Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе




НазваниеЛюбовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе
страница13/31
Дата публикации21.02.2013
Размер4.68 Mb.
ТипУрок
skachate.ru > Информатика > Урок
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   31

Тип ДЮМА

^ Сенсорно-этический интроверт

Зоя
Чем вы занимаетесь?

— Чем... чем я занимаюсь? Ну, у меня немножко странная ситуация, какое-то время я училась на филологическом факультете, но постольку поскольку вся жизнь прошла в каких-то школах современного искусства и так далее, я сейчас более плотно занялась живописью и в принципе могу себя отнести к художникам, наверное.

^ А почему вы остановились именно на живописи?

— Ну, просто она была всегда... В какой-то момент я просто испугалась этим заниматься, а потом решила, что все-таки это мой путь и... я хочу этим заниматься больше всего на свете. Без этого нельзя.

^ А давно вы это решили?

— Э-э, ну, год назад решила, что вот это вот абсолютно так должно быть.

(Разговор начался с вопроса на болевую точку —логику действий. Этим вызван неуверенный тон ответов о выборе сферы деятельности.)

А вы работаете?

— Да, но я хочу сейчас поступить. У меня были работы, связанные с этим — я делала росписи в команде художников, которые были хорошими профессионалами. Для меня это была больше учеба; нам часто давали частные заказы.

^ А что такое роспись?

— Росписи? Ну, например... росписи бывают разного характера.

Ну, а вы чем занимаетесь?

— К сожалению... в храмах очень бы хотелось, но это пока... я не могу. Пока, к сожалению, только ночные клубы, частные интерьеры какие-то... то есть то стены, где нужно...

^ Изображать голых девушек?

— Ну, голых девушек тоже можно, если заказчик требует. Но в принципе, как правило, последнее время почему-то какие-то... цветочки, прерии, в которых трубы какие-то светятся...

^ Опишите ваш последний заказ.

— У меня даже с собой фотография есть... Ну, как бы вот, заказчик захотел, чтобы на стенах были пальмы, и в этих пальмах заброшенный завод. Ну, захотел и захотел... Это был определенный заказ.

(Описание сюжета через детали указывает на сенсорный подход.)

А вы потом ходите в эти клубы, которые вы сами расписываете?

— Ну, как бы вот, на самом деле, в один мы ходили, а остальные как-то это были... Ну, здесь в Москве есть клуб «Тукан», вот, он находится в Митино и ничего из себя интересного в плане какой-то внутренней программы, на мой взгляд, не представляет. Потому что, как правило, люди, которые могут платить за росписи на стенах, какие-то более-менее серьезные, они... ну... политика их клуба весьма странная, рассчитанная на определенную как бы публику.

^ А остальные клубы где?

— Остальные в Петербурге. Там есть клуб «Муха», потом «Найс Сити». В какой-то момент мы что-то делали для «Туннеля», но потом там это все переделали...

^ А вам задание дается более-менее четкое, или приходит владелец клуба и говорит что-то в общих, чертах., а дальше вы уже свое творчество используете?

— Нет, ну, как правило, схема работы такая: вначале заказчик говорит: «Хочу завод в джунглях». Соответственно, делаются эскизы, какие-то различные варианты, потому что эту тему можно и так подать, и эдак подать... Он потом выбирает то направление, в котором ему хочется, чтобы все это дело было... Ну все-таки первостепенно какие-то изобразительные задачи, то есть нужно же удержать эту тему, и чтобы она нормально смотрелась. Берутся какие-то куски труб, да, чтобы это читалось. Чтобы было понятно, о чем идет речь. То есть, соответственно, нужно, чтобы там были какие-то трубы выступающие, чтобы все это было как-то обвито лианами там и так далее, то есть вот чтобы два ключевых слова — завод заброшенный и вот все эти пальмы и растительность — они как-то все переплетались; это не обязательно должно быть четко, да?, что вот стоит завод и вот вокруг джунгли. Это просто какие-то то есть рисуются всякие пальмы и растения и так далее, то есть бурная растительность, в которой кусками там как-то этот завод показывается. То есть целый завод, естественно, никто там не рисует, ну какими-то фрагментами он где-то выступает...

(Описание четких зрительных образов, которые создают заданное впечатление, сенсорика ощущений.)

У вас всегда хорошо ладится с красками?

— Ну, поверхность же надо подготавливать.

Ну а как вы это делаете? Приходите, видите стену... Вы знаете, что с ней надо сделать, чтобы на нее ложилась краска — надо ее обдирать или не надо ее обдирать... чтобы краска потом не осыпалась от удара головой.

— От удара головой? Я, честно говоря, не знаю. Но под конкретный краситель как подготовить поверхность, я всегда представляю.

^ Ну а как это — ведь инструкции же такой нет.

— Ну, приходишь так, трогаешь, смотришь, из чего она состоит, эта стена, потом...

Спрашиваете кого-нибудь?

— Ну а зачем спрашивать, когда это и так видно?

(Здесь Зоя изобразила, как она поскребет поверхность ногтем и все почувствует. Непоколебимая уверенность в правильности своих ощущений не оставила сомнений в ее экспертных способностях в области сенсорики ощущений.)

^ Скажите, а вот это же все-таки деятельность такая трудовая, и вот разговоры об оплате тоже, наверное, имеют место...

— Ой, нет, для меня это все, это кошмар, я это не понимаю... (Смеется) Это я сваливаю на других, потому что... (Замолкает)

(Болевая точка — логика действий. Человек отказывается даже обсуждать вопросы, которые кажутся нестерпимо сложными. В данном случае это - оплата труда.)

Скажите, a y вас сутра есть намеченные планы?

— Ну, есть, но... (Смеется) Нет, ну в последнее время я для себя выработала такую систему, что я представляю в общей сложности, какие у меня есть дела и что мне нужно сделать для того, чтобы они получились. Соответственно, я просыпаюсь утром и думаю: так, надо бы, по идее, чем-то заняться, и выбираю из этого, что сейчас больше, на мой взгляд, ложится.

^ А такое бывает, что вы с вечера решили, что завтра будете делать что-то, а утром просыпаетесь и думаете: «Что-то мне это делать неохота...»

— Регулярно! (Смеется) Просто по-другому у меня не получается.

(Четко выраженная иррациональность — отношение к плану как к ограничению собственной свободы.)

Какого плана клубы вам нравятся?

— Ну, на самом деле, прежде всего, люди, которые там находятся, и общая атмосфера, на которую это все замешано-завязано. Дальше — это, соответственно, те люди, которые там играют, концерты, которые там проходят, насколько это может быть в принципе интересно. Из танцевальных клубов мне нравится «Пропаганда» и нравится «Восточный дом».

^ У вас, наверное, есть компания — кто там главный?

(Пауза) Ну, кто-то периодически оказывается главным. Ну, дело в том, что у меня нет постоянной компании никогда. У меня в принципе всю жизнь так складывалось, что были какие-то отдельные группы людей, с которыми мне интересно общаться, и я туда прихожу, потом ухожу, потом опять прихожу...

^ Когда вы уходите, а потом приходите, вы знаете, с какими людьми за это время что произошло?

— Да, конечно, это всегда как-то чувствуется.

(Сильная этика проявляется в интересе к общению, к музыке, к событиям, которые происходят даже с малознакомыми людьми. Развитая эмпатия.)

А вы когда принимали решение бросить свою филологию в пользу рисования, тяжело было?

— Ужасно. Это был кошмар, это был мучительный и очень долгий выбор, но...

^ Значит, вы не доучились фактически?

— Я не доучилась. У меня неполное высшее филологическое.

А ведь в «Пропаганду» — туда и войти почти нельзя. Там ведь очень много людей, там даже посидеть негде.

— Ну, может быть, это зависит не столько от того, что мало места, сколько от людей, с которыми я туда прихожу.

^ А вы когда туда приходите с людьми, то именно с ними общаетесь?

—Да, да.

Расскажите, где вы последний раз отдыхали.

— В Суздале.

Расскажите, что там, в Суздале.

— Там очень красиво. Там очень хорошо, очень тихо.

^ Природа? Храмы?

— Ну, там... Там природа, храмы, да. Там очень хорошо, очень спокойно, нет суеты... Ну, он просто, когда он спокойный, очень хороший, совершенно не снобистский, очень на самом деле тонкий по каким-то энергиям там и так далее...

(В описании Суздаля проявилась и интроверсия, и этика эмоций: образ строится через свои ощущения энергии и настроения города.)
Любопытные моменты из других интервью людей этого типа
Галя. Этика, причем черная, была представлена в полной мере: она улыбалась всем, подняла настроение, была скромна и мила, не поддавалась на провокации агрессии, рассказала об общительности — все как по формуле.

Сенсорика (белая) проявилась в подробных рассказах о кулинарии, отделке дома, одежде.

А интроверсия никак не определялась — слишком высокая общительность, широкий круг знакомых. Зато проявилась иррациональность в ненавязчивости, отрывочных ответах, подвижности, «философском отношении» к перемене планов.

Лиза. Тестирование прошло гораздо труднее. Этика, интроверсия, иррациональность определились довольно ясно. Ее интересует общение с людьми, а техника — нет. Ее объяснения повисают в воздухе, так как ей не хочется их додумывать. Она отвечает тому, кто задал вопрос. Когда выступает перед аудиторией, например, с докладом, смотрит в пол, полагается на помощь людей, которые разбираются в вопросе.

Но для сенсорики у нее было слишком мало уверенности, а для интуиции — слишком небольшой диапазон предсказаний. Только когда удалось спровоцировать проявление ограничительной функции, она отреагировала резким отказом воображаемому партнеру по волевой сенсорике, характерной для ДЮМА. Никаких «не могу» или «это невозможно», которые характерны для ограничительной функции ЕСЕНИНА.

Аня. Собранная, интровертная девочка, работающая в банке, при ближайшем рассмотрении оказалась этаком. «Если бы все люди поступали только хорошо, то зло исчезло бы из мира». Идеология первой квадры, как по писанному.

Пришлось сказать ей, что зла в мире и так нет. Есть свобода человека. Он может выбирать тот или иной путь, и это его личный выбор, его ответственность. А когда Господу становятся нужны существа, которые поступают только по правилам и беспрекословно слушаются пастыря, Он создает баранов. Это была для нее новая мысль.

Дальше она начала улыбаться, совсем как наша Лиза, — и стало ясно, что это ДЮМА.

Аня (та же, но в другой группе). Белая сенсорика и этика проявились сразу. Чего стоит предложение мыть посуду в шляпе, чтобы не скучно было. Но дальше пошла такая деревянная логика действий, что ее приняли за рациональность. Аня рассказала нам, как надо организовывать мытье посуды.

1. Собрать по дому все чашки и тарелки.

2. Намылить стол и стенку, если они нуждаются в мытье.

3. Намылить сначала чашки и поставить их на стол.

4. Ложки, вилки и проч. замочить в отдельной кастрюле.

5. Намылить тарелки.

6. Потом все сполоснуть.

7. Потом протереть стол и стенку — и готово!

Ребята не оценили, никто не нашел ничего нового в этой методике. Зато никакой мечты у Ани не было, планы она менять готова. А приходит на полчаса раньше потому, что мама всегда со скандалом выпроваживала ее из дома, если ей казалось, что дочь может опоздать. Позднее разведка донесла, что мама у Ани предположительно ШТИРЛИЦ. Вот откуда такая мелочная рациональность.
Характерные высказывания людей типа ДЮМА
Мечта? Да, я люблю мечтать конкретно.

*

К изменению планов я отношусь философски.

*

На самом деле так мало нужно для счастья — любой цветочек...

*

Отождествлять человека с предметами я не могу.

*

Деньги — как вода. Я как-то стала список вести — мне плохо стало. Куда же деньги-то все деваются? Оказывается, на такую ерунду! Мне стало так грустно жить на свете!

*

Если что-то не красиво вокруг — жить ведь невозможно!

*

Когда обнаружишь случайно какую-то логическую связь, так хочется всем рассказать об этом!

*

В бизнесе главное — это отношения. Если у тебя хороший партнер, то и дела идут хорошо. Если партнер плохой, то никудышно! Вот я лично знаю случаи, когда деловые контракты на сто тысяч подписывались только из-за хорошего отношения!

*

В жизни в любую минуту может случиться что угодно. Сегодня ты одна — а завтра встретила хорошего человека и вышла замуж!
Маленький ДЮМА
В 1931 году, когда Инне было 9 лет, мама шила для нее голубое пальто с серым кроликом. Инне очень хотелось, чтобы мама закончила побыстрее, поэтому она вызвалась приготовить обед. И мама, и папа очень хвалили девочку — грибной суп и фаршированная рыба были необыкновенно вкусными.

Тип ГЮГО

Этико-сенсорный экстраверт

Валентина Анатольевна
Чем вы занимаетесь?

— Я учитель русского языка и литературы. Но сейчас у меня пока пауза. Я болела, поэтому сейчас я на инвалидности. Но я работаю.

^ То есть вы стараетесь решать свои проблемы?

— Я люблю проблемы и умею их решать.

То есть если вас кто-то другой попросит помочь ему с его проблемами, вы ему не откажете?

— Нет, конечно.

Значит, есть люди, которые обращаются к вам со своими проблемами. А вам не хочется их утопить, чтобы они больше не приставали?

— Мне хочется помочь, обязательно. Решить их проблемы и облегчить их состояние.

(Ролевая логика действий — за образом трудолюбивой и деловой женщины отчетливо просматриваются этические мотивы.)

Люди к вам часто обращаются?

— Очень.

^ Они чувствуют, что вы им не откажете?

— Это бывает совершенно спонтанно, но получается так, что они за мной постоянно и ходят. А я помогаю им решать их проблемы.

^ Но вас это не угнетает?

— Нет, ни в коем случае.

С детьми вы любили работать? Они вас любили?

— У нас была взаимная любовь.

А как вы этого добивались? Ведь русский язык — это очень скучная вещь. Да и литература... Представьте, детям приходится читать то, что им не хочется...

— Вот я вам расскажу два эпизода. Мне завуч на педсовете сделала замечание, что бежит 5-й класс, все размахивают портфелями и кричат: «Ура! У нас русский!»

И второй момент такой. Однажды у меня был северный класс. Это было еще в Тюмени. Потом мы переехали в Крым. И вот они сдавали экзамен по литературе. Получилось 18 пятерок и четыре четверки. И те ребята, которые получили четверки на устном экзамене по литературе, они все извинялись. Они говорили: «Валентина Анатольевна, мы так обманули Ваши ожидания — получили четыре». Но это были северяне, они отличаются от нас — они чрезвычайно эмоциональны, они очень непосредственны. Поэтому вот эта непосредственность у них так и выразилась. Это чукчи, ханты, манси. Там собирали самых талантливых с Севера, чтобы потом они проучились в институте, а потом уезжали обратно к себе. Вот с таким я работала классом, преподавала у них литературу.

(Экстравертная этика — панорамный обзор людей и событий, поданный в эмоциональном ключе, причем не совсем по теме вопроса.)

А они знают русский язык?

— Они великолепно говорят по-русски. Отбирают их отовсюду, но таких, кто может хорошо говорить по-русски. Вот, допустим, поэма Гоголя «Мертвые души». Завуч присутствовала на первом уроке. Она не выдерживала моих проблемных вопросов (я любила делать проблемные уроки), страшно ругалась на всех ребят, которые вставали и говорили: «А я думаю», «А мне кажется»... Она встала со своего места и закричала: «Что это такое? Точка зрения у них появилась! Вот учебник, возьмите и учите!» Но потом, когда она разбирала урок, она отметила положительные стороны, что все ребята перед тем, как изучать «Мертвые души», они все до одного прочитали текст. Она сказала, что в истории школы у них такого не было, чтобы все в классе знали текст.

(^ Ограничительная этика отношений — рассказ об успехах учеников подан так, что завуч, не оценивший работу, оказался посрамленным.)

А как же вы этого добились?

— А у меня всегда так получалось, что ребята всегда читали книги. Я никогда не проверяла домашнее задание. Дело в том, что я так увлекалась уроком, что у меня просто не оставалось времени. Но они подходили ко мне и извинялись, если они чего-то не сделали. И я всегда думала: «Боже мой! Но я ведь могу даже не спросить и забыть и так далее. Они все равно подходят и говорят, что мы сегодня не сделали, а завтра сделаем домашнее задание». И назавтра делали. То есть у меня это была не просто работа. Это была громадная-громадная любовь к работе. И я пользовалась отдачей детей и видела смысл своей жизни в том, что я делала. Это было мое место.

(Эмоции — основа личности. Увлечение темой урока как способ зажечь учеников и яркие переживания, сопровождающие рассказ, совершенно соответствуют моменту.)

А почему все-таки они все дружно прочли текст?

— Перед этим прошли Пушкин, Лермонтов, литература XIX века, западная литература, были уроки внеклассного чтения. У них уже был опыт разбора произведений. Им было интересно участвовать в разборе. Мы читали в классе, у каждого на парте была книга.

^ Ну, наверное, все же не всем было интересно?

— Ну что вы! У меня был мальчик, Гена Самарцев. И я каждый раз говорила, что мы приступаем к изучению удивительного писателя. И вот он поверил, что Толстой, Достоевский такими и были. И вот мы дошли до Чехова. И на этом кончается учебник русской литературы. И когда я говорю, что это необыкновенный писатель, вдруг это удивительное дитя, спокойное, скромное, встает и говорит: «Валентина Анатольевна, но как же так, по всей программе у нас удивительные писатели! Ведь кто-то же не должен быть удивительным». Вот такой был курьезный случай.

^ То есть вы их заражали своим отношением?

— Да, конечно. Мне и самой очень повезло с преподавателями по литературе. Они были очень умны, философичны, психологичны. И я очень увлекалась литературой вот такого плана. А ребята как-то улавливали эту ноту и отвечали моим мыслям.

(Базовая функция — этика эмоций.)

А вы двойки ставили?

— Ой, вот вы знаете, двойки я не ставила. Дело в том, что двойку учитель, как я сделала вывод, ставит сам себе. Вот у нас, допустим, был выпускной класс. Психологически он был так подобран, что мы могли вести определенную работу по психологии. И вот в этом классе учитель физики поставил 27 двоек. Я открываю журнал, а в нем за четверть 27 двоек. В конце концов я ему приношу вот такую стопу учебников — у меня было такое обыкновение, если я видела что-то хорошее, я покупала 10, 12, 15 экземпляров и раздавала. И вот я приношу такую гору учебников, с разобранными задачами по физике, и отдаю, чтобы он раздал ребятам и показал, помог, как что, потому что я, конечно, совершенный литератор, гуманитарий до кончиков пальцев. Но у меня по физике пятерка, потому что у меня была такая учительница, которая вот так эту физику давала, что я ее видела, я ее чувствовала, я ее очень люблю до сих пор.

(Творческая сенсорика ощущений — абстрактные законы физики постигаются через конкретные ощущения окружающего мира.)

— И я не понимаю, как это можно 27 двоек поставить. Не было у меня двоек. Здесь, в Москве, я когда-то давно начинала вести русский язык и литературу. У меня был мехмат-класс, и когда я увидела эту безнадежную, безвыходную безграмотность, я их убедила, что нужно взять в руки Лермонтова «Герой нашего времени», Бунина, Чехова и переписывать произведения. И вот эти мальчики мехматовского класса приносили мне общие тетради, а потом приходили родители и жутко благодарили, потому что ребята стали уравновешеннее психически, они легче засыпали, они душевно становились добрее.

^ Что, просто переписывали тексты?

— Да. Они настолько привыкли к математическому решению всяких задач, что в упражнениях по русскому языку они вообще не видели логики, последовательности и так далее. А списывая текст, они, не утруждая психику, брали эту модель, и дело у них шло на лад.

(Ролевая логика действий — предлагаемый «метод» повышения грамотности вряд ли так эффективен и полезен перегруженным математикой школьникам, но выглядит эффектно.

Экстраверсия проявилась в широком охвате разнообразных тем. За короткое время было рассказано и о Тюмени, и о Крыме, и об учениках, и о завуче, и об учителе физики. Описание предметов окружающего мира, перечисление всего того, что составляло профессиональную жизнь, — все это складывается в широкую панораму. Кроме того, респондент сумел завладеть вниманием аудитории, студенты не всякий раз вспоминали о том, что они здесь затем, чтобы задавать вопросы, а не просто слушать.)

— Я обычно ориентировалась на очень сильных, умненьких ребят. Мне было их жутко жалко, потому что под троечника строится урок троечным учителем, и эти ребята пропадают. Тогда я пошла по такому пути. Я начала приносить на урок по несколько книг. Задания раскладывались на разные группы. Тогда мне было комфортно работать. Одна группа у меня занималась с книгами — с текстами или с критическими статьями. С этой группой я дискутировала. А еще у меня был мальчик-двоечник, он вообще ничего не мог, ни говорить, ничего, но он по учебнику с удовольствием отвечал на вопросы. То есть практически я себе создала место работы такое, что те звездочки — сильные ребята — они очень хорошо знали литературу. У меня было по восемь или по девять ребят в классе, которые выдерживали экзамен на пятерки, письменно — сочинение. И именно благодаря тому, что я не опустилась до уровня троек. Но и троечников я тоже не бросила. Они все были заняты и при деле. И на своем уровне они эту литературу хорошо знали. То есть мне было комфортно так работать. Я не могу работать на уровне троечников. Если тройка там у него стоит, то он знает учебник, знает критический материал и так далее.

(Экстраверсия — способность удерживать в поле внимания всех находящихся в классе и работающих в различных режимах учеников. Ориентация на комфорт в работе — проявление творческой сенсорики ощущений.)

^ Но почему они вас слушали? Как вы их заставляли?

— А у меня таких и не было случаев, чтобы меня кто-то не слушал. Я за 22 года ни разу не повысила голос.

^ А в школу вы опаздывали?

— Нет, вот и сегодня я пришла на час раньше. Я боюсь опоздать на поезд, на встречу, боюсь, что подведу людей. Я обычно делаю все заранее. А если первый урок, то я прихожу много раньше. Я должна пройти вот этот путь и прийти в нормальном состоянии душевном, чтобы затем приступить к работе.

(Болевая точка — интуиция времени. Боязнь опозданий вызывает сильное напряжение, для снятия которого удобнее приходить в нужное место заранее. Болезненная информация о времени переводится на язык сильной функции — сенсорики ощущений (стремление чувствовать себя комфортно.

Тестирование происходило практически в тишине. Все, завороженные энергией В. А. и ее деклатимностью, слушали рассказ о талантливых северных детях, которых она много лет учила удивительной русской литературе. Студенты на практике постигали непобедимый напор отточенной черной этики.)
Любопытные моменты из других интервью людей этого типа
Ирина.

Чем вы занимались этим летом?

— Делала ремонт.

Вам нравилось?

— Нравилось, конечно.

А вы умеете сами что-то делать?

— Да, я умею. Я зашпаклевала всю ванную и положила потолочную плитку. Я все делала сама. Мужа никак не могла допроситься. Пришлось делать самой.

(Творческая сенсорика ощущений: желание обустроить свою территорию, чтобы было уютно и красиво, в сочетании с реальным воплощением задуманного.)

Вы любите работать одна, или вам нравится, когда вы работаете и рядом кто-то находится?

— Вообще, когда рядом кто-то работает над той же задачей, это приятно.

^ И даже если вас дергают?

— Дергают, это классно! Это я люблю, когда меня дергают.

(Экстравертная этика: востребованность порождает ответный энтузиазм.)

Как вы покупаете себе вещи?

— Понравилось — купила. Причем этикетки срезаю, еще не померив.

^ А если не подойдет?

— Ну, не подойдет, значит, буду худеть или там отдам кому...

А как вы относитесь к деньгам?

— Деньги — это хорошо, но они улетают куда-то, я не знаю...

^ А что вы делаете, когда они у вас есть?

— Могу в «Макдональдс» пойти. Обязательно что-нибудь отложу. Непременно. Заначку сделаю. Обычно деньги у меня всегда есть, и с этим никогда не было проблем.

^ А какие у вас обязанности по дому, что вы любите делать?

— Домашних обязанностей как таковых у меня нету. Муж мой на три месяца куда-то отъехал. Но в принципе у меня и не было обязанностей. Все висело на мне, а он был сам по себе. А все - на мне. Деньги у каждого свои. Кто сам заработал, тот и с деньгами. Мы даже и не знали, у кого сколько, но взаймы всегда можно друг у друга попросить, но, как правило, это без возврата.

(Ролевая логика действий: активные разговоры о деньгах и разделении обязанностей, но несколько поверхностные и с отчетливым уклоном в нравственные оценки.)

Вы строите планы на день, или вам непонятно, как что будет?

— Как правило, понятно, что будет.

^ А если вы запланировали что-то, а оно не получилось?

— Если это что-то важное, я буду чувствовать себя некомфортно, что я все это меняю. Из дома вытащить меня трудно, но можно.

(Нарушение планов вызывает стресс, а непонятные перспективы угнетают. Так проявляется рациональность.)

Как вы относитесь к своему организму?

— Как к другу и к врагу. Когда он жир накапливает, то плохо, когда в спортзале работает — хорошо. А к боли я отношусь совершенно нормально. Вот меня сегодня доктор поколол — ему надо было на вене потренироваться — я ему легко дала свою.

^ Больно было?

— Ну, не то чтобы больно. Да нет! Ерунда.

(Творческая сенсорика ощущений: экспертная, спокойная оценка состояния организма и своих болевых ощущений.)

У вас есть мечта?

— Сугубо романтическая и очень давно. Больше половины моей жизни. Уже перевалило за половину жизни. Я к этому иду. Может быть, это и будет, если у меня хватит силы воли и вообще...

(Рациональность: последовательное достижение заранее намеченных целей.)

А вы любите общаться с детьми?

— Вообще я не люблю с ними возиться. Они со мной любят, а я с ними нет.

^ А каких детей вы имеете в виду? Ведь дети есть двухлетние, восьмилетние, а есть четырнадцатилетние — все равно еще дети.

— Вот с четырнадцатилетними я могу найти контакт запросто, потому что у меня такое впечатление, что я пока еще недалеко ушла на самом деле. Вот с совсем маленькими мне приятно, но недолго. А вот 2-3-4-летних не люблю - просто зоопарк какой-то!

^ А почему вы недалеко ушли?

— Я просто вышла из-под маминого контроля наконец. Раньше надо мной мама была, а теперь нет надо мной мамы. Мама меня вчера до слез довела из-за какого-то холодильника.

Я пришла с работы — у меня ребенка с утра в детский сад не пустили, вернее, мы рано пришли, там дверь была закрыта на ключ — пришлось ребенка оставить на ступеньках. Побежала на работу. На работе носом во все тыкают, тоже рвут на части. Прихожу домой, а мама говорит: «Почему у тебя холодильник не работает?»

(Болевая точка — интуиция времени: тяжело переживаются ситуации переноса в более ранний возраст, когда «взрослые» контролировали каждый шаг.)

Тамара Александровна. Во время рассказа о том, как надо мобилизовать защитные силы организма, чтобы не зависеть от лекарств, в разговор втянулись все, и каждый получил совет. Такой эффект дало сочетание сильной сенсорики ощущений с экстраверсией.

Рациональность была в рассказах о том, как она, по ее мнению, может делать много дел одновременно: сначала одно, потом — следующее и следующее... Еще заметнее этот признак проявился в уверенности, что «все надо продумывать заранее и ко всему готовиться».

А когда рассказ о приходе за 15 минут до срока, чтобы не беспокоиться об опозданиях, совпал с предыдущим практически дословно, у ребят не осталось сомнений в типе.

(Это очень характерно для ГЮГО, который в норме переводит время (болезненный для себя сюжет) в комфорт (область экспертного видения), т.е. живет так, чтобы было удобно, а не больно.)

Таня. Она, как всегда, была на высоте: деклатимна, рациональна, не забывала осудить безграмотных учителей и побеспокоиться обо всех детях России. Ребята прогнулись только на логике/этике, которую спутали с рациональностью.

Конечно, похоже. Но аргументация ее действий и умозаключений была абсолютно этической.

Евгений. Чернокудрый красавец с синими глазами и мягкой улыбкой, внимательный и доброжелательный — загадочный такой.

Но когда он сказал, что в институте занимается выращиванием кристаллов, которые растут примерно недели две, и это очень интересно, Гриша (БАЛЬЗАК) с чувством прошептал: «Как долго!» Закралось подозрение, что Женя — сенсорик.

Математику он тоже любил, но не до такой же степени, чтобы на олимпиады ходить! «Там нужно что-то другое». Зато он четко объяснил, зачем ходит на концерты. Оказывается, там такая эмоциональная атмосфера, которую умело регулируют сами музыканты (он это, конечно, отчетливо видит), что прямо заряжаешься, качаясь на волнах энергии. Тут уж мы оценили экспертную черную этику.

Рациональность тоже не укрылась от нашего внимания. Женя опирался на планы, объяснялся законченными фразами, разумеется, знал, что у него будет дальше.
Характерные высказывания людей типа ГЮГО
При деловых контактах важно, во-первых — обаяние, во вторых — состояние и, конечно, подготовка!

*

При плохом настроении лучше ничего даже не начинать, все равно не получится.

*

Все кастрюли у меня всегда стоят на своих местах.

*

Беспорядок граничит с беспределом.

*

Совесть — это наш контролер. Бессовестный тот человек, кто не может себя проконтролировать.

*

(БАЛЬЗАКУ) Что ты сидишь, все занимаешься? Переключись, помой полы...

*

Если вещь удобная и служит добру — она хорошая.

*

— Нельзя в сумку лазить. Стыдно! Не позорься!!! — говорит ГЮГО собаке, встречающей ее дома после похода в магазин.

*

Такие люди, которые никак не выражают своих эмоций, вызывают у меня подозрение.
Маленький ГЮГО
Десятилетнюю Таню принимали в пионеры. Весь класс вывели на сцену, дети выстроились в ожидании церемонии. Вдруг Тане показалось, что шеренга стоит криво. Она вышла, всех подравняла, сказала: «Всем стоять так!»
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   31

Похожие:

Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе icon«Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не учили в школе»: аст, Астрель; Москва; 2003
В этой книге воспроизводится живая атмосфера тренинга по навыкам соционического тестирования. Помимо теоретических основ соционики,...
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconРассказывает Василий
Читали все молитвы по памяти, и каждый из детей, чему научился. Когда церковь закрыли, мы только дома молились, своей семьей. Но...
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconКогда начинать готовить ребенка к школе?
С одним нужно больше говорить, другого больше слушать, с третьим бегать и прыгать, а четвертого учить "по минуточкам" сидеть и внимательно...
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconПредставь себе, что нету Рая
Они затрагивают самые глубокие струны в нашей душе, вызывают внутри нас туманное, но искреннее стремление к чему-то лучшему, к совершенству....
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconВладимир Николаевич Мегре Кто же мы? Книга 5
Мы все куда-то спешим, к чему-то стремимся. Каждый из нас желает прожить счастливую жизнь, встретить свою любовь, создать семью....
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconКонкурс для школьников» Статья на тему: «Самое главное право ребенка это…»
Это очень трудная тема. Я думаю, что главное для ребенка в любом возрасте это любовь, защита и понимание
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconСценарий праздника, посвященного Дню Матери
Самое прекрасное слово на Земле – мама. Это первое слово, которое произносит человек, и звучит оно на всех языках одинаково нежно....
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconСуммы Технологий «Самое непостижимое в мире то, что он постижим»
«Мы предполагаем – и этому нас научили другие естественные науки, что в психической жизни действует некоторый вид энергии; но мы...
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconЧудо, которое не заканчивается Михаил Аршавский
В одной сказочной стране существовала школа волшебников. Как и во всякой школе, в ней были ученики и учителя, уроки и каникулы, а...
Любовь Анатольевна Бескова Уроки соционики, или Самое главное, чему нас не научили в школе iconА в деньгах ли счастье?
Данный вопрос 35% опрошенных. Объяснения таковы: раз существует любовь, то счастье не связано с деньгами; главное, чтобы в семье...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница