Эдуард Макаревич




НазваниеЭдуард Макаревич
страница45/52
Дата публикации21.02.2013
Размер5.29 Mb.
ТипДокументы
skachate.ru > История > Документы
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   ...   52

К тому времени ФБР, следуя установке Гувера, могло вести "разработку" любого гражданина, чьи действия, а то и мысли хотя бы отдаленно приобретали политическую направленность. Объектом разработки бюро стала известная киноактриса, звезда Голливуда 50-х годов Мэрилин Монро. Хотя ее женская сущность притягивала мужчин независимо от идеологических пристрастий, в полосу сыскного внимания она попала, когда завела знакомства с деятелями левого толка.

Мэрилин Монро водила дружбу и любовь с выдающимся драматургом Артуром Миллером, потом ставшим ее мужем, с его знакомыми и друзьями. Они тогда были люди левых убеждений. И это позволило ФБР завести дело оперативной разработки в отношении актрисы. Оно значилось под номером 105. Заголовок гласил "Мэрилин Монро - касается безопасности - К (коммунист)". В деле страниц немного, всего 31, но рассекречено к середине 80-х годов, по утверждению журналистов, лишь тринадцать.

Кто больше всего в окружении Мэрилин интересовал ФБР? Конечно, ее будущий муж Артур Миллер, чьи социалистические взгляды, по мнению аналитиков Гувера, влияли на голливудскую звезду. "Я не обманывался в том,признался однажды Миллер,- что каждое мое высказывание ложится в досье у Гувера".

Интересовал фэбээровцев и Фредерик Филд, которого они отслеживали почти пятьдесят лет за его симпатии к коммунистам, за отказ назвать следователям из комиссии по расследованию антиамериканской деятельности имена знакомых, разделяющих коммунистические идеи. Он хорошо знал мир искусства Мексики. И когда Мэрилин Монро отправилась туда, лучшего попутчика и гида и найти было нельзя. Он-то и ввел ее в круг своих мексиканских друзей. И там ей приглянулся киноменеджер Хосе Боланьес, скоро ставший ее любовником. Человек левых убеждений с огромными связями не мог не быть объектом американского сыска. Поэтому в ее досье появились "мексиканские" страницы - свидетельство попыток ФБР нащупать формы общения американских и мексиканских левых интеллектуалов.

Но большая часть материалов из дела Мэрилин Монро касается ее связей с братьями Кеннеди - Джоном, президентом США, и Робертом, министром юстиции. Связей любовных, чувственных, поделенных на троих. Братья наслаждались не только ее телом. Роберт Кеннеди любил болтать с ней на политические темы. И она не просто слушала его откровения, а по-женски яростно спорила, вгоняя Бобби в бешенство. А потом делилась с Филдом или Боланьесом информацией от Кеннеди. Рассказывала об особенностях американской политики в отношении Кубы или о нравственной стороне испытаний ядерного оружия, что обсуждала в постели с министром юстиции.

ФБР было в шоке. Особенно Гувер, когда читал очередной рапорт своих агентов. Из такого вот донесения как-то он узнал, что Мэрилин Монро говорила Филду об идее Роберта Кеннеди уволить Гувера.

Постельная связь с братьями Кеннеди, неудержимая болтовня вкупе с экспансивным, истеричным, непредсказуемым характером делали Мэрилин Монро весьма опасной. А ее постоянные напоминания, что она на стороне левых? Неспроста же Роберт Кеннеди, которого она замучила спорами, сказал ей, что она "превращается в коммунистку".

А для Гувера человек, связанный с коммунистами, симпатизирующий им пусть даже на словах, да еще находящийся в контакте с высшими лицами страны, да еще в контакте аморальном,- это человек-дьявол. Пусть это и женщина. И он начал готовить операцию по отсечению ее от людей власти. Да судьба распорядилась иначе. Мэрилин Монро погибла в ночь с 4 на 5 августа 1962 года от передозировки транквилизаторов, как гласило официальное заключение о смерти.

Урок 9: люди власти всегда должны

чувствовать, что ФБР рядом

Безопасность государства для Гувера начиналась с людей власти. Взгляды, позиция, окружение, поведение, отношения с налогами. Однажды, когда в кабинете у президента Рузвельта был министр юстиции, Гувер рассказал, как застукали агента ФБР при установке подслушивающего устройства в телефон профсоюзного лидера. Рузвельт долго хохотал, потом хлопнул Гувера по спине и весело сказал: "Ей-богу, Эдгар, тебя впервые поймали со спущенными штанами"24.

Больше Гувер никогда не попадал в ситуацию со спущенными штанами. Хотя прослушивание чиновников и политических деятелей продолжалось вовсю. Есть любопытная статистика подслушивания телефонов в зависимости от президентов: при Рузвельте слушалось 1369 телефонов, при Трумэне - 2984, при Эйзенхауэре - 1574, при Кеннеди - 582, при Джонсоне - 862, при Никсоне 747. А была еще введенная Гувером практика установки скрытых микрофонов: при Рузвельте - 510, при Трумэне - 692, при Эйзенхауэре - 616, при Кеннеди - 268, при Джонсоне - 192, при Никсоне - 16325.

Наибольшая свобода прослушивания была при Трумэне. При нем слушали весь истеблишмент - это с 1945 по 1956 годы. Хотя Гувер хорошо запомнил, какую истерику закатил Трумэн, когда при своем вступлении на должность получил от ФБР записи телефонных разговоров, в том числе супруги советника Рузвельта Коркорана. Она говорила с парикмахером. "Что это за дрянь записана! Мне плевать на ее прическу! - орал Трумэн.- Прекратить! Скажите там, в ФБР, что у меня нет времени на такое дерьмо!"26

В 1940 году в Европе уже бушевала война, и Соединенные Штаты все больше втягивались в нее. В это время Гувер активно лоббирует принятие закона Смита, а чуть позже и закона Вуриса. Эти законы обеспечивали борьбу против подрывной деятельности, под которой подразумевалось свержение системы правления в США силой. Министр юстиции Джексон потом язвил: стоящие у власти могут считать подрывной ту деятельность, что направлена на смену администрации27. Гувер так и считал в ряде случаев. Поэтому лучшей отрадой для него было указание президента Рузвельта: "Собирать информацию всеми способами подслушивания телефонных разговоров или других средств связи лиц, подозреваемых в подрывной деятельности"28.

Конечно, Рузвельт исходил из чрезвычайных обстоятельств, связанных с войной, но для Гувера эти обстоятельства задержались на всю жизнь. Система политического сыска, которую он отточил в годы Второй мировой войны, прижилась в стране надолго. А хранительницей сыскных ценностей выступало ФБР. И хотя по американским законам оно было лишь органом дознания без функций сыска, Гувер вылепил такой облик бюро, что оно стало гарантом безопасности власти при условии тайной сыскной деятельности. Концепцию эту он изложил еще Рузвельту: "Представляется совершенно обязательным, чтобы система политической разведки ФБР создавалась сугубо секретно, дабы избежать критики или возражений против такого расширения функций (ФБР) со стороны либо плохо информированных, либо лиц, руководствующихся иными мотивами... Посему нецелесообразно принятие специального законодательства, которое привлечет внимание к созданию широкой специальной службы контршпионажа"29.

Так ФБР и действовало в глубокой тайне. И были результаты. Все кандидаты в президенты, в правительство, в конгресс подвергались негласной проверке со стороны Бюро. А потом эти данные пополнялись последующими наблюдениями. Гувер имел досье на всех членов конгресса. Мало того, по свидетельству министра юстиции Э. Леви, сделанному в 1975 году, "конфиденциальная" картотека Гувера содержала компрометирующие материалы на множество людей, в том числе на членов Конгресса и даже президентов30. Авторы самой обстоятельной книги-биографии о Гувере "Босс" А. Теохарис и Д. Кокс вспоминали, что, получив на основании закона о свободе информации доступ к материалам картотеки Гувера, они обнаружили компрометирующую и сугубо личную информацию на двух президентов, одну первую леди (жену президента), члена кабинета и на сотни известных деятелей31. Причем в досье на последних содержалась обстоятельная информация об их сексуальной ориентации, сексуальных и гомосексуальных связях.

Люди Гувера особо интересовались женой президента Рузвельта Элеонорой. Фэбээровцы докладывали, что вокруг нее вьются коммунистические агенты, среди которых ее близкие подруги. В 1943 году ФБР прознало, что военная контрразведка установила микрофон в номере чикагской гостиницы, где Элеонора встречалась с левым активистом Джоном Лэшом, будущим ее биографом. В оперативных документах появилась запись: они в этом отеле завязали сексуальную связь.

При очередной встрече с президентом Гувер все ему рассказал, возмущаясь наглостью, бесцеремонностью военных контрразведчиков. Но каков был результат! Рузвельт расформировал эту службу, а ее людей направил воевать с японцами на тихоокеанский театр. А ведь это была конкурирующая служба. И как изысканно угробил ее Гувер.

Обстоятельно копилась у него информация о президенте Эйзенхауэре. В досье попали сведения о фронтовой любовнице президента Кей Саммерс. Теща Эйзенхауэра попала в досье, потому что пожертвовала десять долларов испанским республиканцам, а жена Эйзенхауэра не миновала гуверовского досье, потому что директор Бюро считал ее лесбиянкой. Но самое полное досье у него было на президента Джона Кеннеди и его брата, министра юстиции Роберта Кеннеди.

Это уже потом Гувера и Кеннеди разделили идейные разногласия. А сначала их разделили женщины. Кеннеди любил их самозабвенно и десятками. Гувер их ненавидел. И ненавидел тех, для кого они были объектом страсти. Стойкий холостяк Гувер, ни разу не прикоснувшийся к женской плоти, терзаемый гомосексуальной любовью, и Кеннеди, для которого жизнь - это женщины, а секс - высшее наслаждение. Хранитель морали - Гувер и распутник-президент, развращающий власть.

Глазами ФБР Гувер наблюдал сексуальные приключения Джона Кеннеди с Мэрилин Монро, которую он делил с братом Робертом. Как это воротило Гувера, когда он читал донесения агентов. В то же время у президента продолжался роман с Джудит Кэмпбелл, неудавшейся актрисой, но состоятельной особой, яркой брюнеткой, испепеляемой страстью, но и не лишенной цепкого ума.

Их познакомил Фрэнк Синатра, поющая звезда Америки, с которым Кеннеди сблизила все та же охота на женщин. Он тогда сразу "запал" на Джудит, и она скрасила напряженные дни его предвыборной президентской гонки. Тогда же Фрэнк Синатра познакомил Джудит и с крестным отцом чикагской мафии Сэмом Джанканой. А Кеннеди в то время решал важную для себя задачу: как победить на предварительных выборах в Западной Вирджинии, ибо победа там прокладывала дорогу к главной победе. Все решали деньги, и их надо было передать влиятельным людям в этом штате. Это мог сделать Сэм Джанкана.

- Ты могла бы устроить мне встречу о Джанканой, и как можно скорее,обратился он к Джудит.

И она свела их, Кеннеди и Джанкану, и была горда возможностью помочь любимому. Та встреча оказалась решающей и помогла выиграть выборы. Деньги и усилия Джанканы сыграли роль. А ФБР обогатилось данными о том, как мафия финансировала кампанию Кеннеди в Западной Вирджинии.

А потом получилось так, что Джудит Кэмпбелл соединила любовь уже к президенту Кеннеди с обязанностями курьера между ним и мафией. Она регулярно доставляла запечатанные пакеты от президента к Джанкане и обратно. Конечно, попала в поле зрения ФБР, которое наблюдало отцов мафии, и была вызвана на допрос. Она ужасно перепугалась, звонила Кеннеди: "Что делать? Что делать?" Потом эти допросы повторялись. А Кеннеди, как она вспоминала, все время говорил: "Не обращай внимания. Это часть вендетты, которую объявил мне Гувер". Он ненавидел шефа ФБР и называл его "сукиным сыном".

Но и Гувер в долгу не оставался. Нелестно поминал президента, и все с позиций морали: "Сукин сын, утонувший в женской грязи". А потом на очередной встрече он сказал Кеннеди, что Джудит Кэмпбелл связана с мафией и у нее какие-то контакты в Белом доме. И впился взглядом в лицо президента, будто ничего не знал.

А Кеннеди уже тяготился отношениями с ней, встречи получались все реже, а потом прекратились совсем. А она все старалась ускользнуть от слежки ФБР. Когда Кеннеди убили, Джудит Кэмпбелл наложила на себя руки. Неудачно. Но ФБР она уже была неинтересна.

Досье на Кеннеди Гувер собрал весомое. Начинаясь с предвыборных дел, оно затем разбегалось страницами сексуальных приключений президента, а затем вязло в оценках его политического курса, отношений с магнатами Юга и Севера.

И досье на его брата Роберта Кеннеди, министра юстиции, непосредственного начальника Гувера, тоже содержало немало интересного. Гвоздем собранного были отношения с Мэрилин Монро. К Роберту она питала большие чувства, нежели к старшему Джону. С Робертом она рассчитывала на большее, чем постельные страсти. Но этот ее жгучий интерес к нескончаемым разговорам, спорам, пересказам сплетен об обитателях Голливуда, о политиках, о мафиозных вождях привел к тому, что она увлеклась дневниковой стихией. Все разговоры доверяла маленькой красной книжке, заносила их с несвойственной ей скрупулезностью. Когда Кеннеди узнал об этом, он зашелся от гнева. Эту женщину, актрису по жизни, он теперь возненавидел. Однажды она ему сказала, что назначила пресс-конференцию, где будет говорить о своих отношениях с ним и записях в дневнике. Но за день до нее она ушла из жизни. Многие версии за то, что приложил к этому руку и Роберт Кеннеди. Те события хорошо запомнил Гувер. Не его люди вели расследование смерти Мэрилин Монро, но скорее всего произошедшее успокоило его, ибо не потребовало вмешательства. Он был уверен, что информация из красной книжки не должна была выплескиваться за пределы определенного круга. А его информация о драматических отношениях актрисы и министра юстиции ждала своего часа в изнурительном противостоянии его самого с этим министром. Но хотя час этот так и не наступил, Гувера грела мысль, что на Роберта Кеннеди у него "кое-что есть".

Информацию на людей власти, спрессованную тогда еще в многочисленных папках, Гувер нередко использовал для продвижения важных ему вопросов, манипулируя компроматом с мастерством карточного шулера. Политики боялись его и много раз думали, как поступить и что сказать. Но высшая цель этих досье была в том, чтобы не мог человек не с американской системой ценностей оказаться во власти и удержаться в ней. Если вдруг эти ценности начинали у него деформироваться, ФБР замечало изменения и делало все, чтобы выдавить его из власти.

Как-то раз газеты разразились компроматом на действующего президента Ричарда Никсона. Было ясно, что первоначальная информация текла из администрации Белого дома. Президент давно не доверял Гуверу и поэтому реакция его оказалась нетривиальной: нужна своя президентская секретная служба. Во главе нее он поставил своего верного помощника Джона Эрлихмана, и в ход пошли традиционные методы: слежка за сотрудниками администрации, сбор и накопление информации, расследование фактов расползания "закрытых" сведений.

Но разве мог Гувер терпеть, чтобы у него под боком заработала какая-то служба, контролирующая людей из власти? Это право только у него, и никому он его не собирался отдавать. Поэтому распорядился жестко: работать по новоявленной президентской спецслужбе. Включилась все та же традиционная машина: слежка за конкурентами, прослушивание разговоров, сбор и накопление информации. И когда Эрлихман понял это, его сотрудники, следуя приказу, взломали помещение ФБР и похитили материалы наблюдений.

Гувер рассвирепел окончательно. Помимо взрыва эмоций, последовало расследование факта взлома и заявление директора ФБР министру юстиции о том, что он начинает публикацию документов, которая будет ударом по Белому дому. Все были в панике, непрерывно шли совещания: что делать? Но судьба благоволила на сей раз президенту - смерть настигла Гувера. Инфаркт!

Действующие лица облегченно вздохнули, прикрыв за скорбными минами неподдельную радость от кончины столь яркой и столь же мрачной личности, в присутствии которой свободно не дышалось.

Урок 10: сохранение идеалов свободы

и курса страны ценнее жизни президента

22 ноября 1963 года во время визита в штат Техас, в его столице Далласе был убит президент США Джон Кеннеди. Расследованием этого убийства занимались несколько комиссий, о нем написаны горы книг, но тайна его остается нераскрытой до сих пор. В национальном архиве США к 1970 году уже было собрано 1555 досье по делу об убийстве Кеннеди, 508 из них засекречены, некоторые на 75 лет32. Из всего ныне известного факты и версии, относящиеся к ФБР и Гуверу, представляют самостоятельную тему. Перечисление только некоторых высвечивает совершенно по-особому ФБР и его директора. Соберем эти данные в отдельную папку.
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   ...   52

Похожие:

Эдуард Макаревич iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Как мы строили будущее России © Эдуард Лимонов оглавление

Эдуард Макаревич iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) у нас была Великая Эпоха ©...
Эта книга — мой вариант Великой Эпохи. Мой взгляд на нее. Я пробился к нему сквозь навязанные мне чужие. Я уверен в моем взгляде
Эдуард Макаревич iconОсобенности стиля и орфографии автора. Ответственность за аутентичность...
«Лимбус Пресс» на написание этой книги. Ни один рубль от контролируемых А. П. Быковым предприятий, банков, либо других структур,...
Эдуард Макаревич iconВида документа
Лев Михайлович Макаревич, доктор экономических наук, специалист по стратегическому планированию и бизнес-планированию
Эдуард Макаревич iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Смерть современных героев © Эдуард Лимонов оглавление
Сан-Марко шел крупный тяжелый снег. Ни единой маски, ни единого маскарадного костюма в толпе. Сложив фантастические маски и костюмы...
Эдуард Макаревич iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Другая Россия. Очертания будущего...
«Теперь они покрыты толстым слоем земли, и на них среди садов растут рощи самых высоких деревьев; внизу во влажных ложбинах плантации...
Эдуард Макаревич iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Убийство часового дневник гражданина...
Ахромеева, специального военного советника президента ссср, бывшего командующего Генеральным штабом. Низкое предательство слизняка...
Эдуард Макаревич iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Дневник неудачника, или Секретная...
Великое и отважное племя неудачников разбросано по всему миру. В англоязычных странах их обычно называют «лузер» — то есть потерявший....
Эдуард Макаревич iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Дисциплинарный санаторий © Эдуард Лимонов оглавление
Смиф, герой романа «1984», «верил, что он был рожден в 1944 или 1945 году», то есть мы с ним ровесники. Поскольку 1984 год давно...
Эдуард Макаревич iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Книга воды © Эдуард Лимонов оглавление Предисловие Моря
Военной полиции ныне покойной Республики Книнская Краина. Летом 1974-го я проехал сквозь Гагры, направляясь в сторону Гудаут, в спортивном...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница