Первая секция




Скачать 116.95 Kb.
НазваниеПервая секция
Дата публикации01.04.2014
Размер116.95 Kb.
ТипИзложение
skachate.ru > История > Изложение
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Направлено 7 января 2014 г.

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

Жалоба № 58029/12
СУПРУН Михаил Николаевич
против России
подана 16 августа 2012 г.

ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ

  1. Заявитель, г-н Супрун Михаил Николаевич, российский гражданин, родился в 1955 г., проживает в Архангельске. Его интересы в Суде представляет г-н Павлов И., адвокат, практикующий в Санкт-Петербурге.

  1. Обстоятельства дела

  1. Представленные заявителем факты по делу можно обобщить следующим образом.

  2. Заявитель – профессор, доктор исторических наук, возглавляет кафедру российской истории Северного (Арктического) федерального университета им. Ломоносова (ранее – Поморского государственного университета им. Ломоносова) в Архангельске. Он читает лекции по российской современной истории и ведет также специальные курсы, такие как «Россия в системе международных отношений в годы Второй мировой и холодной войн» и «История каторги и ссылки на Русском Севере». Заявитель является автором более 160 научных работ, в том числе четырёх книг по истории Второй мировой войны.

  3. В апреле 2007 г. Поморский государственный университет, в лице его декана, а также заявителя, и информационный центр УВД по Архангельской области, в лице его директора г-на Д., с одной стороны, и Немецкий Красный Крест и Историческое исследовательское общество немцев из России (Historischer Forschungsverein der Deutschen aus Russland E.V.), с другой стороны, подписали соглашение о сотрудничестве в области сохранения и исследования архивов и документов, касающихся жертв Второй мировой войны, довоенного и послевоенного времени, и сохранения памяти об этих жертвах.

  4. Предмет соглашения касался "обработки до 40 000 документов из российских архивов, касающихся: интернированных, репрессированных и депортированных гражданских лиц немецкого подданства, бывших граждан СССР немецкого этнического происхождения, военнослужащих германского вермахта, немецких гражданских служащих, а также этнических немцев – подданных других восточноевропейских государств" (статья 2.1). Их личные дела должны были быть отсканированы, а данные введены в базу данных (статья 2.2). База данных включала следующие поля: имя; дата и место рождения; последний известный адрес проживания; профессия; члены семьи; дата смерти;, дата и место депортации; период и место пребывания на "спецпоселении"; причины освобождения; национальное происхождение; органы, производившие арест и вынесшие приговор; суть обвинения; ссылка на номер дела (статья 2.3 и приложение 1).

  5. Немецкие партнеры обязались выплатить Поморскому государственному университету по 1,50 евро за каждую запись базы данных, всего до 60 000 евро.

  6. Соглашением также налагались ограничения на использование персональных данных (статья 4). Они могли использоваться только "в гуманитарных и научных целях". Публикация этих данных в Интернете или любое их коммерческое использование запрещались явным образом, а на передачу базы данных или ее части третьим лицам требовалось согласие всех сторон соглашения.

  7. По окончании обработки документов Поморский государственный университет и Историческое исследовательское общество немцев из России должны были опубликовать Книгу памяти на немецком и русском языках.

  8. С октября 2007 г. по декабрь 2008 г. заявитель работал над книгой памяти, озаглавленной «Этнические российские немцы, репрессированные в 40-е годы», о судьбе спецпереселенцев. Он обработал более 8 000 дел из архивов информационного центра УВД по Архангельской области.

  9. 13 сентября 2009 г. следователь по особо важным делам Следственного комитета РФ в Архангельской области возбудил уголовное дело против заявителя и г на Д., директора информационного центра УВД по Архангельской области, на основании жалобы частного лица – г на Ф. и материалов проверки, проведенной Федеральной службой безопасности по Архангельской области. Против заявителя было сформулировано следующее обвинение:

"В 2007 г. Супрун, действуя в корыстных целях и планируя продать информацию, решил организовать и провести сбор и формирование базы данных о гражданах СССР немецкого и польского происхождения, репатриированных с территории Германии по окончании Второй мировой войны и сосланных в соответствии с административной процедурой на поселение в 1945-1956 гг. в Архангельскую область, а также данных о членах их семей, включая подробности их биографий, этническое происхождение, состав семьи, факты и причины переселения в СССР и Германии, и прочую информацию о частной жизни данных лиц без их согласия.

… действовал, будучи полностью осведомлён о конфиденциальном характере вышеназванных данных, содержавшихся в материалах проверочно-фильтрационных дел в архивах информационного центра УВД по Архангельской области, доступ к которым ограничен согласно Закону "Об архивном деле в Российской Федерации", Закону о персональных данных и совместному Приказу Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ, МВД РФ, ФСБ РФ № 375/584/352… [Супрун], действуя умышленно, путем уговоров склонил директора информационного центра гр. [Д.] разрешить ему и другим лицам иметь неограниченный доступ к делам спецпереселенцев и копировать их содержание в полном объеме…"

Таким образом, гр.Супрун, при содействии гр. [Д.], в нарушение конституционного права российских граждан на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны, собирал информацию о частной жизни пяти тысяч спецпереселенцев, в том числе Ф.Я.Ф., Ф.М.С., Ш.Л.Т. и их наследников Ф.И.Я., Ш.Е.Л., без их согласия…"

  1. В тот же день в квартире заявителя был произведён обыск, и изъяты переносной жёсткий диск, DVD-диски, а также оригинал вышеупомянутого соглашения и некоторые сопутствующие документы.

  2. Обвинения против заявителя были выдвинуты согласно статье 137 ч. 1 Уголовного кодекса ("Нарушение неприкосновенности частной жизни"), а также статье 286 ч. 1, рассматриваемой совместно со статьёй 33 ч. 1 (4), касательно склонения должностного лица к совершению действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан.

  3. Защитник заявителя обжаловал в суде законность возбуждения уголовного дела. Он заявил, что следователь не объяснил, почему данные, собранные заявителем, составляют личную и семейную тайну.

  4. 18 февраля 2011 г. Приморский районный суд г. Санкт-Петербурга отклонил жалобу, постановив, что следователь располагал достаточными данными, указывающими на совершение уголовного преступления и обосновывающими возбуждение уголовного дела против заявителя. 31 марта Санкт-Петербургский городской суд, рассмотрев кассационную жалобу, оставил в силе это судебное решение.

  5. Уголовное дело против заявителя слушалось в Октябрьском районном суде г. Архангельска, который вынес решение 8 декабря 2011 г.

  6. Обвинение утверждало, что заявитель "собрал путем копирования личных дел и решений касательно спецпереселенцев персональные данные и информацию о частной жизни [двадцати граждан], содержавшуюся в личных делах спецпереселенцев." В каждом из двадцати случаев, упомянутых обвинением, копируемая информация включала следующее: довоенное место проживания спецпереселенца, год его (ее) высылки из СССР или лишения свободы, год возвращения в СССР, период проживания на спецпоселении в Архангельской области, а также данные о "реабилитации". Наследники спецпереселенцев были признаны потерпевшими.

  7. Некоторые из потерпевших заявили в суде, что они никому не разрешали копировать информацию из личных дел своих предков, приговорённых к спецпоселению. Они сказали, что эта сторона их жизни всегда была постыдной тайной, которую они не раскрывали никому вне семьи. Тем не менее пятеро свидетелей заявили, что они не считают информацию из личных дел своей личной или семейной тайной.

  8. Постановлением от 8 декабря 2011 г. районный суд признал заявителя виновным по статье 137 ч. 1 Уголовного кодекса в незаконном сборе и незаконной передаче за границу информации, содержащей личную и семейную тайну потерпевших, без их согласия. Районный суд дал следующее объяснение правовой оценки действий заявителя:

"Документы, скопированные Супруном из личных дел спецпереселенцев, касаются только одного лица; потерпевшие и члены их семей хранят их в тайне от прочих; следовательно, он содержать личную и семейную тайну этих лиц, так как относятся к отдельному лицу и его(ее) семье, касаются только данного лица и не подлежат контролю со стороны общества и государства. Кроме того, действия Супруна повлекли существенное нарушение прав и законных интересов данных лиц и их наследников… и могли также повредить их репутации и репутации их семей".

  1. Отметив, что преступление , предусмотренное статьей 137 ч. 1, относится к преступлениям небольшой тяжести, а срок привлечения к уголовной ответственности за такие преступления составляет два года, районный суд постановил освободить заявителя от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

  2. Защитник заявителя подал кассационную жалобу. Он заявил, во-первых, что ни один российский закон не определяет понятия личной и семейной тайны и что обвинение целиком основывалось на личном восприятии потерпевшими определенной информации как составляющей их семейную тайну. Таким образом, диспозиция статьи 137 не была достаточно предвидима с точки зрения ее смысла и сферы применения. Во-вторых, защитник подчеркнул, что информация о высылке спецпереселенца, лишении его (ее) свободы, репатриации и примененных против него (нее) судебных мерах лежит за пределами его(ее) частной жизни, так как касается контактов с государственными органами. В-третьих, защитник указал, что в судебном постановлении понятия "персональные данные" и "личная и семейная тайна" используются как взаимозаменяемые, в то время как сбор "персональных данных" влечет за собой санкции в административном, но никак не в уголовном порядке.

  3. 28 февраля 2012 года Архангельский областной суд отклонил кассационную жалобу, постановив следующее:

"Не существует юридического определения понятия "частная жизнь" или понятия "личная и семейная тайна", а текст закона не ссылается непосредственно на конкретные виды тайн, находящихся под защитой федерального закона. Однако это не является основанием признать, что в действиях Супруна отсутствует состав уголовно наказуемого преступления.

В противоположность доводам защиты, обвиненные сослалось на федеральный закон, защищающий информацию, которую обвиняемый незаконно собирал и распространял, а именно – на Закон о государственных архивах, который ограничивает доступ к личным делам спецпереселенцев до окончания срока ограничения доступа либо при отсутствии согласия заинтересованных сторон…

Статья 137 ч. 1 предусматривает ответственность за незаконные действия с информацией, составляющей личную и семейную тайну. К информации о частной жизни относится общая информация личного и семейного характера, специальные тайны и персональные данные. Mens rea преступления включает активное поведение преступника, осуществлявшего одно из альтернативных действий: незаконный сбор или незаконное распространение информации о частной жизни лица, составляющей его или ее личную и семейную тайну. Предмет уголовного права не требует различать личную и семейную тайну.

Следовательно, довод защиты, что Супрун не совершал преступления, ошибочен: незаконность его поведения подтверждается отсутствием согласия потерпевших на сбор и распространение информации об их частной жизни, содержащейся в архивных делах, и отсутствием какого-либо закона, которым ему дозволялось бы собирать такую информацию."

  1. 28 июня 2012 г. Конституционный Суд отвёл просьбу заявителя дать конституционное истолкование статьи 137 ч. 1 Уголовного кодекса и, в частности, понятий "личной и семейной тайны".

  1. Законодательство страны, относящееся к данному делу, и практика его применения

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации

  1. Статья 137 ч. 1 ("Нарушение неприкосновенности частной жизни") гласит следующее:

"Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации - наказываются штрафом… либо принудительными работами… либо лишением свободы на срок до двух лет…"

  1. ^ Закон о реабилитации (Закон РФ № 1761-1 от 18 октября 1991 г.)

  1. Согласно преамбуле, целью Закона о реабилитации является "реабилитация" всех жертв политических репрессий, подвергшихся таковым на территории Российской Федерации после 7 ноября 1917 г., при этом термин "реабилитация" понимается как "восстановление их в гражданских правах, устранение неблагоприятных последствий произвола и выплата компенсации материального ущерба".

  2. Раздел 1 (I. – ИК) определяет "политические репрессии" как различные меры принуждения, в том числе лишение жизни или свободы, применявшиеся государством по политическим мотивам, а также иные ограничения прав или свобод лиц, признанных социально опасными для государства или политического режима из-за их классового или социального происхождения, национальной принадлежности или вероисповедания.

  3. Раздел 11 (II. – ИК) устанавливает право реабилитированных лиц и членов их семей на предоставление доступа к материалам прекращенных уголовных и административных дел. Иные лица могут получить доступ к этим материалам в порядке, установленном для доступа к другим документам в государственных архивах.

  1. ^ Закон "Об архивном деле в Российской Федерации" (Закон № 125-ФЗ от 22 октября 2004 г. )

  1. Согласно статье 25 п.3, доступ к документам, содержащим информацию о личной и семейной тайне или о частной жизни, должен быть ограничен в течение семидесяти пяти лет с даты создания документа.

  1. Закон о персональных данных (Закон № 152-ФЗ от 27 июля 2006 г.)

  1. "Персональные данные" определяются как любая информация, относящаяся прямо или косвенно к определенному или определяемому физическому лицу (ст. 3 п. 1).

  1. Кодекс об административных правонарушениях (Закон № 195-ФЗ от 30 декабря 2001 г.)

  1. Статья 13.11 устанавливает, что за нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о частных лицах (персональных данных) является административным правонарушением и влечет штраф.

  2. Статья 13.20 устанавливает, что нарушение правил пользования документами в архивах является административным правонарушением и влечет предупреждение или штраф.

  1. Практика Конституционного Суда

  1. В решении по жалобе заключенного, которому запрещались свидания с родственниками в течение первых десяти лет заключения, Конституционный Суд дал следующее толкование понятия "частная жизнь":

"Право на неприкосновенность частной жизни (статья 23, часть 1, Конституции Российской Федерации) означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность по собственному усмотрению контролировать информацию о самом себе и препятствовать разглашению сведений личного или интимного характера. В понятие "частная жизнь" включается та область повседневной деятельности конкретного лица, которая относится к данному конкретному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер."

  1. ^ Приказ Министерства культуры, МВД и ФСБ № 375/584/352 от 25 июля 2006 г. касательно порядка доступа к материалам в отношении жертв политических репрессий

  1. Приказом утверждено Положение о порядке доступа к хранящимся в государственных архивах материалам прекращенных уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, а также фильтрационно-проверочных дел.

  2. Согласно статье 2в), Положение распространяется, в частности, на материалы фильтрационно-проверочных дел на российских (советских) граждан, попавших в плен и окружение, оказавшихся на временно оккупированной территории, угнанных на принудительные работы в Германию, другие страны Европы и репатриированных в период Второй мировой войны, послевоенный период, а также реэмигрантов. Статья 2г) распространяет Положение также на фильтрационно-проверочные дела иностранных граждан и лиц без гражданства, подпадающих под те же категории.

  3. Согласно статье 6, только реабилитированные лица, их наследники и законные представители, а также представители органов государственной власти имеют доступ к материалам уголовных, административных или фильтрационно-проверочных дел в отношении данных лиц. Любым другим лицам доступ к этим материалам не разрешается в течение семидесяти пяти лет с даты создания документа, если не могут предоставить письменное согласие и доверенность от реабилитированного лица или его наследников.

  4. Статья 9 запрещает государственным архивам предоставлять доступ к документам, содержащим персональные данные прочих лиц, в отношении которых не велось производство, но которые упоминались в деле.

  5. В 2010 году НПО "Мемориал", российское историко-правозащитное общество, которое, в частности, поддерживает электронную базу данных о жертвах политического террора в СССР, оспаривало статьи 6 и 9 Положения в Верховном Суде Российской Федерации, утверждая. что данные статьи незаконно ограничивают доступ к информации. Постановлением от 26 января 2011 г., оставленным в силе по результатам кассации 24 марта 2011 г., Верховный Суд отклонил жалобу, констатировав, что Положение принято полномочными органами в соответствии с федеральным законодательством и что оно не нарушает прав пользователей информацией.

ЖАЛОБЫ

  1. Заявитель жалуется на нарушение статьи 10 Конвенции, утверждая, что ему воспрепятствовали собирать и распространять информацию о жертвах репрессий советского периода.

  2. Заявитель также жалуется на нарушение статьи 7 Конвенции, утверждая, что норма Уголовного Кодекса, по которой он был осужден, не определяет с достаточной точностью понятие "личная и семейная тайна" и что российские суды оказались не в состоянии провести различие между понятиями "личная и семейная тайна" и "персональные данные".

^ ВОПРОСЫ СТОРОНАМ

1. Отвечало ли осуждение заявителя требованиям статьи 7 Конвенции? В частности, в каком законодательном акте содержится определение понятия "личная и семейная тайна", примененного в статье 137 Уголовного кодекса Российской Федерации (см. в частности, выводы Архангельского областного суда от 28 февраля 2012 г.)? В случае отсутствия законодательного определения – имелся ли в стране достаточно обоснованный логически и юридически судебный прецедент по статье 137 Уголовного кодекса? Было ли толкование данного понятия, примененное российскими судами в деле заявителя, достаточно доступно заявителю и мог ли он предвидеть его?

2. Имело ли место в данном деле нарушение статьи 10 Конвенции? Было ли вмешательство в право заявителя на получение и передачу информации "предписано законом", а также "необходимо в демократическом обществе", принимая во внимание, в частности, научный характер его исследований?

Похожие:

Первая секция iconРешение страсбург
Европейский суд по правам человека (бывшая первая секция) заседая Палатой, состоящей из
Первая секция iconПервая секция Дело "Таммер против Эстонии" Жалоба n 41205/98 Судебное решение
В период, когда происходят события, заявитель был журналистом и издателем эстонской ежедневной газеты Postimees
Первая секция iconПервая секция
Заявителем по делу является г-н Анатолий Атабаевич Атаев, гражданин рф, который родился в 1970 году и проживает в Краснодаре. В суде...
Первая секция iconПредварительная программа Синхронный перевод предоставляется на английском,...
Первая секция интерактивной дискуссии: состояние, потенциал и возможности рынка. (Г-н Ален Либеро, заместитель руководителя подразделения,...
Первая секция iconСекция 4: Значимые вопросы истории, психологии и социологии. Секция...
«Актуальные проблемы науки: современность и перспективы» с изданием сборника материалов
Первая секция iconСекция 11: Социальные технологии. Секция 12: Значимые вопросы истории, психологии и социологии
Желающие принять заочное участие в конференции (с публикацией в сборнике научных трудов) должны направить до 29 марта 2012 года регистрационную...
Первая секция iconКартина первая
Вторая Белка. С новой шерсткой' Первая Белка. Вот тебе к Новому Году сосновая шишка!
Первая секция iconКартина первая
Вторая Белка. С новой шерсткой' Первая Белка. Вот тебе к Новому Году сосновая шишка!
Первая секция iconМетафизика книга первая глава первая
И причина этого в том, что зрение больше всех других чувств содействует нашему познанию и обнаруживает много различий [в вещах]
Первая секция iconПервая часть первая глава
Ом – как [почитают] этот слог, [так] следует почитать удгитху, ибо [начиная со слога] Ом поют удгитху. Вот объяснение этого

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница