Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе




НазваниеЛюбовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе
страница4/31
Дата публикации21.02.2013
Размер4.68 Mb.
ТипУрок
skachate.ru > Информатика > Урок
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31
Рациональность — иррациональность.

Часто под этими признаками в первую очередь подразумеваются такие понятия, как организованность или безалаберность. Это тоже аберрация естественного языка, следы бытового толкования терминов. И в культуре принято считать, что рациональным (то есть надежным, предсказуемым, ответственным) быть хорошо. А иррациональным (то есть ненадежным, непредсказуемым, безответственным) — плохо. На самом деле безалаберность — не свойство типа, а свойство человека. Чрезвычайно безалаберными могут выглядеть, например, рационалы ГАМЛЕТЫ или ГЮГО. Это связано с их деловой активностью, которая не является их сильной стороной. При этом очень организованно могут действовать иррационалы ЖУКОВ или ГАБЕН, поскольку оба обладают сильной творческой логикой, подкрепленной еще и сенсорикой. Поэтому если трактовать данный признак именно так, может показаться, что он недостаточно четкий, чтобы грамотно выявить типологические особенности.

Глубинное отличие рациональных типов от иррациональных — это обращенность первых к прошлому опыту (а в самом общем смысле к прошлому опыту всего человечества), а вторых — к тем переменам, которые несет с собой будущее. Очень характерно по этому признаку разделяется отношение одних и других к планам.

Для рационала построенный план — это удобная и понятная дорога, по которой он, нагруженный своим опытом, может двигаться в будущее, не опасаясь неожиданностей и ненужных приключений. План для рационала желателен. Он выступает в качестве необходимого средства, которое приведет его к цели. При невозможности составить план или осуществить намеченное рационал чувствует себя неуверенно, растерянно. Он старается избегать подобных ситуаций, предпочитая проживать каждый свой день с заранее продуманным решением.

^ Подумать тoлькo!

Мама-рационал говорит дочке:

— Запомни: порядочный человек должен иметь планы на день! Так какие у тебя на сегодня планы?

---

С точки зрения иррационала, план, составленный вчера, обязывающий его руководствоваться особенностями вчерашней ситуации, как минимум бесполезен в новой ситуации, а как максимум — даже опасен, потому что накладывает жесткое клише на текущие, изменяющиеся обстоятельства. В связи с этим иррационал старается как можно быстрее избавиться от плана, выполнить его и вновь почувствовать себя свободным. Это позволяет ему оперативно реагировать на особенности текущего момента.

^ Подумать тoлькo!

Иррационал спускает ноги с постели и понуро произносит себе под нос:

— Чего-то мне ничего не хочется делать сегодня из того, что я вечером себе напланировал.

---

Если для рационала план - это гарантия некоторой стабильности в будущем, позволяющая ему двигаться вперед, то для иррационала план — это решетка, досадное препятствие, не позволяющее ему гибко вписываться в постоянно меняющийся поток событий, как того требует его природа.

Возвращаясь к истокам (к К. Г. Юнгу), соционика постулирует равную ценность этих двух качеств. Для развития культуры иррациональная отзывчивость на перемены -не менее важный фактор, чем рациональное сохранение традиций.
Экстраверсия — интроверсия.

Расхожие, обыденные представления накладывают свой отпечаток и на эти два термина. Обычно под ними понимается противопоставление общительности и замкнутости, хотя, по замыслу К. Юнга, разработавшего в свое время эти понятия, различие между экстравертной и интровертной установками базировалось на другом.

Современная трактовка, прижившаяся в общественном сознании, скорее, берет свое начало в трудах Г. Айзенка. Так, например, в своей книге «Структура личности», пересказывая Юнга, он пишет, что экстраверт:

— «ценит достаток, богатство, власть, престиж»;

— «ищет социального одобрения, следует устоям, доверяет окружающим, легко приобретает друзей, внешне активен»;

— «изменчив, любит новое, эмоционально возбудим»;

— «беспристрастен, рационален, меркантилен, упрям»;

— «стремится быть свободным, беззаботным, доминирующим».

Поскольку про интроверта не написано ничего конкретного, то, видимо, следует думать, что интроверт:

— не ценит достаток, богатство, власть, престиж;

— не ищет социального одобрения, не следует устоям, не доверяет окружающим, с трудом приобретает друзей, внешне пассивен;

— инертен, консервативен, эмоционально маловозбудим;

— неравнодушен, иррационален, не меркантилен, послушен;

— не стремится быть свободным, беззаботным, доминирующим.

Странное получается существо. Но тогда уже не удивляет замечание Г. Айзенка в той же книге: «Известно, что здоровые люди (не экстраверты, не интроверты и не невротики)...» и т. д.

Из начала фразы становится ясно, что к этим проявлениям автор относится как к патологии. Поэтому разницу в восприятии мира экстравертом и интровертом он определял на группах истериков (по его мнению, экстравертов) и психастеников (по его мнению, интровертов). В эксперименте измерялся уровень притязаний тех и других, а также регистрировалась скорость выполнения задания и количество допущенных ошибок. По мнению автора, эксперимент должен был дать представление о различии в притязаниях экстравертных и интровертных типов.

Чтобы не ломать голову над странностями этого подхода, обратимся лучше к первоисточнику.

Вот что писал К. Юнг во введении к книге «Психологические типы» об экстравертной и интровертной установках: «Несмотря на различие формулировок, всегда замечается общее в основном понимании, а именно движение интереса по направлению к объекту в одном случае и движение интереса от объекта к субъекту и к его собственным психическим процессам в другом случае».

Юнг вводил понятия экстраверсии и интроверсии как две противоположные установки именно здорового сознания. Экстраверт в большей мере ориентирован на объекты внешнего мира, воспринимает прежде всего их внешние проявления и себя как объект среди других объектов.

Интроверт в большей мере ориентирован на субъективное восприятие действительности, на свои взаимодействия с объектами, которым он приписывает такое же, как у него, субъектное восприятие.

Причем Юнг специально подчеркивал, что здесь имеются в виду именно «те случаи, которые находятся в нормальных условиях». И далее: «Там, где имеет место такое обусловленное внешним влиянием извращение типа (навязывание противоположной установки. — Е. У. и Л. Б.), индивидуум в дальнейшем по большей части становится невротическим, и его излечение возможно только через выявление естественно соответствующей индивидууму установки».

Из этой фразы видно, что установки не только не являются патологией, а как раз наоборот — их искажение приводит к патологии, к невротическим расстройствам.

Понятно, что экстравертная и интровертная установки — противоположны по своей природе, поэтому у каждого конкретного человека доминирует лишь одна из них. В одном случае человек воспринимает мир как множество объектов, связи между которыми он восстанавливает по факту наблюдения (экстраверсия). В другом случае его восприятие базируется на множестве своих связей и отношений с миром, на выявлении мотивов, а объекты — только узелки в этой сети отношений (интроверсия).

Для экстраверта отношения возникают в момент появления объекта в поле внимания. Нет объекта — нет и отношений с ним. Это естественно.

Для интроверта существуют только те объекты, с которыми он находится в отношениях. Нет отношений — нет объекта. А зачем он тогда?

^ Подумать только!

В жизни это выглядит так. Например, в автобусе при резком повороте некто наступает человеку на ногу. Экстраверт, скорее всего, потребует (хотя бы мысленно), чтобы человек крепче держался за поручень — вон же он, специально приделан, — чтобы на следующем повороте такого не повторилось. Поручень указан, объект проинформирован и призван к порядку — дело сделано, можно успокоиться.

Интроверта же прежде всего интересует, случайно или намеренно субъект пренебрег поручнем, наплевал он на других пассажиров или не хотел их обидеть, но не догадался подстраховаться. Важно, что он намерен делать дальше: думать о других или нет. Если он сожалеет, интроверту этого достаточно, потому что тогда меры будут приняты самим субъектом и можно не беспокоиться.

---

Общепринятое различение экстравертов и интровертов по признаку общительность/замкнутость является глубоко вторичным. Дело в том, что экстраверт, способный держать все объекты в поле своего внимания, может с ними вообще не общаться — только наблюдать. В то же время интроверт может бурно общаться по очереди с каждым в компании и в итоге обслужить огромное количество народу, поделившись с каждым своим отношением.

Большая часть разночтений и ошибок в соционических «исследованиях» связана не с тем, что Юнг нечетко описал основные признаки типов, а с тем, что неофиты чаще всего не могут пробиться через бытовые, вульгарные трактовки этих понятий к их глубинному смыслу.
О соционических и несоционических свойствах личности
Одним из наиболее часто встречающихся заблуждений и упрощений является представление о том, что сильные функции проявляются автоматически. Тогда мы слышим: «Логик? Значит, все понимает»; «Этик — значит, очень порядочный». Предполагается, что сенсорик непременно должен хорошо готовить или быть хорошо координированным, а интуит — не ошибаться в прогнозах и т. д.

^ Подумать тoлькo!

Часто такие упрощенные представления распространяются на тип в целом. Считается, что:

ДОН КИХОТ — всегда умный, с широким кругозором.

ДЮМА — миротворец, никогда не затеет ссоры.

ГЮГО — обязательно хорошо готовит и кормит всех подряд.

РОБЕСПЬЕР — замечательно разбирается в формальностях.

ГАМЛЕТ — всегда веселый и энергичный.

МАКСИМ — дисциплинированный и упорядоченный.

ЖУКОВ — умен и хороший организатор.

ЕСЕНИН — обаятельный и веселый, лирический герой и поднимает другим настроение.

НАПОЛЕОН — искусный политик.

БАЛЬЗАКУ — присуща точность и умение составлять прогнозы.

ДЖЕК — прекрасный предприниматель.

ДРАЙЗЕР — хранитель морали, борец за нравственность.

ШТИРЛИЦ — прекрасный технолог и администратор.

ДОСТОЕВСКИЙ — непревзойденный гуманист, который не в состоянии никого обидеть.

ГЕКСЛИ — общительный и отзывчивый.

ГАБЕН — мастер, склонен к ручной работе.

---

Все это слишком просто. Это не более чем самые распространенные и даже примитивные представления о типах. Конечно, эти свойства можно увидеть в модели А, но в жизни они проявляются далеко не всегда. С чем же это связано?

Дело в том, что многие человеческие свойства содержатся в человеке лишь потенциально. Например, для освоения речи ребенку недостаточно подходящего устройства гортани. Чтобы он заговорил сам, ему необходимо несколько лет слышать связную человеческую речь.

Известны случаи возвращения в социум детей, воспитанных животными. Единственным достижением таких детей являются несколько десятков с трудом заученных слов. Об усвоении социальных норм здесь не может быть и речи.

Характерны также случаи с младенцами, которые воспитываются в детских домах. При дефиците общения и отсутствии семейных образцов поведения они начинают говорить гораздо позже своих сверстников из обычных семей. Кроме того, их речь часто довольно примитивна.

С сильными соционическими функциями происходит то же самое. Потенциально они нам даны (каждому свои), но нуждаются в постоянной тренировке и загрузке соответствующей информацией. Только при этом условии потенциальное может превратиться в реально существующее.

Каждый раз, когда мы встречаем человека с чисто выраженным типом, освоившего свои сильные функции, оказывается, что в детстве рядом с ним был кто-то, кто обучал его и развивал в нем эти качества. И наоборот, когда тип выражен и проявляется нечетко, всегда выясняется, что его потенциальные сильные качества в детстве не получали загрузки. Как правило, окружающие старались «развивать» в нем какие-то другие качества в соответствии со своими представлениями.

Например, в логической семье этический ребенок, скорее всего, будет обучаться математике, несмотря на то что он мог бы быть талантливым психологом или художником. Или ребенок-логик в руках мамы-этика может столкнуться с запретом работать на компьютере, потому что, по ее мнению, это помешает ему приобрести навыки общения с людьми.

В результате у такого ребенка сильные функции оказываются недогружены и неразвиты в полном объеме из-за недостатка информации и тренировки. Слабые же функции могут быть перегружены обилием сведений и навыков, но по ним ему все равно не удастся по-настоящему творческая работа, которая могла бы принести настоящее удовлетворение. Все это порождает комплексы и создает тупики в развитии личности.

^ С этим надо что-то делать!

По-настоящему такую проблему может решить только соционика. Определить, в каком секторе культуры максимально реализуется творческий потенциал человека (его сильные функции), способен только специалист по соционической диагностике.

---

Фактически за понятием соционической функции стоит то, что в быту мы называем способностями. А они, как известно, нуждаются в развитии, а вовсе не падают с неба в готовом виде. Талант — это прежде всего труд. Но только труд этот должен быть приложен в сфере истинных способностей человека (его сильных функций), а не там, где захотелось, например, родителям в соответствии с их представлениями или собственными нереализованными мечтами.

Надо только иметь в виду, что даже успешное развитие сильных функций не гарантирует человеку непогрешимости в работе по ним. В принципе никто не застрахован от ошибок. Просто по сильным функциям мы раньше заметим ошибку и успешнее ее исправим. Поэтому ошибки по сильным функциям, как правило, не становятся фатальными ни для окружающих, ни для самого человека.

Для полного раскрытия типа необходимо, чтобы в детские годы произошла информационная загрузка его сильных функций при обеспечении щадящего режима работы слабых функций.

Но у проблемы развития индивида есть и другая сторона, которая не имеет отношения к соционике, хотя часто без всякого понимания примешивается к ней, порождая путаницу. Речь тут идет об общей культуре человека, его включенности в социум.

В каждом обществе существуют определенные требования к общей культуре человека по всем четырем индивидуальным аспектам мира, которые позволяют ему включиться в общественную жизнь.

С тех пор как в социуме утвердилась идея систематического образования, были разработаны методики, позволяющие с большими или меньшими трудностями донести до каждого весь многосторонний общечеловеческий социальный опыт.

^ А кстати!

В современном обществе каждому приходится овладевать всеми аспектами мира.

Принадлежность человека, например, к логическому типу не оправдывает хамского поведения.

Принадлежность к этическому типу не избавляет человека от необходимости учить таблицу умножения и соблюдать законы и правила и т. д.

Интуиты в наши дни не могут не заботиться о гигиене, здоровье и своем внешнем виде.

А сенсорики должны быть более открытыми к новому, к переменам, стараться двигаться в потоке времени.

Общая культура развилась по всем четырем аспектам, и необходимый культурный минимум должен быть освоен каждым ее представителем.

---

Можно предположить, что мерилом общей культуры человека является именно уровень информационной загрузки слабых функций.

Таким образом, независимо от типа современный человек должен овладеть тем минимальным коммуникативным набором сведений и умений, который принят в данной культуре по всем аспектам. И в условиях систематического образования в этом нет ничего невозможного.

Здесь идет речь не о творческом процессе. Задача овладения уже накопленными знаниями и навыками не требует творческой постановки, а является для ученика лишь учебной задачей, которая подается с помощью известных учебных методик.

Степень освоения такого учебного материала зависит от личного усердия и хорошей памяти, а не от типа ученика. Методики рассчитаны на то, что каждый может справиться с материалом.

Именно поэтому опытного диагноста не собьет с толку этик, демонстрирующий хорошую подготовку по математике или физике. Фактически это означает, что он овладел тем знанием, которое уже стало достоянием общества.

Например, усердный этик, да к тому же рационал, иногда может лучше справиться с этой задачей и оказаться гораздо успешнее ленивого логика-иррационала.

В освоении социального опыта по слабым функциям играет роль уровень семьи, любимый учитель, степень честолюбия и, наконец, просто генетически унаследованные способности, в том числе хорошая память.

Таким образом, общекультурный уровень не является соционическим признаком, а отражает количество наших усилий по освоению социального опыта. Он может быть любым у любого типа. И это, кстати, одна из серьезных причин, которые мешают определить тип с первого взгляда (или с первого теста).

Квалифицированные высказывания по какому-либо аспекту не свидетельствуют о том, что информация подается с сильной функции. В этом случае мы просто можем иметь дело со слабой функцией, усвоившей знание, которое уже стало достоянием общества.

Возникает вопрос: как же отличить при диагностике хорошо натренированную слабую функцию от плохо развитой сильной. Единственным достоверным критерием здесь является способность или неспособность человека к постановке задачи в нестандартной ситуации.

Если во время интервью респонденту ставятся четко сформулированные задачи, ему достаточно иметь определенный уровень знаний и общей культуры, чтобы решить их (независимо от типа).

Если же поставленный вопрос требует творческого подхода (самостоятельного выделения существенных признаков (параметров) ситуации, формулировки проблемы, определения граничных условий, способности увидеть возможные нестандартные варианты решения этой проблемы), справиться с ним можно только с помощью экспертного видения с сильных функций.

То же самое происходит и в ситуации обучения. При усложнении учебной задачи, которая требует привлечения творческого потенциала учащихся, усвоение материала с сильных функций идет во много раз успешнее и быстрее, чем со слабых. И это следует иметь в виду при разработке учебных методик.

Только эффективная работа функции в условиях решения нестандартной задачи может подтвердить догадку о том, что перед нами действительно сильная функция (базовая или творческая), экспертно воспринимающая ситуацию.

Не следует также путать типовые признаки и систему ценностей (в том числе нравственных) человека определенного типа.

^ Подумать тoлько!

Высокоразвитый логический тип может быть созидателем, а может быть и разрушителем.

Высокоразвитый этический тип может быть гуманистом, а может проявлять себя как низкий интриган.

Развитый сенсорный тип может стать ответственным руководителем, а может стать бандитом.

Развитый интуитивный тип может проявить свой потенциал в исследовательской сфере, а может стать шарлатаном-предсказателем.

---

Это зависит в общих чертах от того, насколько позитивно или негативно ориентирован человек, а в целом от его мировоззрения и системы ценностей.

Поэтому при описании и обсуждении типов следует избегать оценочных суждений. Сам по себе тип не может быть ни хорошим, ни плохим, ни нравственным, ни безнравственным, как и любой другой объективный параметр, например размер ботинок, группа крови, цвет волос.

Оценочные суждения могут относиться лишь к реальному человеку. Кроме того, они всегда содержат элемент личностного отношения к тому или иному человеку и совершенно далеки от профессионального соционического подхода.

^ Грамотный соционик должен четко различать соционические и ценностные характеристики в проявлениях человека.
О субъективной реальности
Принято считать, что мир — это то, что существует вне нас независимо от нашего сознания. Он един и многообразен, развивается по объективным законам, и метод его познания состоит в том, чтобы как можно беспристрастнее изучать его черты, отстраиваясь от собственных иллюзий.

Хорошо. А как же быть с тем, что принято называть внутренним миром? Он есть или его нет? Он существенен или этим можно пренебречь? А может быть, наше восприятие реальности — тоже часть этого мира, раскрывающая какие-то очень важные его свойства?

За 300 лет «научного мировоззрения» мы настолько погрязли в «объективности», что субъективную реальность приходится открывать заново. А ведь объективное и субъективное — это диалектическая пара понятий, через равноправное взаимодействие которых происходит развитие. Каждый из этих подходов имеет свои преимущества и равные права на адекватное отражение действительности.

Так, появляясь на свет, ребенок застает в мире определенные условия, в которых ему придется! существовать, и начинает интенсивно адаптироваться к ним. Именно объективная реальность, представленная природным и культурным фоном, определит и то, на каком языке он будет разговаривать, и к какой пище он приспособится, и какими лекарствами будет пользоваться, и каким манерам и знаниям обучится. В этом смысле оправдан тезис К. Маркса, что бытие определяет сознание.

Но на этом жизнь человека не кончается. В его сознание переносится образ внешней реальности, у него формируется внутренний мир. По мере взросления у каждого складывается мировоззрение, уточняются представления о мире, развивается определенное отношение ко всему тому, что его окружает.

Немаловажным является и то, что у человека формируются представления об идеальном. Именно они выступают в качестве движущей силы преобразования реальности. Каждый старается по мере сил и способностей приблизить существующую реальность к тому, что ему кажется гармоничным и справедливым.

На этой стадии субъективная реальность начинает играть ведущую роль. Объективная реальность трансформируется по идеальным образцам, существующим только в сознании человека, и через деятельность всего человечества включается в культуру.

^ Представьте себе!

Таким образом, в социокультурной «копилке» накапливаются результаты достижений по всем информационным аспектам реальности. Все 16 типов на протяжении всей истории человечества постоянно вносят свой вклад, исходя из субъективного восприятия мира, свойственного каждому типу.

---

Новое поколение застает результаты такого воздействия субъективного начала на объективную реальность, но воспринимает этот результат уже как внешний по отношению к себе, то есть как объективное. Начинается новый цикл развития.

Поскольку достижения всех 16 типов становятся достоянием общей культуры, она развивается по всем направлениям. А благодаря относительно недавно вошедшей в обиход идее образования эти знания активно и целенаправленно транслируются в каждую голову и становятся всеобщим достоянием.

Может показаться, что объективный и субъективный подходы несовместимы. Но точно так же 100 лет назад казалось, что нельзя в одном объекте совместить «несовместимое», например корпускулярные и волновые свойства. После некоторого напряжения мысли выход был найден, и сейчас ничего еретического в этом дуализме нет.

Попробуем сделать такой же шаг: увидеть диалектическое взаимодействие объективного и субъективного в процессе познания мира человеком. Это позволит нам прояснить нечто важное и в мире и в человеке.

Когда соционика открыла каналы информационного взаимодействия человека с миром, мы увидели, что объективное логическое и технологическое исследование составляет только четверть всех механизмов, данных человеку для познания мира. Остальные три четверти каналов являются принципиально нелогическими. И все попытки их логического описания — не больше чем имитация, которая не отражает их глубинных свойств. Но нельзя же объявлять большую часть информации о мире несущественной только потому, что к ней неприменимы правила, законы и доказательства! Ведь часто именно нелогические критерии дают быстрый и точный ответ на наш запрос.

^ А кстати!

Например, холодно или тепло в помещении, мы хорошо чувствуем и не глядя на термометр. Более того, термометр может показывать вполне приемлемую температуру, а нам холодно. На самом деле в этом случае следует одеться потеплее, т. к. чтобы не заболеть, важнее не объективное значение параметра, а самочувствие.

Другой пример. Каждому приходилось осваивать катание на качелях. Логика этого процесса весьма проста. Нужно определить резонансную частоту маятника через длину подвески и затем осуществить подкачку. Имея точный секундомер и линейку, такие действия совершить нетрудно. Но почему-то никто так не делает.

---

Мы сажаем двухлетнего ребенка на качели, раскачиваем его и говорим: «Вытяни ножки — раз! Теперь еще раз! Не торопись, почувствуй, когда надо опять подтолкнуть». Что характерно — очень скоро он начинает это чувствовать сам, потому что он встроился в систему и ощущает ее (т. е. свой) резонанс очень точно. Без всякого расчета. Такой путь освоения реальности гораздо короче и точнее не только в данном случае. Когда явление носит иррациональный характер, когда логические закономерности в нем не просматриваются, именно доверие к своему восприятию может вывести человека к правильному решению.

В жизни масса примеров субъективного, но в то же время адекватного освоения реальности. Чувства людей приносят в мир высокую поэзию и музыку, ощущение гармонии — прекрасные произведения искусства и архитектуры, предчувствия и прозрения — гениальные идеи. И все это ощутимо влияет на мир, в котором мы живем, раскрывает его глубинные свойства, помогает другим людям разобраться в нем. Как видим, субъективную реальность нельзя назвать несущественным фактором общественной жизни.

Но что мы знаем о субъективном мире каждого из нас на самом деле? Только то, что это отражение в голове фрагментов объективного мира с какими-то искажениями. Каких фрагментов? С какими искажениями? В чем можно доверять своему восприятию, а в чем не стоит? Именно соционика дает нам возможность установить ту картину мира, которая формируется у каждого типа в соответствии с его структурой.

Теперь мы точно можем ответить на вопрос, каким кажется мир человеку данного типа (не вдаваясь в подробности его судьбы), что в нем адекватно окружающей реальности, а что искажено и упрощено из-за слабости соответствующих каналов восприятия информации. Теперь мы можем представить себе принципиальную структуру внутреннего мира человека другого типа! И мы обязаны с этим считаться. Придется менять свои привычки оценивать другого по своим меркам — ведь нам уже известны мерки, которым должен соответствовать именно он.

Постараемся запомнить те истины, которые открыла нам соционика.

- То, что хорошо понятно нам, не является абсолютно очевидным. Есть типы, которым эта информация дается с трудом. Они не хуже и не глупее нас — просто они другие.

- То, что нам кажется неважным и неинтересным, не является таковым для всех. Есть типы, которые способны извлекать информацию из того, что мы не можем оценить. Они не лучше и не умнее нас — просто они другие.

- Не существует людей, которые всю информацию о мире воспринимают адекватно (т. е. талантливых во всем). Слабостей у них не меньше, чем у любого другого человека, они так же нуждаются в дополняющей поддержке.

- Мы обязаны «принимать человека таким, как он есть» только в рамках его типа, но не в состоянии полной распущенности и пренебрежения к окружающим.

- Мы обязаны помнить, что нет нейтральных сюжетов для беседы и каждая тема может задеть болевую точку кого-то из присутствующих.

Надо отдавать себе отчет, что каждый тип склонен представлять мир в аспектах своих сильных функций и недооценивать его по слабым. Таким образом, структура внутренней реальности каждого типа задается его моделью А.

Это значит, что, поговорив с человеком о его оценках и методах достижения цели и почувствовав, насколько они похожи или отличны от наших, мы сможем выявить структуру его типа.

Но субъективное - не значит произвольное. Надо понимать, что прежде, чем опираться на свое субъективное восприятие, его следует сформировать в соответствии с уже накопленными, объективно существующими знаниями в конкретной области.

Если диагност хорошо ориентируется в своей модели, если не пытается переделать себя в другой «более достойный» тип, то ощущение «свой-чужой» становится мощным инструментом для построения гипотезы о типе испытуемого. В сложных случаях это может быть одним из главных методов, помогающих нащупать истину. Хотя и совершенно субъективным.

Соционика утверждает равноправие объективных и субъективных способов восприятия мира, их равную познавательную ценность и способность достичь истины. В соционической диагностике субъективные методы являются необходимыми, так как информационная система человека существенно иррациональна и не исчерпывается логикой.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Похожие:

Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе icon«Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не учили в школе»: аст, Астрель; Москва; 2003
В этой книге воспроизводится живая атмосфера тренинга по навыкам соционического тестирования. Помимо теоретических основ соционики,...
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconРассказывает Василий
Читали все молитвы по памяти, и каждый из детей, чему научился. Когда церковь закрыли, мы только дома молились, своей семьей. Но...
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconКогда начинать готовить ребенка к школе?
С одним нужно больше говорить, другого больше слушать, с третьим бегать и прыгать, а четвертого учить "по минуточкам" сидеть и внимательно...
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconПредставь себе, что нету Рая
Они затрагивают самые глубокие струны в нашей душе, вызывают внутри нас туманное, но искреннее стремление к чему-то лучшему, к совершенству....
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconВладимир Николаевич Мегре Кто же мы? Книга 5
Мы все куда-то спешим, к чему-то стремимся. Каждый из нас желает прожить счастливую жизнь, встретить свою любовь, создать семью....
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconКонкурс для школьников» Статья на тему: «Самое главное право ребенка это…»
Это очень трудная тема. Я думаю, что главное для ребенка в любом возрасте это любовь, защита и понимание
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconСценарий праздника, посвященного Дню Матери
Самое прекрасное слово на Земле – мама. Это первое слово, которое произносит человек, и звучит оно на всех языках одинаково нежно....
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconСуммы Технологий «Самое непостижимое в мире то, что он постижим»
«Мы предполагаем – и этому нас научили другие естественные науки, что в психической жизни действует некоторый вид энергии; но мы...
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconЧудо, которое не заканчивается Михаил Аршавский
В одной сказочной стране существовала школа волшебников. Как и во всякой школе, в ней были ученики и учителя, уроки и каникулы, а...
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconА в деньгах ли счастье?
Данный вопрос 35% опрошенных. Объяснения таковы: раз существует любовь, то счастье не связано с деньгами; главное, чтобы в семье...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница