Второй ребенок Деметрея, – кивнул Тарий. – Гринваль, если не ошибаюсь. Царевна-дочь. Она редко показывается на людях, предпочитая власти служение местным богам. В общем, в ее положении это понятно – наследниц женского пола в Хеленнвейсе не было никогда и вряд ли появятся в ближайшее время.
– Что-то не понимаю, зачем весь этот маскарад, – я все больше путался во всех этих перипетиях власти.
– Все очень просто, – Деррик допивал третий стакан вина (зпт) и его язык уже заплетался. – Либо папаша решил таким образом поберечь сынка… – он икнул и сделал большой глоток. – Либо с Эринвальдом что-то случилось.

Я долго не мог уснуть. Вначале потратил много времени на письмо для Сандоры, затем испытывал силу воли, разглядывая запечатанное послание Тай. В итоге спрятал обе бумаги в ящичек стола и задул свечу.
В большой комнате слышалось тихое посапывание. Помимо меня (зпт) здесь находилась Нисси, спящая за ширмой, а также Мелгер и Лоббер. Было тесновато, зато одну комнату проще отопить (натопить).
Разделся и залез под меховое одеяло. Время уже позднее, но сон не шел. Что-то мешало смежить веки и утонуть в сладком забвении…
Но стоило лишь на мгновение задремать, как что(-то) протяжно заскрипело под крышей. Я приоткрыл один глаз. За окнами шумел ветер, где-то легонько постанывал ставень, запертый на щеколду. Мир полнился звуками, город шумел (повтор) даже глубокой ночью, что несколько не привычно (непривычно), (зпт не нужна) после недель странствий.
– Ты что-то слышал? – Мелгер сидел в кровати с обнаженным мечом в руках.
Никогда бы не подумал, что спит он настолько чутко. Рядом с подушкой лежала шкатулка и, как мне показалось на мгновение, мерцала каким-то зеленоватым светом.
Над моей головой вновь заскрипело, словно перекрытия проседали под (какой-то, чьей-то) тяжестью.
– Это крыша… – сонно пробормотал спросонья Лоббер. – Ветер сильный, вот и скрипит кровля.
Но я его уже не слушал. Ведовской дар жег глаза, по коже бегали мурашки, на лбу выступил холодный пот. Облизнув мигом пересохшие губы, поднял лицо к потолку. Мгновением (повтор) раньше там ничего невозможно было разглядеть. Но это лишь мгновениЕ назад, когда глядел туда обычным, человеческим зрением. Но сейчас…
– Что за…
С потолка рухнуло тяжелое тело, едва не размозжив мне голову огромным кулаком. Что это такое было – я так и не понял. Фигура, безусловно, человеческая, а вот все остальное… Больше всего оно походило на вставшую на дыбы ящерицу. Морда плоская, с узкими глазами и широким носом. Из-под верхней губы торчали тонкие загнутые клыки.
Двигалось это существо настолько резко, что я глазом моргнуть не успел, как отлетел к дальней стене, сметенный могучим ударом. ЗдоровО приложился головой об стену, едва не откусив нижнюю губУ. На мгновение потерял сознание, а когда пришел в себя, не сразу понял, что происходит.
Тварь, объятая пламенем, отмахивалась от наседающего на (?) Мелгера. Тот сильно хромал, но бился настолько ожесточенно, что ящер ничего не мог с ним поделать. Короткий меч мелькал как молния.
Чудище взревело, пропустив укол в плечо (зпт) и, потеряв терпение (зпт) набросилось на человека. Тот вскрикнул, когда когтистая лапа оставила на лице три тонкие царапины, из которых хлынула кровь.
– Тъ'Яр'! Эркх'Аармо! – выкрикнул Лоббер, выставив перед собой руку.
С пальцев сорвалось несколько искр, что растаяли, так и не коснувшись чудовищА.
Я пытался встать, но все плыло перед глазами. Во рту было солоно от крови, руки и ноги плохо слушались. Корд лежал под подушкой, но добраться до нее (него?) было выше моих сил. Пришлось схватить, что попалось под руку – грубо сколоченный табурет.
Но (повтор) мое вмешательство не потребовалось.
Ящер отшвырнул Мелгера и скользнул к его кровати. Схватил шкатулку… и дико заверещал, словно обжегшись. И вправду, лапы чудища задымились, едва он прикоснулся к свертку. Через краткий миг он повалился на спину и забился в страшных корчах. Чешуйчатая шкура слезала с мяса лоскутами, темная кровь растекалась по полу, наполняя воздух отвратительным смрадом.
– Что здесь творится, мать вашу? – на пороге вырос Призрак, вооруженный двумя стальными штырями. За его спиной маячил Тарий.
Ящер затих, продолжая превращаться в бесформенное месиво из крови, рыхлой плоти и костей. Воняло настолько мерзко, что с трудом удавалось сдерживать рвоту. Пол, кровать и кусок стены вокруг, (зпт не нужна) покрывали подпалины.
– Шкатулка, – пробормотал Мелгер, прижимая к лицу некогда белоснежную, а сейчас перепачканную кровью скатерть со стола. – Она сама защитила себя!
И вправду, ткань, в которую был завернут артефакт, превратилась в пыль, в то время как на самой вещице не осталось даже пятнышка.
– Почему это чудище не сгорело? – спросил я, склонившись над останками.
– Не знаю, – ответил Лоббер. – Нисси удалось поджарить его, но потом… он отразил мой удар. Такого просто не бывает! Не может быть!
Он перешел на крик, чем заработал полный холодного презрения взгляд Призрака.
– Не ори, кишки простудишь, – Деррик спрятал штыри в рукава. – Скажите мне, что тоже видели ящера, расхаживающего на двух ногах и при этом полыхающего, (зпт не нужна) подобно факелу. Иначе начну думать, что (повтор) слишком много пью.
Какое-то время все просто стояли и переводили дух. Мне немного полегчало, боль в голове и шее проходила, кровь перестала сочиться из прокушенной губы. Мелгер сидел рядом со шкатулкой, не решаясь прикоснуться к ней. Деррик с приятелем переглядывались, но не произносили ни слова. Оба находились в смятении. Нисси тихонько хныкала за своей ширмой, укутавшись одеялом. Наши странствия ее доконали.
Вдруг Лоббер вскочил, рывком вытащил из-под кровати дорожный мешок и принялся спешно укладывать вещи.
– Все, с меня хватит! – крикнул он. – Мне все (повтор) это не нужно… не нужно, слышите?! Уезжаю прямо сейчас. Домой… Нет, вначале перехвачу Тай! Здесь всего одна большая дорога, деревней и городков наперечет. К тому же упирается северная ветвь тракта в горы, так что если поспешу – найду ее.
– Опрометчиво и глупо, – подытожил Тарий.– Она как снежинка в сугробе. А тебе следует соблюдать предосторожности…
– Сильно же они нам помогают! – нервно рассмеялся Солье. – Нет уж, чем дальше окажусь от проклятой шкатулки, тем лучше буду спать по ночам. Остальное – ваше дело… Нисси, ты поедешь со мной? Нисси!
Молодая колдунья перестала хныкать, но в ответ лишь покачала головой. Она хотела поскорее попасть домой, а не разыскивать девушку, которую терпеть не могла.
И чувство это всегда оставалось взаимным.

Похожие:

Утром, уже после того, как за завтраком вдоволь наслушался возмущенных криков от Деррика и Тария, мы грузили вещи в повозку. (я наслушался…мы грузили) Конечно iconНиколай Вуколов Повесть
Был я как-то в гостях в одном районе и пока там находился, наслушался разных историй и фантастических и правдоподобных, а так же...
Утром, уже после того, как за завтраком вдоволь наслушался возмущенных криков от Деррика и Тария, мы грузили вещи в повозку. (я наслушался…мы грузили) Конечно icon1. После того, как ребенку исполняется годик, он пытается произносить...
В этом возрасте детская память как бы накапливает информацию. Ребенок внимательно слушает, что говорят вокруг, это откладывается...
Утром, уже после того, как за завтраком вдоволь наслушался возмущенных криков от Деррика и Тария, мы грузили вещи в повозку. (я наслушался…мы грузили) Конечно iconА. В. Шаповалов, Л. Э. Медников Оглавление Оглавление 1 Предисловие 1
После того как турнир закончился, остаются списки победителей и воспоминания о приятных и забавных моментах. Но главное – это, конечно,...
Утром, уже после того, как за завтраком вдоволь наслушался возмущенных криков от Деррика и Тария, мы грузили вещи в повозку. (я наслушался…мы грузили) Конечно iconНа рельсах неизбежности
Многие сми сообщали о самоубийстве школьника после того, как классный руководитель поручила ему уборку помещения. Это было наказание...
Утром, уже после того, как за завтраком вдоволь наслушался возмущенных криков от Деррика и Тария, мы грузили вещи в повозку. (я наслушался…мы грузили) Конечно iconАртур Кларк Колыбель на орбите
Так вы хотите узнать, какое событие больше всего запомнилось мне за полвека космических исследований… Конечно, уже взяли интервью...
Утром, уже после того, как за завтраком вдоволь наслушался возмущенных криков от Деррика и Тария, мы грузили вещи в повозку. (я наслушался…мы грузили) Конечно iconУтром, когда во дворе (Утром, к тому времени, как во дворе…?) замка...
Выбрал легкую одежду и удобные туфли. Рубашка оказалась большой, так что пришлось закатать рукава и заправить подол в штаны. Кусок...
Утром, уже после того, как за завтраком вдоволь наслушался возмущенных криков от Деррика и Тария, мы грузили вещи в повозку. (я наслушался…мы грузили) Конечно iconЦели: обобщить знания об основных правилах личной гигиены; показать,...
После того, как дети прочли стихотворение К. И. Чуковского «Мойдодыр» и изучили правила личной гигиены, в класс приходит письмо
Утром, уже после того, как за завтраком вдоволь наслушался возмущенных криков от Деррика и Тария, мы грузили вещи в повозку. (я наслушался…мы грузили) Конечно iconТрусов Валентин Михайлович
Утром 17 октября 1983 года, перелетев на ил- 76 из Ташкента, ока­зался на Афганской земле. Буквально через полтора часа после прибытия...
Утром, уже после того, как за завтраком вдоволь наслушался возмущенных криков от Деррика и Тария, мы грузили вещи в повозку. (я наслушался…мы грузили) Конечно iconМой параллельный мир Да что же я, права на него не имею?
После того, как мне наподсказывали, куда чем добираться по Киеву, – имею, и ещё как. А уж после официального признания Бога реальной...
Утром, уже после того, как за завтраком вдоволь наслушался возмущенных криков от Деррика и Тария, мы грузили вещи в повозку. (я наслушался…мы грузили) Конечно iconОсновные вопросы: Понятие как форма мышления
Логика как наука во многом определяет развитие самого человека, так как влияет на формирование новых знаний, уточнение уже имеющихся,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница