Эдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Дисциплинарный санаторий © Эдуард Лимонов оглавление




НазваниеЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Дисциплинарный санаторий © Эдуард Лимонов оглавление
страница18/20
Дата публикации16.05.2013
Размер2.21 Mb.
ТипДокументы
skachate.ru > История > Документы
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

Заключение



Подобно Бинстону Смифу на первой странице «1984», взгляните в окно. Несмотря на то, что (из снобизма) санаторная цивилизация оставила нетронутыми скорлупы конструкций прошлых веков, пейзаж в окне — научно-фантастический. В небе висит полицейский вертолет (невидимые в облаках, вертятся спутники), по улицам, помыкивая, двигаются стада механических существ: автомобилей и грузовиков, электрический свет заливает исторические монументы и улицы, празднично иллюминированы витрины и вывески. Из открытых окон автомобилей и квартир слышны радиомузыка и телеголоса, звонки телефонов… Привычные нам, в совокупности все эти элементы создают атмосферу сверхорганизованного искусственного мира — цивилизации, возвысившейся над природой. Прилетев из старых, пожелтевших книг, просится на язык слово УТОПИЯ. Мы живем в Утопии самого лучшего, самого искусственного качества. Действительность Утопии, созданной человеком, превысила все его самые безумные ожидания.

Густая и полная Утопия господствует на санаторных территориях земного шара, и цивилизация санаторного типа, но пожиже, покрывает южные берега Средиземного моря, Китай, территории Южной Азии. Блистательная Япония фосфоресцирует всеми лампами в океане, Корея и Тайвань рвутся к полным Утопиям и статусу санаторных обществ… Подстрекаемые богатством белого человека и его презрением к несанаторным цивилизациям, слаборазвитые страны Африки, Азии и Америки надрываются, чтобы стать развитыми, как можно более развитыми. Марксистские и либеральные режимы равно поощряют прогресс любой ценой.

Двигаясь осторожно, ошибаясь, строя ненадолго Антиутопии, разрушая их, человечество соорудило-таки Утопию. В утопическом обществе хорошо ли большинству населения? Игнорируя брюзгливую критику Утопии «оппозиционными» партиями за неравномерное распределение богатств (она направлена лишь против деталей), скажем, что да, хорошо. (Задачей данной книги вовсе не являлось доказательство, что плохо.) Тепло, спокойно, сытно. Как животным на сверхсовременной ферме.

Не арифметическим всем 100 процентам населения, но безусловному разумному большинству. Достигнуты наилучшие условия для размножения и сохранения человеческого рода, свидетельство тому — небывалая населенность планеты. Под покровительством современной медицины выживает все большее число рождающихся детей, и протяженность жизни увеличилась разительно. Современный средний гражданин Европы имеет лучшее медицинское обслуживание (даже пересадка органов сделалась возможной!), бытовые условия его жизни сделались куда комфортабельнее, нежели некогда условия жизни европейских монархов. Мы, да, живем в УТОПИИ. Ура!

^ Но у прекрасной Утопии преступное происхождение. Преступное прошлое и преступное настоящее.

Так, за фасадами чистых домиков нацистской Германии скрывалось безжалостное ограбление завоеванных стран, в спрятанном от глаз гостей хлеву жили восточные рабы: поляки и украинцы, а в нескольких километрах от живописного городка располагался концентрационный лагерь… За санаторным, утопическим prosperity также скрываются преступления: ограбления, мародерства, убийства; необратимое уничтожение планеты; деформация Идеи Человека, уже совершившаяся, куда более криминальная, нежели ожидаемые со страхом генетические манипуляции… Германцы утверждали, что не знали о том, что происходит в концентрационных лагерях. Санаторный человек знает о преступлениях своей цивилизации, но не в силах преодолеть собственную жадность и слабость, предпочитает не верить в их серьезность. Еще в 1926 году была созвана первая Международная конференция на тему загрязнения морей, то есть знали уже тогда… Но не дрожали. В 1972 году санаторная цивилизация вздрогнула впервые. Был опубликован отчет Массачусетского института технологии (MIT) — результат четырехлетнего исследования группы ученых под руководством профессора Денниса Мидовса — под названием «Halte à la croissance».192 В том же году группа британских ученых опубликовала в журнале «Эколог» документ под названием «Manifestepour la survie».193 Заключения обоих научных документов были крайне пессимистичны, они настойчиво утверждали «обязанность человечества оставить идею, что прогресс экономического развития может продолжаться бесконечно, не встречая преград». Оба документа поставили под вопрос «индустриальный способ жизни». Манифест британских ученых пошел дальше, он, пусть и робко, рекомендовал «создание новой социальной системы» и одним из элементов ее предлагал «децентрализацию». Следуя этим докладам, вызвавшим полемику во всем мире, была созвана в Стокгольме, в июне того же знаменательного года, Международная конференция по окружающей среде (1.200 делегатов из 112 стран, 3.000 наблюдателей). Создав комиссии, подписав декларации, делегаты разъехались. Ни People, ни администрация санаториев не испугались настолько, чтобы решиться: одни — преодолеть свою безграничную жадность, вторые — подвергнуть серьезному риску свою власть — предпринять меры против Progress и Prosperity. Поучительное занятие сегодня — перечитывать книги по экологии, изданные в начале 70-х годов, ибо подавляющее большинство пессимистических предсказаний, высказанных тогда учеными, осуществилось, увы, сегодня. Фальшивая вторая «холодная война», бранчливая перебранка между блоками-близнецами занимала внимание People, администрации и (позор!) интеллигенции все 70-е и половину 80-х годов. Но нереальная деятельность по спасению планеты, не борьба с криминальностью человечества. Сколько упущенных лет и возможностей!

В 1986—1989 годах вследствие крупных, бросающихся в глаза (в отличие от ежедневных, менее заметных, но более страшных) катастроф: Чернобыль и отравление Рейна (затронувшее пять стран!) — санаторную цивилизацию посетил новый приступ экологической сознательности. Наименее сонная часть больных-избирателей Франции, испугавшись, выбрали вдруг небывалое число экологов в муниципальные консульства и Европейский парламент. Браво! Два десятка гектаров земли и тысяча кубических метров кислорода будут спасены. При всем уважении к, несомненно, полезной деятельности «зеленых» можно предсказать, что будет сделано ничтожно мало и бесполезно медленно, ибо, чтобы дать «зеленым» возможность действовать, следует первым делом отменить санаторий и его законы. Только крайние меры способны остановить уничтожение планеты. Только тотальная и полная остановка криминального Прогресса, замена «индустриального способа жизни» другим способом. Именно эти меры робко подразумевала под «созданием новой социальной системы» группа британских ученых, не решаясь в демократии 1972 года выступить против фундаментального принципа именно демократии. Чтобы успеть спастись, человечество должно заменить санаторную цивилизацию иным общественным строем.

Чернобыль и рейнская катастрофа уже в прошлом (но не их последствия!). Ограничившись (как и в 1972 г.) одной-двумя международными конференциями на тему уменьшения слоя озона в атмосфере, создав комиссии, подписав декларации, посадив несколько «зеленых» в парламент, санаторная цивилизация успокоилась. Занялась позорной и глупой защитой незначительной книжонки Рушди от свежего воображаемого Абсолютного Врага — Ислама. Администрация санатория Франции не потрудилась даже запретить рекламу аэрозолей на телевидении! Приняты два-три незначительных министерских решения, и пляска смерти продолжилась.

Преступление разрушения планеты (для того чтобы поддерживать существование Утопии) соперничает по степени безумия с преступным нарциссизмом человеческого рода, позволившего себе расплодиться безмерно и опасно. Используя достижения современной медицины (детская смертность снижена до предела), человечество удваивает себя каждое поколение. (Если в самих санаториях рождаемость невысока, то в малоразвитых, но уже развивающихся странах населения чудовищно разбухли.) К 2000 году население планеты достигнет 7 миллиардов человек. Увы, невозможно удвоить, даже с помощью губительных гербицидов, пестицидов и гормонов, количество питания, производимого на планете. Размеры будущей катастрофы вследствие перенаселенности, ужас этой катастрофы четко выражают следующие цифры: если сегодняшний чудовищный прирост населения не снизится, через 600 лет на каждое человеческое существо будет приходиться один квадратный метр территории планеты, и это включая пустыни и полюса! Нетрудно вообразить, что ценность человеческой жизни в таких условиях упадет до 0. Без сомнения, возникнут тысячи Аушвицей, лагерей массового уничтожения. Без сомнения, будут поощряться массовые убийства… Злобная фантастика? Нереально? Но за последние 30 лет население Китая увеличилось с 500 миллионов до 1.100 миллионов человек! Возможно представить как «нормальные» следующие новости, сообщенные Би-би-си из недалекого будущего:
«Демографы надеются, что по меньшей мере семь миллионов детей в возрасте менее пяти лет умрут в Бангладеш этой весной»; «Расстрел еще 720 бизнесменов, ответственных за загрязнение пресных водоемов штата, приветствуется общественностью штата Нью-Йорк…»
Новая, ответственная мораль, пусть она и будет болезненна для сознания человека, должна родиться сегодня. В противном случае она родится завтра, внезапно и будет куда более свирепой. Первым шагом должно быть снятие католической церковью преступного запрета абортов и средств предохранения от беременности.

Наименее заметное, но от этого не менее чудовищное преступление санаторной Утопии — преступление против природы человека: уничтожение индивидуума (и идеи индивидуума) коллективом. Человечество сегодня не индивидуумы, составляющие, если желают этого, коллектив: племя, нацию, по исключительно и только коллектив. Освобожденный санаторным климатом от материальных Souffrance/Douleur, больной санатория — не хозяин своей личной судьбы: он разделяет коллективную судьбу животных на ферме. (О том, что орудия массового уничтожения могут быть применены тем или иным государством-санаторием намеренно или вследствие несчастного случая, известно населениям санаториев, но они предпочитают об этом не думать. Забыть. Так, коровы, свиньи, куры и кролики на фермах стараются (кто знает?) игнорировать существование бойни и ножа…) Со смертью индивидуальной воли, индивидуальной цели жизни (цель санатория — продуктивность) отмерли, как ненужные аппендиксы, индивидуальная честь человека, его индивидуальное достоинство. Захваченные на Ближнем Востоке заложники западных стран проявляют все как один поразительную трусость, все без исключения взывают послушно к своим правительствам с мольбами выполнить требования врага и тем спасти их. Опросы показывают, что 60 процентов населения Франции готовы сотрудничать с любым оккупантом.

Желая контролировать гражданина тотально, санаторий взял на себя заботу не только об удовлетворении материальных нужд больного, но взялся удовлетворить и его моральные нужды. Коллективная сострадательность «Ресторана Сердца», коммерческая сострадательность исполнителей-музыкантов и покупателей дисков Band-Aid — коллективное милосердие освобождает гражданина больного от личной ответственности. Санаторный человек одновременно труслив и аморален…

Утописты, мечтавшие, что у человека в обществе будущего будет множество свободного времени для творчества, для искусства, должно быть, переворачиваются в своих истлевших гробах. Искусство не только не развилось в обществе leisure time, но, напротив, исчезает прямо пропорционально повышению prosperity санаториев. Становится очевидным, что искусство есть привилегия страдающего, буйного, свободного внесанаторного человека. У домашних животных не может быть искусства.

Бесстрастная, сытая жизнь после смерти царит в Утопии. Несмотря на изобилие развлечений, она необыкновенно тосклива. В обмен на ровный санаторный климат Утопии гражданин вынужден жить в режиме ежедневного монотонного труда, Добровольного Подчинения и Дисциплины. Авантюра и Свободная Воля остались за стенами, вместе с Misère, Souffrance, Douleur и Историей. Парадоксальным образом всеми порицаемая Южная Африка, к примеру, не мертва, но живет в трагедии, в Истории, в Жизни…

Санаторная Утопия временна. Крайнее напряжение всех сил планеты для поддержания ее существования долго продолжаться не может. Наиболее достойные из «мутонов» вынуждены будут понять это и проснуться. К тому же, даже очень спокойным и послушным животным «хорошая жизнь» становится однажды поперек горла. Монотонный труд, переваривание пищи, мирный секс — прекрасные вещи, но они удовлетворяют лишь часть потребностей человеческого животного. Агрессивность человека также требует удовлетворения. Вырваться из теплого вольера, вытоптать красивые клумбы с цветами, разрушить административные постройки, запороть насмерть пастухов — тоже удовольствия, и очень высокого качества. Битва, опасность и смертельный риск так же нужны People (не говоря о возбуждающихся, для тех битва, борьба, схватка — единственная функция), как и покой, мир и «хорошее время». Легальных возможностей для ежедневного выпускания пара агрессивности у больных, населяющих санатории, нет. Полагаясь всецело на соблазны хорошей жизни, санаторная система их не предусмотрела. Но биологическая структура человека подчиняется лишь временному усыплению. Агрессивность (вспомним, это утверждал биолог Конрад Лоренц, вызвав бурю негодования сторонников домашнего человека) есть фундаментальный импульс в натуре человека. Свирепость последних мировых войн доказала, что человек не цивилизуется навсегда. Как и первое поколение от Сотворения мира, человеческие существа сегодняшних поколений нуждаются в возможности проявления своей агрессивности. В предсанаторных обществах человек (и возбуждающиеся, и People) мог это сделать в различных формах: участвуя в куда более мускулистых политических движениях своего времени, отправившись на колониальную войну… В санатории его все суровее карают даже зауличную драку. Общество, не использующее, но подавляющее агрессивность человека, никогда не будет стабильным. PAIX ATOMIQUE не есть защита от взрывов изнутри.

^ Прогресс не будет вовремя остановлен администрациями, и уничтожение планеты будет продолжаться.

Абсолютным Врагом санаторной цивилизации уже назван ислам. Однажды, детонированные или супер-Чернобылем, или войной со слаборазвитыми странами, санатории взорвутся. Серия страшнейших катастроф, экологических ли, вызванных ли оружием массового уничтожения, приведет (не может не привести) к периоду хаоса и «войны всех против всех». Предсказать, чем окончится война всех против всех,— невозможно. Однако появление «крепких мужчин в ЗЕЛЕНЫХ униформах, с железом подбитыми сапогами и дубинками в руках» — неизбежно…

Отдельные феномены в популярной культуре и (даже) в административной жизни санаториев, случившиеся в последние годы, позволяют увидеть, что санаторная УТОПИЯ уже далеко не всем нравится. Появились «протофашистские» (определение критика «Нью-Йорк мэгэзин» Дэйвида Дэнби) эпопеи «Рокки» и «Рэмбо» с супергероем Сильвестра Сталлоне, фильмы о сверхчеловеках, исполняемых Чаком Норрисом и Шварценеггером. Нигилистические антиутопические фантастические фильмы, действие которых происходит в будущем, самый представительный из них — киноэпопея «МэдМакс» (1, 2, 3…) с героем нигилистом-анархистом, одинаково противостоящим и «хорошим» и «плохим» коллективам.

Фильмы Сталлоне были плоско истолкованы критиками как очередной приступ комплекса неполноценности коллективного сознания Соединенных Штатов по поводу поражения в войне во Вьетнаме. Однако, отвлекшись от вьетнамской войны и преувеличенных психоаналитических клише, можно увидеть в героях Сталлоне, Норриса и Шварценеггера знакомый лик возбуждающегося. Их разрушительный гнев (в особенности героев Сталлоне) в не меньшей степени направлен против администрации, нежели против условных врагов: «вьетнамцев», «русских», «кубинцев», «варваров» времен постъядерной катастрофы или, как в фильме «Конан»,— «варваров» на заре истории. Вспомним нападение Рэмбо на «компьютер-банк», запланировавший его миссию, исполненное исступленной ярости. Американский патриотизм Рэмбо не должен смущать зрителя, это патриотизм нигилизма. Он сродни патриотизму русских террористов прошлого века, видевших в цареубийстве средство спасения и перерождения России. (Герой совершает свой подвиг, именно спасая Родину, свое племя от власти «плохой» администрации — от Дракона, Минотавра, Зверя.) В интервью «Нью-Йорк таймс» Сталлоне заявил:
«Я не right-wing, не left-wing194, я люблю мою страну. Я защищаю ordinary195 американцев, неудачников, каковые многие из них…»
В сущности, он «защищает» сильных, но подавленных людей из народа, ни в коем случае не жертв, но возбуждающихся, чей успех, реализация себя в санаторном обществе, где послушание — достоинство, невозможен или маловозможен. Конан, Мэд Макс, Рэмбо — мускулистые супермены-возбуждающиеся, не помещаются в контекст современной реальности санаторной жизни, потому они условно помещены в первые века истории, во времена постъядерной катастрофы, во «Вьетнам». По сути дела, им всем место в будущем, они — герои будущего восстания против санаторного режима, удобного для миллионов маленьких Шарло. Они — симптомы тоски возбуждающихся по свободе, симптомы того, что культ жертв начинает утомлять возбуждающихся.

В санатории Франции, где культура жестко управляется отборной кастой (подобно тому, как Брамины были кастой, удерживающей Знание в старой Индии), устарелый интеллектуализм не способен немедленно откликнуться на новые явления в жизни общества. Французские «жрецы культуры» замкнулись в своей кастовости, и поп-действительность им недоступна. (Новейшая французская философия напоминает непроницаемое облако пыли.) Они растерянны и нечувствительны. Культура во Франции всегда была намного старше общества. Но сегодня проникновение новых моделей героев в культуру затруднено как никогда. Потому феномен Сталлоне отсутствует в культуре (популярной или жрецов-интеллохратов. Исключение — «несерьезная» область: bande dessinée — комиксы), но заметен в активности Фронт насьеналь. Проще, разумеется, назвать ФИ «расистской партией» и тем отделаться от нее. Однако вместе с эколожистами (пусть они и не походят друг на друга, как день и ночь) ФН является (пусть она и не денонсировала ПРОГРЕСС) объединением, озабоченным не мертвыми идеологиями, но современностью: проблемами демографии и засильем касты администраторов (держателей скрижалей идеологий). Характерно, что ФН возник и пользуется популярностью в санатории с традиционно самой сильной администрацией в Европе. Безусловно, ни одна даже самая радикальная партия не состоит сплошь из возбуждающихся, однако присутствие их во Фронт насьеналь и среди эколожистов чувствуется. Скорее всего, ФН остепенится и станет еще одной партией администрации. Чтобы возглавить восстание мускулистых Рэмбо и Рокки против «компьютер-банков», ФН в ее настоящем виде не хватает многого. Однако ФН и эколожисты, несомненно, начали процесс, имеющий будущее.

А теперь отойдите от окна и взгляните на телеэкран, на лицо
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

Похожие:

Эдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Дисциплинарный санаторий © Эдуард Лимонов оглавление iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Как мы строили будущее России © Эдуард Лимонов оглавление

Эдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Дисциплинарный санаторий © Эдуард Лимонов оглавление iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) у нас была Великая Эпоха ©...
Эта книга — мой вариант Великой Эпохи. Мой взгляд на нее. Я пробился к нему сквозь навязанные мне чужие. Я уверен в моем взгляде
Эдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Дисциплинарный санаторий © Эдуард Лимонов оглавление iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Молодой негодяй © Эдуард Лимонов оглавление 1 46
Юноша Лимонов вздыхает и нехотя открывает глаза. Узкую комнату заливает проникшее с площади Тевелева через большое окно, желтое,...
Эдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Дисциплинарный санаторий © Эдуард Лимонов оглавление iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Смерть современных героев © Эдуард Лимонов оглавление
Сан-Марко шел крупный тяжелый снег. Ни единой маски, ни единого маскарадного костюма в толпе. Сложив фантастические маски и костюмы...
Эдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Дисциплинарный санаторий © Эдуард Лимонов оглавление iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Другая Россия. Очертания будущего...
«Теперь они покрыты толстым слоем земли, и на них среди садов растут рощи самых высоких деревьев; внизу во влажных ложбинах плантации...
Эдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Дисциплинарный санаторий © Эдуард Лимонов оглавление iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Дневник неудачника, или Секретная...
Великое и отважное племя неудачников разбросано по всему миру. В англоязычных странах их обычно называют «лузер» — то есть потерявший....
Эдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Дисциплинарный санаторий © Эдуард Лимонов оглавление iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Убийство часового дневник гражданина...
Ахромеева, специального военного советника президента ссср, бывшего командующего Генеральным штабом. Низкое предательство слизняка...
Эдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Дисциплинарный санаторий © Эдуард Лимонов оглавление iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Книга воды © Эдуард Лимонов оглавление Предисловие Моря
Военной полиции ныне покойной Республики Книнская Краина. Летом 1974-го я проехал сквозь Гагры, направляясь в сторону Гудаут, в спортивном...
Эдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Дисциплинарный санаторий © Эдуард Лимонов оглавление iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Палач, или Oscar et les femmes...
Оскару все тот же монотонный шум сентябрьского нью-йоркского теплого дождя, перемежаемый иногда всплесками колес автомобилей, имевших...
Эдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Дисциплинарный санаторий © Эдуард Лимонов оглавление iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) 316, пункт «В» © Эдуард Лимонов...
Бродвее, Ипполит прижал привычным движением подушечку большого пальца правой руки к темному стеклу гардиен-дактилографа, но identity...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница