Заседание Президиума и Генеральной ассамблеи мапрял 22 23 апреля 2004 года в Санкт-Петербурге




НазваниеЗаседание Президиума и Генеральной ассамблеи мапрял 22 23 апреля 2004 года в Санкт-Петербурге
страница5/15
Дата публикации04.03.2013
Размер1.69 Mb.
ТипЗаседание
skachate.ru > Литература > Заседание
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
^

В ПОМОЩЬ ПРЕПОДАВАТЕЛЮ

Обучение культуре письменной научной речи


Три понятия "научная речь", "культура речи" и "обучение научной речи" многократно подвергались анализу в отечественной и зарубежной лингвистической и лингводидактической литературе. Научной речи в сопоставлении с другими разновидностями русского и иностранных языков в их функционировании (в речи и дискурсе) посвящены, в частности, регулярно публикуемые в Перми монографии (например, (1)) и почти тридцать сборников статей, в том числе, шесть сборников на тему "Стереотипность и творчество в тексте" (например, (2)). Научная речь в связи с языком науки, который у разных авторов получал неточные названия типа "язык научной литературы", "стиль научной речи", "язык и стиль научной литературы" и др., и преподавание языка науки, в том числе на материале английского, немецкого языков, были предметом свыше двадцати сборников статей, выпускавшихся кафедрой иностранных языков Российской академии наук (ранее - Академии наук СССР) (например, (3)). Культура речи как самостоятельная лингвистическая дисциплина сформировалась еще в 20-30-е гг. прошлого века в трудах В.В.Виноградова, Г.О.Винокура, С.И.Ожегова, Р.Р.Гельгардта и др. и до настоящего времени является содержанием монографий, учебников (4) и учебных пособий, в которых совмещается описание литературных норм и признаков культуры речи в текстах, относящихся к разным функциональным стилям (5). Вопросы обучения научной речи освещаются в многочисленных программах и методических пособиях, выпускаемых российскими вузами и издательствами в Москве, Санкт-Петербурге, Тамбове, Саратове и других городах. Так, в стенах Государственного института русского языка им. А.С.Пушкина была подготовлена книга О.Д.Митрофановой (6), а в Российском университете дружбы народов - работа Е.И.Мотиной (7). Ряд программ и сборников упражнений был разработан применительно к отдельным нелингвистическим специальностям и увязан с общеобразовательными стандартами РФ (8).

Однако комплексному, совместному изучению трех указанных понятий (проблем) посвящено очень мало работ. Содержанием настоящей статьи является изложение некоторых аспектов обучения студентов-нелингвистов основам научной (в первую очередь, письменной) речи высокого качества, отвечающей требованиям адекватного отображения предмета данной речи. В статье освещены современные подходы к упомянутым понятиям по отдельности и в их сочетании в процессе обучения.

1.Обычно говорят, что под научной речью, как и вообще под речью, понимается функционирование соответствующего этнического языка как системы. Научная речь существует наряду с другими видами речи (литературно-разговорной, художественной, деловой, публицистической, рекламной и др.), причем научная речь - именно в сфере научной коммуникации. К сожалению, эти тривиальные положения не раскрывают сущности научной, да и любой другой речи, в силу своей неконкретности.

ХХ век прошел в лингвистике под знаком раскрытия коммуникативной направленности языка и способов его функционирования в формах письменной, устной и внутренней речи. Еще в 20-е гг. в трудах представителей Пражского лингвистического кружка, в том числе в его манифесте и в работах Б.Гавранека и др., было сформулировано понятие функционального языка, которое сузило объем понятия естественного языка и позволило выделить в нем ряд разновидностей, специально рассчитанных на обслуживание отдельных сфер человеческого общения. Уже тогда стало ясно, что при общности основных единиц того или иного естественного (этнического) языка на всех его уровнях, начиная с фонетического и кончая синтаксическим (Э.Бенвенист), в каждом языке имеются специфические единицы, используемые в отдельных сферах. И в 30-е гг. в германоязычной лингвистике было введено понятие Fachsprachen (предметные языки), а в начале 50-х гг. появилось первое издание книги английского ученого Т.Сейвори, посвященной языку науки как функциональной разновидности английского языка (9). Эта книга была провозвестником теории языков для специальных целей (languages for special purposes, позже - languages for specific purposes - LSP), которая позволила описать функциональные языки ряда специальных сфер, включая сферу науки, а, точнее, сферы многих развитых наук, имеющих собственный функциональный язык с отдельным специфическими единицами на разных уровнях. К 70-м гг. была принята мысль о том, что языки для специальных целей обслуживают сферы науки, производства, экономики, управления, обороны, разных отраслей политической надстройки, медицины, спорта, СМИ, сферы общественного сознания (право, мораль, искусство, религию). Иначе говоря, количество языков для специальных целей (ЯСЦ - LSP) которые противопоставляются языку для общих целей (language for general purposes - LGP) в его разновидностях, исчисляется сотнями. Вышли обобщающие работы на английском (10) и немецком языках (11). Теория ЯСЦ продолжает свое развитие, расширяя предмет и методы на создание прикладных продуктов и процесс обучения. С 1971 г. проведено 14 международных симпозиумов по проблемам этой теории (от первого в Маннгейме до 14-го в Саррее, Великобритания, в 2003 г.). Выходят национальные и международные журналы, в том числе по обучению ЯСЦ. В монографии Н.Б.Гвишиани (12) рассмотрены задачи обучения отдельным, лексическим, аспектам английского специального языка, носящего название ESP; в приложении сформулированы основы теории ЯСЦ на современном этапе (12, с.218-247).

В России (бывшем СССР) теория ЯСЦ довольно рано приобрела своих сторонников (13;14), и российские ученые принимают активной участие в разработке этой теории и ее практическом применении в международном масштабе. При этом отечественные специалисты тесно увязывают данный подход с общей проблематикой изучения языка в его функционировании. Еще до внедрения у нас понятия "язык для специальных целей" П.Н.Денисов высказал плодотворную мысль, относящуюся к языку науки (а это один из важнейших разделов ЯСЦ) и к функциональным стилям (которые также были выделены на основе положений Пражского лингвистического языка): "...при изменении позиции наблюдателя язык научно-технической литературы может рассматриваться, с одной стороны, как функционально-речевой стиль, замкнутый в пределах научной тематики, и, с другой стороны, как язык науки" (15, с. 85). Развивая эту мысль, следует сказать, что языки науки (да и вообще все ЯСЦ) в условиях современного развитого общества шире, многограннее, чем стили, которые, по распространенному определению, являются разновидностями использования языка, а не разновидностями языка как такового. Так, практически каждый ЯСЦ имеет, наряду с общеупотребительной и обще-научной лексикой, свою лексику, в первую очередь, собственные термины, исчисляемые нередко сотнями тысяч, даже миллионами единиц, свою номенклатуру, свои специальные собственные имена (ср. языки астрономии, дипломатии, общественно-политическую сферу). В лексику языков науки входят также невербальные знаки (символы, пиктограммы и т.д.). Некоторые научные языки развивают свою словообразовательную подсистему, например, язык химии с цепочками специализированных морфем - суффиксов и префиксов, суффиксоидов и префиксоидов, язык фармакогнозии с такими же морфемами (16). Почти все ЯСЦ имеют собственные устойчивые словосочетания, в том числе фразеологию. Синтаксические конструкции, структура предложения в языке права (сохраняющиеся веками судебные формулы), в языках логики, математики и др. противопоставляются общелитературному синтаксису языка повседневного общения и, тем более, разговорной речи. Кроме того, ЯСЦ характеризуются избирательностью грамматических категорий и словоформ, структурно-семантических схем словосочетаний, в том числе глагольных, и предложений (подробнее в книге О.Д.Митрофановой - 6, с.55-92)).

Коротко говоря, существующие разновидности научной речи, поскольку они отражают и реализуют языки различных наук со всеми особенностями этих языков, должны изучаться отдельно друг от друга - на конкретном материале, с выделением специфических признаков на каждом языковом уровне. Если же поставлена задача проанализировать признаки этих языков, проявляющиеся в характерных для него текстах, необходимо перейти с языковых на речевые уровни: уровень сверхфразовых единств и уровень текста (в статье сознательно не рассматриваются устные научные тексты - это предмет отдельного исследования (17)). Письменная научная речь в каждой науке воплощается в письменных текстах. При этом не следует упускать из вида, что признаки научных текстов специфичны в зависимости от характера науки и выполняемых ею задач. В частности, эти тексты могут не обязательно обладать типовыми признаками, которые сформулированы общей теорией текста (так называемой лингвистикой текста): связностью, цельностью, законченностью. Например, в языке экономики тексты могут иметь матричную форму, в языке информатики - форму многоуровневых и многоаспектных классификаций. Практически в языке любой науки используются словари, имеющие форму дискретных отрезков, количество которых может оказаться неконечным. Научная речь в целом - это научные языки в динамике, в текстовой реализации.

Итак, первоначально высказанная в начале ХХ в. идея о функциональных языках, а в середине того же века - идея о языке науки и научной речи в настоящее время развилась в теорию ЯСЦ, среди которых многочисленные научные языки занимают принципиально важное место; изучение этих языков развилось, в свою очередь, в теорию и практику изучения и преподавания отдельных разновидностей научной речи (на материале конкретных этнических языков). Эта деятельность осуществляется на текстах той или иной фундаментальной или прикладной науки, а сами тексты в последнее десятилетие вписываются в научный дискурс, изучаемый когнитивной наукой как непрерывный процесс, в котором в виде научных текстов представлены научные знания. Для того, чтобы данные тексты адекватно решали поставленные перед ними задачи, необходимо, чтобы они обладали признаком культурности (научной речи).

2. Акад. Ю.С.Степанов в своем исследовании, имеющем форму энциклопедического словаря, "Константы. Словарь русской культуры" предлагает два определения понятия "культура": "1. Совокупность достижений людей во всех сферах жизни, рассматриваемых не порознь, а совместно, - в производственной, социальной, духовной; 2. Высокий, соответствующий современным требованиям уровень этих достижений, то же, что культурность" (18, с.13). Когда мы говорим о культуре речи, то, по существу, имеем в виду именно второе определение. Действительно, обеспечить культуру речи это значит добиться достижения ею, ее средствами наиболее высокой степени грамотности путем соблюдения норм языка/речи и обеспечения максимальной ее эффективности. Иными словами, правильно говорить не о культуре речи, а о ее культурности. В учебниках, методических пособиях, словарях (19) чаще всего вопрос сводится к указанию на необходимость соблюдения норм, причем обычно общелитературных норм (орфографических, орфоэпических, порядка слов и др.). Поэтому дефиниция, которой открывается учебник по культуре речи под ред. Л.К.Граудиной и Е.Н.Ширяева, гласит: культура речи - "это такой выбор и такая организация языковых средств, которые в определенной ситуации общения при соблюдении языковых норм и этики общения позволяют обеспечить наибольший эффект в достижении поставленных коммуникативных задач" (4, с. 44).

Между тем, такое понимание культурности речи представляется неполным и статичным. Здесь не учитываются два момента.

Во-первых, каждый речевой акт, кроме того, что он должен быть правильным (нормативным), включает в себя в большей или меньшей степени элемент творчества, индивидуальности адресанта речи, в том числе научной речи, что приводит нередко к отступлению от норм, а, может быть, и к рождению новых тенденций, которые со временем могут привести к появлению новой нормы (мы придерживаемся мнения Л.В.Щербы о том, что норма не предписывается, а фиксируется как наиболее массовидное в речи). Отсюда необходимость включения в определение культурности речи признаков творческого потенциала языковой личности, относящейся к той или иной социальной (научной или другой) общности.

Во-вторых, следует признать, что помимо общелитературных норм в конкретном естественном языке в каждый период его развития складываются нормы отдельных функциональных стилей как наиболее общих разновидностей, на которые распадается этот язык (о перерастании ряда стилей в языки для специальных целей было сказано выше, но для выявления специфических норм можно ограничиться выделением основных стилей: литературно-разговорного, научно-технического, делового, публицистического, религиозного и некоторых других, и именно эти стили формируют свои нормы). И здесь нужно учитывать, что нормы стилей выполняются на всех уровнях языка и речи, так что, в частности, лексическая норма научно-технического стиля существенно отличается от лексической нормы публицистического стиля и от лексической нормы разговорного подстиля литературно-разговорного стиля - и степенью обязательности соблюдения этой нормы, и видами ее нарушений (ср. использование научных жаргонизмов и элементов профессионального лексикона, с одной стороны, в научном тексте, например, в монографии или в пионерской научной статье и, с другой стороны, в научно-фантастическом романе. Кроме того, в ряде областей знания и деятельности сами ЯСЦ расслаиваются на отдельные стили, и, к примеру, в сфере информационной техники и технологии имеют место профессиональные "языки" и даже жаргоны, к которым нельзя применять требования культуры научной речи).

Неслучайно в вышеназванном учебнике по культуре русской речи раздельно рассматриваются вопросы культуры разговорной, ораторской, дискутивно-полемической, научной и профессиональной, деловой речи, хотя здесь не проводится мысль о наличии норм, характерных для этих видов речи. К сожалению, раздел "Культура научной и профессиональной речи" написан наиболее слабо. В нем внимание сосредоточено лишь на норме использования общенаучных и узкоспециальных терминов. При этом постановка вопроса оказывается недостаточно последовательной: на основе ранее опубликованных статей В.П.Даниленко и Л.И.Скворцова признается лишь профессиональный вариант нормы (20); о наличии особых норм научного стиля (научной речи) не говорится. Кроме того, упоминая проблему унификации и стандартизации научных и технических терминов, авторы раздела не подчеркивают, что эти формы нормирования действуют ограниченное количество лет (до пяти), применяются только в определенных видах технической, проектной, конструкторской, деловой документации и не распространяются на научные документы творческого плана и, таким образом, не препятствуют развитию научного знания, созданию авторских, в частности, прогнозных терминов (реактивный прибор К.Э.Циолковского, кварк М.Гелл-Мана), опережающих научно-технический прогресс.

Нормы, в том числе, динамичные, творческие, имеют место и на других уровнях речи каждого стиля. Так, изменяется характер форм научной речи: на месте монологических текстов с нейтральным тоном в настоящее время в научной речи развивается диалогическая речь (даже если диалог не является эксплицитным) с ограниченной, но явной экспрессивностью; на месте отвлеченно-"безличной" речи появляется прямая или косвенно-прямая научная речь, и это становится новой текстовой нормой, обеспечивая культурность научной речи на новом этапе.

В цитированном учебнике по культуре русской речи приводятся заимствованная из статьи (21) классификация подстилей научно-технического стиля и перечень жанров произведений в этих подстилях (следует напомнить, что стили, как и ЯСЦ, реализуются только в определенных жанрах), в том числе: собственно-научный (академический) подстиль с такими жанрами, как монография, исследовательская статья, диссертация; научно-информационный подстиль, включающий рефераты, аннотации, библиографические описания, рецензии; научно-справочный подстиль со словарями, справочниками, энциклопедиями, каталогами; учебно-научный подстиль, к которому относятся учебники, некоторые виды словарей, методические пособия и др.; научно-популярный подстиль (очерк, научно-популярная книга, научно-популярная статья) и т.п. В каждом подстиле, в каждом жанре имеется своя оптимальная текстовая организация, в них соблюдаются общеязыковые и стилевые нормы - лексические, словообразовательные и др. Выполнение и творческое развитие этих норм обеспечивают культурность соответствующих видов и жанров письменной научной речи.

Нужно добавить, что среди прочих есть два важных вида деятельности, которые способствуют достижению высокого уровня культурности научной, а также технической, деловой, общественно-политической, медицинской, информационной речи (последняя реализуется в современных информационных сетях, в Интернете, в современных средствах электронной связи). Это литературное редактирование научных текстов (см. работы Н.М.Сикорского, Е.С.Лихтенштейна, М.П.Сенкевич) и научное, в том числе терминологическое их редактирование. Опубликован ряд пособий по разным видам редактирования. В книге "Терминоведческие проблемы редактирования" (22) рассмотрены логические основы редактирования, в том числе правила построения научных дефиниций, лингвистические принципы редактирования текстов, включающих термины, причины появления и способы устранения языковых ошибок, приведены приемы терминологического редактирования текстов, относящихся к перечисленным жанрам всех подстилей научно-технического стиля.

Итак, культура письменной научной речи - это соблюдение норм (на всех уровнях) и творческий подход к данным нормам. Целью обеспечения культуры (культурности) научной речи является максимально возможное в данную эпоху выполнение произведениями научной речи тех функций, которые ей присущи: когнитивная (развитие знания и познания), эпистемическая (репрезентация научной информации), коммуникативная (оптимальное научное общение, приводящее к новым научным результатам).

3. Процесс обучения культуре письменной научной речи должен, очевидно, включать два компонента: обучение пониманию и оценке текстов, из которых состоит научная речь во всех ее предметных и проблемных разновидностях, и обучение правилам создания текстов, удовлетворяющих требованиям, сформулированным выше. К сожалению, анализ названных в начале статьи программ свидетельствует о том. что бoльшая часть времени при реализации курсов "Русский язык и культура речи" в нефилологических вузах отводится на выполнение упражнений, направленных просто на повышение уровня грамотности студентов; эти упражнения активизируют знание орфографических, орфоэпических, морфологических правил (слитное и раздельное написание частицы не, склонение сложных числительных и т.п.). Правда, в данных программах и в прилагаемых к ним упражнениях упоминаются некоторые общие слова, характеризующие научные произведения: правильность и целесообразность, точность и логичность, ясность и доступность, чистота и выразительность, эстетичность и уместность научной речи. Но как достигнуть этих качеств научной речи и каковы различия в их реализации в зависимости от вида и жанра текстов, специализации их в разных областях знания - об этом в программах большей частью не говорится. В проекте программы, составленном под руководством проф. И.Г.Проскуряковой, названы некоторые признаки научного стиля (сферы и условия функционирования), кроме того, упомянуты экстралингвистические особенности научного стиля, определяющие специфику его реализации: структура текста, типы текстов, зависящие от логических факторов (описание, рассуждение, повествование), способы сцепления частей текста; упомянуты основы компрессии научного текста: строение абзаца (сверхфразового единства), выделение ключевых слов научного произведения, использование правил стандартизации как слов, так и синтаксических конструкций, клишированность отдельных элементов текста. Много внимания уделяется перечислению признаков устной формы научной речи (стиля), что позволяет сближать обучение культуре научной речи и законам риторики. (Помимо этого, часть программы отведена на изложение норм деловой речи, во многом сходной с научной речью).

Тем не менее, можно сказать, что обучающих материалов по анализу имеющихся текстов и рекомендаций по созданию, написанию новых подобных текстов чрезвычайно мало. В числе немногих можно еще раз назвать методическое пособие О.Д.Митрофановой, которое стало развитием ее же книги "Язык научно-технической литературы" (1973) в лингводидактическом направлении (6). В методическом пособии, наряду с изложением лингвистических основ преподавания русского языка как иностранного, в первую очередь, научного стиля с присущей ему спецификой лексического состава, морфолого-синтаксических особенностей научной речи, сформулированы методические основы (цели) обучения, отбора и организации языкового материала, использования специально подобранных учебных текстов и системы упражнений. Появление работ, в которых подчеркивается специфика обучения пониманию русской научной речи студентами-иностранцами, прежде всего, студентами-предметниками (нефилологами), вполне естественно. Можно согласиться, что на первом этапе знакомство иностранцев с русской научной речью может осуществляться на материале учебных текстов. Правда, целесообразно не ограничиваться лингвометодическими основами обучения: не менее важно учитывать и собственно прагматические и содержательно-когнитивные аспекты, связанные с совершенствованием знаний по определенной специальности, а также с повышением уровня культурности научной речи в оптимальном объеме. Поэтому на продвинутом этапе необходимо работать с оригинальными научными текстами, относящимися к разным жанрам и написанными на изучаемом ЯСЦ (физики, химии, медицины и т.п.). Это же касается и изучения курса "Русский язык и культура речи" в русскоязычной аудитории.

Те же замечания следует сделать и относительно учебного пособия Е.И.Мотиной (7), где приводятся методические рекомендации по обучению монологической научной речи, по применению учебного диалога на материале специальности, развитию умений в области записи лекций, конспектирования печатных текстов и мыслительной обработки воспринимаемой информации (о последнем - 7, с.130-133). Переход от учебных научных текстов к оригинальным, неадаптированным текстам даже в иноязычной аудитории повысит уровень освоения русской научной речи.

Представляется, что использование упражнений для целей обучения культуре письменной научной речи в ее разных реализациях также должно быть минимальным. Оптимальным является применение трех видов материалов: 1) связные тексты по изучаемой специальности; 2) словарные произведения книжного (печатного) типа; 3) словарные произведения электронного характера. Что касается текстов, то в силу указанных выше причин они должны относиться к одному из соответствующих ЯСЦ - для отбора лексики, словообразовательных элементов, типовых синтаксических конструкций и структуры текстов. Из словарных материалов печатного типа, в первую очередь, следует пользоваться энциклопедическими словарями и справочниками, тезаурусами (например, при изучении лингвистики - тезаурусом С.Е.Никитиной (23)), терминологическими стандартами, которые представляют собой особые словари системного типа (например, 24), сборниками рекомендуемых терминов, которые сходны со стандартами, но обладают меньшей степенью обязательности (например, 25). Среди электронных продуктов, помогающих обучать культуре научной речи, следует выбрать компьютерные и электронные словари, терминологические банки данных (ТБД), созданные в разных странах по разным областям науки и техники, а также базы знаний (БЗ), в которых термины определенной отрасли знаний или деятельности представлены во всех своих логических и ассоциативных связях, формирующих структуру соответствующей науки (26).

В заключение необходимо еще раз подчеркнуть, что обучение культурной письменной научной речи выполняет двойную функцию: научить понимать (27) и толковать представленные для анализа готовые тексты (с этой целью нужно привлечь методы герменевтики в широком понимании этого термина) и научить создавать подобные тексты по выбранной специальности. Для решения обеих задач следует привлекать имеющиеся учебные и методические пособия и разработать систему творческих заданий, к примеру, следующего характера: Составьте аннотацию такой-то статьи объемом не более 1 страницы с указанием выходных данных и формулировкой основных ее идей; напишите рецензию на такую-то книгу объемом не более 3 страниц с указанием выходных данных и оценкой (с ваших позиций) основных ее идей; напишите резюме вашей магистерской работы объемом не более 2 страниц с выделением основных положений, выносимых на защиту.

Таким образом, для того чтобы обучить студентов культурной письменной научной речи, нужно выполнить несколько условий:

  • четкая постановка задачи - научить анализу, пониманию, оценке и созданию научных текстов разных жанров по определенной специальности;

  • наличие программ, учебных и методических пособий, дифференцированных по уровню подачи материала: учебник русской научной речи для студентов-иностранцев на начальном этапе их обучения (возможно, с адаптированными учебными текстами); учебник русской научной речи для студентов-нефилологов с оригинальными научными текстами, написанными на соответствующем ЯСЦ с минимумом тренировочных упражнений; учебник русской научной речи для студентов продвинутого уровня с творческими заданиями в области изучаемой специальности;

  • применение современных лингвистических и лингводидактических приемов обучения, направленных на развитие умений в области изучения и создания научных текстов с учетом требований культуры научной речи, риторики письменной и устной речи и специфики изучаемой специальности и ее ЯСЦ.

Литература

  1. Очерки истории научного стиля русского литературного языка XVIII-XX вв. Т.2. Стилистика научного текста (общие параметры). Ч.1/ Под ред. М.Н.Кожиной. - Пермь: Изд-во Пермск. ун-та, 1996. - 379 с.

  2. Стереотипность и творчество в тексте, вып. 6. Межвуз сб. науч. трудов/ Под ред. М.П.Котюровой. - Пермь: Пермск. гос. университет, 2003. - 384 с.

  3. Научная литература: Язык, стиль, жанры/ Отв. ред. М.Я.Цвиллинг. - М.: Наука, 1985. - 336 с.

  4. Культура русской речи: Учебник для вузов/ Отв. ред. Л.К.Граудина и Е.Н.Ширяев. - М.: НОРМА - ИНФРА.М, 1999. - 560 с.

  5. Русский язык и культура речи: Учебник/ Под общей ред. В.И.Максимова. - М.: Гардарики, 2002. - 411 с.; Русский язык и культура речи: Практикум/ Под общей ред. В.И.Максимова.- М.: Гардарики, 2002. - 412 с.

  6. Митрофанова О.Д. Научный стиль речи: проблемы обучения. Метод. пособие. - М.: Рус. язык, 1976. - 199 с.

  7. Мотина Е. И. Язык и специальность: лингвометодические основы обучения русскому языку студентов-нефилологов. - М.: Рус. язык, 1983.- 170 с.

  8. Гойхман О. Я., Гончарова Л. М. Русский язык и культура речи: Метод. сборник для студентов специальности "Психология". - М.: [Российский Новый Университет], 2001. - 20 с.; Русский язык и культура речи: Проект программы. Рек. УМО вузов РФ по педагогическому образованию для студентов негуманитарных вузов/ Научн. ред. проф. И.Г.Проскурякова. - СПб: [СПБ горный институт им. Г.В.Плеханова], 2001. - 29 с.

  9. Savory Th. H. The language of science: Its growth, character and usage. - Ln.: A.Deutsch Ltd., 1953; Rev. ed., 1967. - 173 p.

  10. Sager J. C., Dungworth D., MacDonald P. F. English special languages: Principles and practice in science and technology. - Wiesbaden: Brandstetter, 1980. - 368 p.

  11. Hoffmann L. Kommunikationsmittel Fachsprache: Eine Einführung. - Berlin: Akad. Verl., 1976. - 498 S.; 3. Aufl., durchges. - Berlin: Akad. Verl., 1987. - 307 S.

  12. Гвишиани Н. Б. Язык научного общения: Вопросы методологии. - М.: Высш. школа, 1986. - 280 с.

  13. Суперанская А. В. Национальный литературный язык и языки для специальных целей// Межъязыковые коммуникативные связи и научно-технический перевод. - Орел: 1983. - С.23-24.

  14. Лейчик В. М. Языки для специальных целей - функциональные разновидности современных развитых национальных языков// Общие и частные проблемы функциональных стилей/ Отв. ред. М.Я.Цвиллинг. - М.: Наука, 1986. - С.28-43.

  15. Денисов П. Н. Еще о некоторых аспектах изучения языков науки// Проблемы языка науки и техники: Логические, лингвистические и историко-научные аспекты терминологии. - М.: Наука, 1970. - С.52-89.

  16. Куркин В. А., Новодранова В. Ф., Куркина Т. В. Иллюстрированный словарь терминов и понятий в фармакогнозии: Учеб. пособие. - М. - Самара: Перспектива, СамГМУ, 2002. - 188 с.

  17. Современная русская устная научная речь. В 4 т./ Под общей ред. О.А.Лаптевой. Т.1 - Красноярск, 1985; т.2 - М., 1994; т.3 - М., 1995; т.4 - М.: Эдиториалс УРСС, 1999. - 376 с.

  18. Степанов Ю. С. Константы: Словарь русской культуры. Опыт исследования. - М.: Школа, Языки русской культуры, 1997 - 824 с.

  19. Культура русской речи: Энциклопедический словарь-справочник/ Под общим руководством Л.Ю.Иванова, А.П.Сковородникова, Е.Н.Ширяева. - М.: Флинта, Наука, 2003. - 840 с.

  20. Даниленко В. П., Скворцов Л. И. Лингвистические проблемы упорядочения научно-технической терминологии// Вопросы языкознания, 1981, №1, с.7-16.

  21. Лейчик В. М. Некоторые вопросы упорядочения, стандартизации и использования научно-технической терминологии// Термин и слово. - Горький, 1981, с.121-128.

  22. Квитко И. С., Лейчик В. М., Кабанцев Г. Г. Терминоведческие проблемы редактирования. - Львов: Вища школа, 1986. - 151 с.

  23. Никитина С. Е. Тезаурус по теоретической и прикладной лингвистике: Автоматическая обработка текста. - М.: Наука, 1978. - 373 с.

  24. ГОСТ 17398-72 "Насосы. Термины и определения". - М.: Изд-во стандартов, 1978. - 36 с.

  25. Робототехника: Терминология. Сборники научно-нормативной терминологии, вып. 115. - М.: Комитет научной терминологии в области фундаментальных наук РАН, 2000. - 47 с.

  26. Шелов С. Д. Теория терминоведения и терминологическая лексикография: соотношение в терминологической базе данных// Лексикология. Терминоведение. Стилистика: Сб. научн. трудов. - М. - Рязань: Пресса, 2003. - С.179-185.

  27. Дроздова Т. В. Проблемы понимания научного текста: англоязычные экономические тексты.

В.М.Лейчик (Москва)
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Заседание Президиума и Генеральной ассамблеи мапрял 22 23 апреля 2004 года в Санкт-Петербурге iconДвадцать третья сессия генеральной ассамблеи
Текст одобрен на Двадцать третьей Генеральной Ассамблее в Санкт-Петербурге 3 июня 2004 г
Заседание Президиума и Генеральной ассамблеи мапрял 22 23 апреля 2004 года в Санкт-Петербурге icon3-7 мая сего года в Венгрии (Будапешт -печ) состоялось VIII заседание Президиума мапрял
Москва и Х конгрессa мапрял. Кроме того, было заслушано сообщение президента Ассоциации о его переговорах с президентом fiplv д....
Заседание Президиума и Генеральной ассамблеи мапрял 22 23 апреля 2004 года в Санкт-Петербурге iconЗаседание Президиума «мапрял»
Научно-практическая сессия «мапрял – Русскому миру». Итоговое сообщение
Заседание Президиума и Генеральной ассамблеи мапрял 22 23 апреля 2004 года в Санкт-Петербурге iconРешение
Санкт-Петербурге, осуществляющих свои полномочия на постоянной основе, муниципальных служащих в Санкт-Петербурге и в закон Санкт-Петербурга...
Заседание Президиума и Генеральной ассамблеи мапрял 22 23 апреля 2004 года в Санкт-Петербурге iconОрганизация объединенных наций
Генеральной Ассамблеи и Комиссии по правам человека по этому вопросу, в частности на резолюцию 61/160 Генеральной Ассамблеи от 19...
Заседание Президиума и Генеральной ассамблеи мапрял 22 23 апреля 2004 года в Санкт-Петербурге iconТридцатое пленарное заседание генеральной ассамблеи пачэс
Заседание Комитета по экономическим, торговым, технологическим и экологическим вопросам
Заседание Президиума и Генеральной ассамблеи мапрял 22 23 апреля 2004 года в Санкт-Петербурге iconМеждународная конференция "Русский язык в иноязычной среде" (сентябрь...
Сочи в рамках международной конференции "Русский язык в иноязычной среде" прошло очередное заседание Президиума мапрял
Заседание Президиума и Генеральной ассамблеи мапрял 22 23 апреля 2004 года в Санкт-Петербурге iconОглавление хроника мапрял
Н. В. Брунова (Россия). «Об итогах расширенного заседания Президиума мапрял» (2 октября 2009 г.)
Заседание Президиума и Генеральной ассамблеи мапрял 22 23 апреля 2004 года в Санкт-Петербурге iconКодекс поведения должностных лиц по подде
Декларация 47/133 Генеральной Ассамблеи от 18 декабря 1992 года, 92-е пленарное заседание
Заседание Президиума и Генеральной ассамблеи мапрял 22 23 апреля 2004 года в Санкт-Петербурге iconВсемирная продовольственная конференция, созванная
Принята 16 ноября 1974 года Всемирной продовольственной конференцией, созванной в соответствии с резолюцией 3180 (XXVIII) Генеральной...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница