Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии




НазваниеВладимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии
страница9/24
Дата публикации22.02.2013
Размер4.01 Mb.
ТипДокументы
skachate.ru > Физика > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   24
Глава третья Бриллиант генералиссимуса

В древнем Китае лучших разведчиков ценили очень высоко и называли их бриллиантами в короне императора.
Иосиф Сталин своих военных разведчиков жаловал редко. Многих из них даже после окончания Великой Отечественной войны постигла печальная участь. Но не всех.
Одним их тех, кому повезло в те далекие годы, был военный разведчик Ян Черняк. Он считается одним из лучших оперативных работников военной разведки, которому удалось завербовать более 20 ценных источников военно-технической информации в разных европейских государствах. Некоторые из них сотрудничали с Главным разведывательным управлением по тридцать и более лет.
Главной отличительной особенностью работы Я. Черняка было то, что ни один из его добровольных помощников по его личной вине не попал в поле зрения контрразведки. Экономический эффект разведывательной работы этого уникального сотрудника ГРУ составил, как считают специалисты, несколько десятков миллионов американских долларов. По китайской терминологии Я. Черняка можно было бы назвать бриллиантом генералиссимуса И. Сталина.
За годы работы в ГРУ у Яна Черняка было много оперативных псевдонимов. Они изменялись с определенной последовательностью, через соответствующие временные интервалы. Делалось это для того, чтобы никто и ни при каких обстоятельствах не смог определить его настоящее имя, собрать обобщенную информацию о том, где, когда и с кем работал этот нелегал. Теперь имя Яна Черняка известно, а псевдонимы остались в оперативных делах, в которых под серьезными грифами секретности хранятся документальные свидетельства его трудной и успешной работы в военной разведке. Возможно, одним из псевдонимов Я. Черняка было имя Джек. Почему бы нет? Ян с раннего детства вынужден был преодолевать трудности, сталкивался с несправедливостью и жестокостью, боролся за право получить высшее образование. Несмотря ни на что, Я. Черняк смог добиться всего, о чем может мечтать человек. Он, как и американский писатель Джек Лондон, боролся за место в жизни, боролся против несправедливости и зла и постоянно рисковал жизнью. Творческие силы Джека Лондона были огромны и он смог сделать очень многое. Душевные силы Яна Черняка позволили ему преодолеть трудности, которые не смог бы одолеть обычный человек. Работа Яна Черняка в разведке — подвиг, о котором стало известно через пятьдесят лет, после того, как Ян возвратился из последней нелегальной командировки.
В ГРУ до сих пор документы Яна Петровича Черняка, которого мы будем называть Джек, находятся на особом хранении и едва ли будут рассекречены в ближайшие годы. Мне посчастливилось знать этого человека, его жену Тамару Ивановну. Наши долгие дружеские беседы затрагивали многие проблемы из жизни семьи Черняков. Они не скрывали их. Но когда разговор заходил о работе Черняка в ГРУ в годы Великой Отечественной войны, Ян Петрович рассказывал о себе мало и неохотно. Он не любил славы. Не ради нее боролся против фашизма. Он очень уважал тех людей, которые помогали ему добывать важные документы в далеких странах, он знал, что они были еще живы, и опасался, что его рассказ о них может навредить им. Возможно, он не хотел приглаживать сложности и противоречия, с которыми ему приходилось сталкиваться за годы работы в разведке. Из небольшого объема информации о нелегальной работе Я. Черняка удалось выяснить, что, занимаясь научно-технической разведкой, он принимал активное участие в добывании секретов британских университетов по атомной бомбе.

Встреча в берлинском кафе

Один из ветеранов военной разведки, полковник запаса, назовем его Григорий, который хорошо знал Черняка, считает, что Ян «родился в рубашке». Несколько раз в его разведывательной работе возникали ситуации, когда он мог быть арестован контрразведывательными органами Румынии, Бельгии, Франции, Германии и других стран. Он избегал этих неприятностей благодаря счастливым случайностям и своей особой интуиции. На завершающем этапе работы за рубежом его своевременно спас Центр.
По тому, как и сколько раз Ян Черняк уходил от контрразведки, можно сказать, что он действительно был счастливчиком. Это подтверждают и его достижения в работе на военную разведку. Ветераны ГРУ, обычно скупые на оценки результатов разведывательной работы, считают, что Ян Черняк — один из немногих, кто смог без перерыва проработать на нелегальном положении долгие годы и выполнить все, что ему поручалось.
Когда и как военная разведка привлекла в свои ряды столь удачливого человека?
Первая встреча молодого Яна с представителем военной разведки произошла в одном из берлинских кафе. До этой встречи в жизни человека, которому в ту пору было немногим более двадцати лет, произошло несколько сложных ситуаций, о которых следует упомянуть.
Ян родился 6 апреля 1909 года на Буковине, которая тогда была под румынским флагом, потом являлась частью советской территории. Сегодня эта земля принадлежит Украине и называется Черновицкой областью.
Детство Яна было безрадостным. Во время Первой мировой войны он потерял родителей и воспитывался в детском доме, который был трудным университетом жизни.
Молодой Черняк был худощавым мальчишкой небольшого роста. Его мать была венгеркой, а отец евреем, выходцем из Чехии. По причине «некоренной национальности» ему приходилось очень сложно улаживать свои проблемы со сверстниками. Попытки получить образование в Румынии по этой же причине были безуспешными.
В начале своей жизни Ян часто сталкивался с несправедливым отношением к себе. Это оскорбляло его человеческое достоинство. Несправедливость, испытанная в детском и юношеском возрасте, оставила в его памяти такие глубокие следы, которые годы последующей жизни не смогли стереть.
Именно это заставило его искать людей, которые уважали бы его человеческое достоинство, считались с его личным мнением, помогали преодолевать трудности. Он нашел таких людей среди тех, кто осуждал этническую дискриминацию и выступал против фашизма, поднимавшего голову в Германии. Ян оказался среди борцов за социальную справедливость. Острое, порой даже жгучее желание построить мир, в котором каждый человек мог чувствовать себя человеком, навсегда поселилось в его сердце. Этот идеальный мир до последних дней жизни Черняка был его мечтой.
Поступив в Пражское высшее техническое училище, он через некоторое время перевелся в Берлинский политехнический колледж, который в то время считался одним из лучших учебных заведений в Европе. Черняк всегда был одним из самых прилежных студентов. Особая любознательность, удивительное трудолюбие и прекрасные способности позволяли ему легко справляться с учебой. В это же время он начал принимать участие в работе прогрессивных молодежных организаций — сначала был членом социалистической, затем коммунистической партии Германии.
После окончания учебы, когда настала пора возвращаться в Бухарест, он попросил одного из представителей КП Германии по имени Эдгард помочь ему установить контакт с румынскими коммунистами. Яну было предложено познакомиться с одним человеком из России, который, как сказал Эдгард, может посоветовать, как найти достойное место в жизни. Черняк согласился. Встреча Эдгарда, Яна и незнакомца из России произошла в берлинском кафе в июне 1933 года.
Незнакомец представился Матиасом, сотрудником Красной Армии.
Выпив чашечку кофе, Эдгард ушел, оставив наедине двух еще малознакомых, но, как позже выяснилось, нужных друг другу людей.
Человеком из России оказался один из сотрудников военной разведки, он был немногословен. Достав из кармана своей куртки газету «Правда» с докладом И. Сталина, он предложил Черняку послушать некоторые положения из этого документа. Не дожидаясь согласия собеседника, он тут же стал переводить выдержки из доклада на немецкий язык.
Так произошло первое знакомство Черняка с военной разведкой Красной Армии и именем Сталина.
Закончив читать газету, представитель Разведуправления, видимо, подумал, что он уже убедил собеседника принять правильное решение, спросил, готов ли Ян принять участие в борьбе с фашизмом.
Черняк ответил положительно. В этом его убедила жизнь и немецкий товарищ Эдгард.
Матиас передал Яну конспиративные условия связи. С этого момента началось сотрудничество Черняка с военной разведкой.
Вскоре его призвали на службу в румынскую армию. По уровню образования он должен был попасть на курсы офицеров запаса. Поскольку Ян не был румыном, его хотели направить в пехотный полк. Узнав об этом, Черняк вынужден был дать взятку (коробку шоколадных конфет и пять долларов) чиновнику, который распределял призывников. Это решило его судьбу: Черняка направили на обучение в школу сержантов, окончив которую, он был назначен писарем в артиллерийский полк. Эта должность открыла ему доступ к секретным документам.
В румынской армии Черняк служил только один год. За это время все, что могло представить интерес, было передано советской разведке.
В этот период связником у него была девушка, настоящего имени которой он не знал. Все шло нормально до тех пор, пока ее однажды не арестовала служба безопасности по делу, которое не было связано с разведывательной работой Яна Черняка. Тем не менее возможность попасть в руки контрразведки была вполне вероятной, но Черняка эта опасность миновала. Закончив службу в армии, Ян навсегда уехал из Румынии.
Возвратившись в Берлин, он устроился на работу, восстановил связи с антифашистами и создал свою первую небольшую разведывательную группу, которая начала передавать советской разведке ценные материалы по вооруженным силам Германии.
Ян, обаятельный и очень коммуникабельный человек, быстро находил нужных для дела людей, которые оказывали ему помощь в добывании необходимой военно-технической информации. Выполняя различные задания военной разведки, он побывал в большинстве европейских стран, научился быть осторожным, предусмотрительным и настойчивым. К решению любого вопроса, связанного с разведывательной деятельностью, он подходил как шахматист — прежде чем сделать ход, детально анализировал все возможные ситуации, которые могут возникнуть в результате его действий. Так формировался характер разведчика, вырабатывались его личные методы работы.
На вопрос, как ему удалось избежать ловушек ищеек гестапо и контрразведывательных органов других стран Ян Черняк отвечал:
— Я не нарушал требований конспирации. Всегда помнил, чем может закончиться для меня встреча с контрразведкой. А поэтому никогда не посещал публичные дома, спортивные соревнования, где часто проводились облавы и проверка документов, не нарушал местных законов, чтобы не привлекать к себе никакого внимания.
Подумав, он добавил:
— Такому же поведению я учил и своих помощников.
Он действительно никогда не пытался перепрыгнуть через пропасть в два прыжка, был человеком-невидимкой, хорошим учителем и талантливым разведчиком, которому всегда очень везло.
В 1935 году один из источников информации, работавших на компартию Германии, попал в руки бельгийской контрразведки. Этого человека привлекал к разведывательной работе Черняк. Он знал Яна по работе еще с 30-х годов. Черняк доложил об этой чрезвычайной ситуации резиденту военной разведки, которого вызвал на экстренную встречу. Резидент приказал Яну срочно свернуть дела и выехать в Прагу. Однако Ян попросился в Москву, ему очень хотелось побывать в России и пройти курс обучения в Международной Ленинской школе.
В тот же вечер Ян уехал в Москву. Фашистские молодчики уже бесчинствовали в поездах, и местные жители опасались поездок на этом виде транспорта. Яна не тронули. У него на руках был румынский паспорт. Коричневые иностранцев еще не беспокоили.
В очередной раз Яну удалось избежать ареста.
В Международную Ленинскую школу Черняк не поступил. По предложению сотрудника военной разведки, который встретил его в Москве, он прошел специальную разведывательную подготовку. Обучением Я. Черняка руководил А. Артузов, опытный разведчик, который длительное время работал в ВЧК и был известен по операциям «Трест», «Синдикат» и другим. С 1934 по 1937 год А. Артузов был заместителем начальника IV (Разведывательного) управления Генштаба РККА. Черняк прошел подготовку по микрофотографии, способам шифровки и расшифровки донесений и указаний Центра, а также по использованию радио для связи с Москвой. Он также освоил премудрости конспиративных встреч с агентами, методы передачи материалов через тайники.
Когда Черняк изучал азбуку Морзе, его инструктор удивлялся феноменальной памяти своего слушателя. Ян обладал уникальной способностью запоминать большое количество информации быстро и надолго.
Черняка не учили стрелять из пистолета. Он не любил огнестрельное оружие и никогда в жизни не держал его в руках. Сила Черняка была в другом. Он обладал редкой способностью быстро устанавливать контакты с самыми разными людьми и умением поддерживать с ними дружеские отношения. Молодой разведчик был смел, изобретателен и осторожен.
Одни профессионалы считают разведку ремеслом, другие — искусством. Ян считал разведку опасной работой, в которой есть ученики и мастера. Он хотел быть мастером, поэтому учился, как всегда, добросовестно, вникая в мельчайшие особенности профессии разведчика. Полученные в Москве знания помогли ему преодолеть многие экстремальные ситуации.
Перед отъездом Яна Черняка из Москвы его принял начальник Разведуправления Я. К. Берзин. Беседа была непродолжительной. Руководитель разведки тепло пожелал молодому разведчику успехов и сказал, что конкретные задачи он получит, когда прибудет в страну предназначения, из которой следовало организовать разведку Германии. В ходе беседы Черняк высказал предложение, которое состояло в том, что выполнение этой задачи целесообразнее организовать с территории другой страны. Это было смелое предложение. Берзин внимательно выслушал аргументы молодого разведчика, подумал и согласился с ними. В план работы Черняка за рубежом были внесены соответствующие коррективы.
Добирался Ян до места назначения на различных видах транспорта, побывал в нескольких европейских государствах, дважды менял паспорт.
Вспоминая те времена, Ян Петрович отмечал, что распад австро-венгерской империи стал трагедией для миллионов европейцев. В один миг семейные узы многих людей были нарушены. Отцы и дети, братья и сестры стали гражданами различных государств. Но, несмотря на политический катаклизм, люди смогли сохранить семейные отношения. У Яна Черняка родственники тоже оказались разделенными границами различных государств. Но они не забыли друг друга, и в трудные моменты жизни помогали друг другу. Ян иногда пользовался их поддержкой. Знание нескольких иностранных языков позволяло ему всюду быть своим. Это помогало ему и в работе.
Вскоре Черняк встретился с представителем военной разведки, получил задание и необходимые для работы и проживания деньги.
Задание было сложным. Ему поручалось добыть документальную техническую информацию по наиболее перспективным направлениям развития авиационной и танковой промышленности Германии и других европейских государств. Центр также интересовали данные о создании новейших артиллерийских систем, авиационных бомб, реактивных снарядов, стрелкового оружия, радиоэлектроники и радиолокации. Особое внимание обращалось на добывание сведений о работах немецких ученых по созданию химического оружия, которое германская армия уже применяла в 1915 году во время Первой мировой войны.
Вскоре Ян Черняк привлек к работе крупного немецкого банкира, который передал ему список закрытых счетов в различных европейских финансовых организациях, которыми пользовались секретные сотрудники нацистской партии. Затем ему стала помогать дочь одного крупного инженера-конструктора, работавшего над созданием новых образцов немецких танков. Она работала вместе с отцом в одном бюро. Когда отец уходил на обед, она передавала Яну чертежи новых разработок. Черняк фотографировал документы и незамедлительно возвращал их.
Затем у Яна появился целый ряд источников из числа антифашистов (Хеллен, Крона, Сессиль и другие), которые помогали ему добывать научно-техническую информацию по интересующим советскую разведку проблемам. Команда Черняка состояла из 20 агентов, дававших документальную информацию, и 15 особо доверенных лиц, которые обеспечивали его разведывательную работу в разных странах.
Резидентура Черняка добывала ценную информацию по важнейшим направлениям создания новых систем оружия и военной техники, а также материалы по новейшим технологиям, применявшимся в авиастроении. Большую ценность представляли материалы о германской ракетной технике, в частности данные о ракете ФАУ-2. Важным моментом в этот период было то, что ракетную программу Гитлер определил в качестве приоритетной, а интерес к «Урановому проекту», который предполагал создание атомной бомбы, был ослаблен. Об этом Джек сообщил в Центр в 1943 году.
Ян Черняк имел прекрасное техническое образование. Поэтому он умело направлял усилия своих агентов на добывание действительно важной информации. Его помощники добывали сведения о новейших образцах бронетанковой техники, артиллерийских системах, которые проходили испытания на полигонах, средствах радиосвязи и радиолокации, инфракрасной и телевизионной технике, приборах обнаружения подводных лодок, а также сверхсекретную информацию по химическому оружию, которое имелось в германской армии.
Из характеристики: «Находясь в зарубежной командировке, Я. Черняк провел исключительно ценную работу по созданию нелегальной резидентуры и лично завербовал 20 агентов…»
К этой сухой, но предельно точной характеристике можно добавить многое. Черняк лично изучал и оценивал добытые документы, сообщал о них в Центр, проводил встречи с курьерами, которым передавал разведматериалы и образцы. Остается только удивляться тому, как один человек смог создать в 30—40-е годы в Европе такую разведывательную сеть и успешно руководить ее работой. Трое из добровольных помощников Я. Черняка проработали на советскую военную разведку по тридцать и более лет. Некоторые из агентов Джека за особые заслуги в борьбе против германского фашизма и помощь советскому народу в разработке новейших образцов военной техники были награждены орденами Ленина, Красной Звезды и Красного Знамени. Естественно, они никогда не носили этих наград, но держали их в своих руках. По указанию начальника военной разведки для встреч с наиболее ценными агентами Черняка, которые награждались советскими орденами, выезжал в специальную командировку сотрудник ГРУ полковник Григорий. Работая в Центре, он руководил деятельностью резидентуры Джека. Встречаясь с агентами Я. Черняка, которых Григорий хорошо знал, он сообщал о правительственных наградах. Считалось, что такие встречи оказывали большое мобилизующее воздействие на ценных источников информации и способствовали повышению эффективности их работы на разведку. И это было действительно так.
Резиденту Черняку приходилось думать не только над тем, как и где добывать интересующие Центр данные, но и решать проблему их переправки в Москву. Для этих целей использовалась курьерская связь. Курьерами были работники Центра, которые перевозили через границы добытые Черняком образцы и материалы. Были моменты, когда целые узлы новейших радиолокационных приборов переправлялись через границу в тортах, которые везли с собой курьеры, выдававшие себя за богатых туристов.
Ян привлек к сотрудничеству очень интересного специалиста в области химического оружия. Произошло это следующим образом.
Однажды агент Сессиль узнал от своего хорошего знакомого, что тот работает в химической лаборатории, в которой создаются новые отравляющие вещества. Знакомый пожаловался своему другу, что занимается созданием «всякой дряни, которая может уничтожить любое европейское государство». Он высказал осторожное пожелание сообщить о своих работах представителю компартии.
Сессиль как бы в шутку предложил побеседовать об этой секретной проблеме с представителем Красной Армии.
Ученый, не принимая всерьез слова своего друга, спросил:
— А что, этот красноармеец на встречу прибудет в военной форме? (Из беседы автора с Я. Черняком.)
На этом первый разговор завершился. После того как Ян Черняк внимательно изучил всю имевшуюся по ученому информацию, он решил провести личную встречу с химиком. Она вскоре состоялась в одном из столичных ресторанов. Беседа носила необычный характер. Каждый из ее участников осторожно, на первых порах не доверяя друг другу, продвигался к общей цели. В конце концов, благодаря уникальным способностям Яна Черняка, собеседники поверили друг другу. Ученый согласился передавать «представителю Красной Армии» секретную информацию о ходе разработок химического оружия.
Были и другие удачные моменты в разведывательной работе Яна Черняка.

Задание ставит академик Берг…

Разведданные от Черняка поступали в советские научно-технические лаборатории, помогали создавать новые образцы оружия и военной техники для Красной Армии.
Специалисты, в руки которых попадала информация Черняка, достаточно высоко оценивали ее. В 1937 году старший инженер 5-го управления Народного комиссариата обороны Дозоров направил начальнику военной разведки заключение по материалам в области разработки телевизионных систем, в котором, в частности, говорилось следующее:
«…Наиболее важными и исключительно ценными являются материалы 1-й группы, где дано подробное описание производства иконоскопов фирмы…. Они отвечают острейшей потребности наших институтов и помогают в разработке новых высокочувствительных телепередатчиков. Такая информация поможет нам сэкономить буквально миллион рублей в валюте…»
В мае 1944 года заместитель председателя Совета по радиолокации при Государственном Комитете Обороны (ГКО) инженер-вице-адмирал А. Берг писал начальнику Разведуправления генерал-полковнику Ф. Кузнецову:
«…Присланные Вами за последние 10 месяцев материалы представляют очень большую ценность для создания радиолокационного вооружения Красной Армии и Военно-Морского Флота. Особая их ценность заключается в том, что они подобраны со знанием дела и дают возможность не только ознакомиться с аппаратурой, но и в ряде случаев изготовить аналогичную, не затрачивая длительного времени и значительных средств на разработку. Кроме того, сведения о создаваемом немцами методе борьбы с помехами позволили начать разработку соответствующих контрмероприятий. Все эти сведения и материалы позволяют нам уверенно выбирать пути технического развития новой и мало нам известной техники радиолокации, обеспечивая нам необходимую для этого перспективу и осведомленность».
11 июня 1944 года в письме начальнику ГРУ А. Берг дал еще одну оценку материалам Я. Черняка:
«Полученные от Вас материалы на 1082 листах и 26 образцов следует считать крупной и ценной помощью делу. Уполномоченный ГКО академик т. Вавилов просит о принятии мер к получению следующей части материалов».
В октябре 1944 года А. Берг просит руководство военной разведки добыть новые материалы по радиолокационным приборам и направить их непосредственно в Совет по радиолокации при ГКО, при котором был создан специальный отдел для обработки присылаемых из ГРУ материалов.
Эта просьба тоже была выполнена Я. Черняком. Об этом свидетельствует еще один отзыв, направленный в ГРУ 30 декабря 1944 года. В нем, в частности, говорилось следующее:
«…Получил от Вас 475 иностранных письменных материалов и 102 образца аппаратуры. Подбор материалов сделан настолько умело, что не оставляет желать ничего лучшего на будущее. При вызванном военными обстоятельствами отставании нашей радиоэлектронной техники от заграницы и при насущной необходимости развивать у нас эту технику в кратчайшие сроки для своевременного оснащения нашей армии и флота радиолокационным вооружением и оружием защиты от радиолокации противника, полученные от Вас сведения имеют большое государственное значение, Работу ГРУ за истекший год в данной области следует признать выполненной блестяще».
Помощники Я. Черняка добывали материалы, которые позволяли судить о состоянии оборонных отраслей промышленности Германии.
Работа резидентуры Я. Черняка была очень интенсивной. Только в 1944 году Центр получил от Джека 12 500 листов технической документации и 60 образцов аппаратуры.
«…Получил от ГРУ 811 иностранных информационных материалов (в том числе 96 листов чертежей), описаний и инструкций новейших радиолокационных средств… Совет готов поддержать представление работников, участвовавших в этой работе, к правительственным наградам или премированию…» — в очередной раз писал академик А. Берг начальнику ГРУ.
Некоторые из агентов Я. Черняка еще живы. Чтобы не навредить им, их имена сохраняются в тайне. Однако имя одного из помощников Джека было раскрыто.

Решение Аллана Мэя

В первой половине 1942 года Джек работал в одной из европейских стран, охваченных пламенем Второй мировой войны. Он действовал самостоятельно и не имел никаких связей с другими резидентурами Разведуправления Красной Армии, действовавшими в те годы в Германии, Бельгии и Франции. Это и спасло Я. Черняка. Когда германская контрразведка вышла на след и арестовала большинство членов резидентур военной разведки, которыми руководили Л. Треппер, А. Гуревич и И. Штёбе, резидентура Я. Черняка продолжала успешно действовать. Центр дал указание Джеку выехать в Великобританию и привлечь к работе на военную разведку Аллана Мэя, ученого-физика, сотрудника Кавендишской лаборатории Кембриджского университета. Из материалов К. Фукса в Разведуправлении стало известно, что в этой лаборатории группа ученых под руководством профессора Холбана проводит важные исследования, связанные с расщеплением урана и созданием атомной бомбы. К этому времени Джек уже был опытным вербовщиком, который мог успешно выполнить это сложное задание Центра. Тот факт, что именно ему было поручено привлечь к сотрудничеству с разведкой ученого, работавшего в Кавендишской лаборатории, говорит о степени профессиональной квалификации разведчика и прочности его легализации в Европе.
Центру стало известно, что А. Мэй в молодости придерживался левых взглядов, осуждал нацизм. В этом ничего не было удивительного. В 1935–1940 годах ненависть к Гитлеру и нацистам были обязательными принципами, которых придерживались многие студенты и молодые интеллектуалы в странах Западной Европы и Северной Америки. Человек с такими политическими взглядами мог стать сторонником СССР в борьбе против фашизма, а мог выбрать и другую форму сопротивления и был бы прав. Задача привлечения его к сотрудничеству с советской разведкой была сложной.
Джек выехал в Лондон. Затем перебрался поближе к Кембриджу. Изучил обстановку. Собрал дополнительные данные на интересовавшего его человека.
Черняку стало известно, что Мэй родился в мае 1911 года в семье меднолитейщика в Бирмингеме, успешно окончил школу «короля Эдуарда» и Кембриджский университет, занимался научно-исследовательской работой, в 1936 году стал доктором физики. С 1933 по 1936 год А. Мэй был на научно-исследовательской работе в Кавендишской лаборатории в Кембридже. В 1936 году стал доктором физики. С 1936 по 1942 год он — один из ведущих специалистов-физиков в Королевском колледже в Лондоне, который с началом Второй мировой войны был эвакуирован в Бристоль.
Незадолго до начала войны А. Мэй получил должность преподавателя в Лондонском университете и не был призван на военную службу. Некоторое время Мэй был членом редакционного совета газеты «Scientific Worker» — органа национальной ассоциации научных работников.
В мае 1942 года профессор Холбан пригласил Мэя в свою лабораторию в Кавендиш для работы в группе ученых, которые были заняты исследованиями, по программе атомного проекта «Тьюб Эллойз».
Я. Черняку стало также известно, что Аллан Мэй был секретарем Бристольского, а позже Кембриджского отделения Национального исполнительного комитета ассоциации научных работников Великобритании, пользовался авторитетом среди ученых.
Центр сообщил Джеку, что в 1936 году А. Мэй с группой британских научных работников побывал в Советском Союзе, посетил Ленинградский физико-технический институт, беседовал с академиком А. Иоффе. В Харьковском физико-техническом институте он встречался с профессором А. Лейпунским, с которым когда-то работал в Великобритании.
Военная разведка узнала о том, что во время посещения Ленинграда у А. Мэя и одного из советских физиков установились дружеские отношения. Ученые обменивались информацией, связанной с их работой по изучению атомного ядра. В 1939 году, после начала Второй мировой войны и опубликования письма Лео Сциларда о нежелательности обмена информацией с учеными «тоталитарных государств», контакты А. Мэя с советским физиком прекратились. Военной разведке в начале 1942 года удалось получить письмо от нашего физика к своему другу в Великобритании. Это письмо Центр переправил Я. Черняку, который должен был использовать послание в качестве обоснованного повода для вступления в первый контакт с ученым. Станет ли А. Мэй сотрудничать с советской разведкой, зависело от профессионального умения Я. Черняка привлекать источников информации.
Джек выяснил адрес и домашний телефон А. Мэя и однажды вечером позвонил ему. Представился. Сообщил о том, что привез ему письмо от старого друга. Мэй согласился принять незнакомца с континента.
Однако Ян решил не торопить события. Он сказал, что занят и сможет посетить ученого только дня через два. Разведчик решил изучить обстановку в районе проживания ученого, собрать о нем дополнительную информацию.
Вечером в первых числах февраля 1942 года Я. Черняк под чужим именем посетил квартиру А. Мэя и вручил ему письмо.
Ученый прочитал короткое послание из далекого Советского Союза и неожиданно для Черняка задал ему странный на первый взгляд вопрос:
— Я действительно был в той стране. Но никто и никогда не писал мне письма оттуда на дорогой бумаге с водяными знаками. Это же не Англия.
Я. Черняк намек понял сразу и поспешил успокоить А. Мэя. Он сказал ученому, что было бы крайне неосторожно везти через всю Европу письмо, написанное на газетной бумаге. Да, в России сейчас для обычной переписки такую бумагу не используют. Но это особый случай.
Ян Черняк попытался убедить А. Мэя в необходимости оказания помощи советским физикам. Мэй согласился. Этому способствовало то, что Мэй знал об обещании премьер-министра У. Черчилля оказать техническую помощь России во время войны с Германией. Ему было также известно, что правительство Великобритании не выполняло своих обещаний и тщательно скрывало атомный проект от СССР.
Мэй знал о работах немецких физиков в области атомных исследований и опасался, что Германия сможет опередить англичан в создании атомной бомбы. Он надеялся на то, что русские физики успеют создать атомную бомбу быстрее немцев, и это, по его мнению, будет лучшей гарантией того, что Европа не пострадает от атомной бомбы.
Джек встречался с Алланом Мэем несколько раз. Сотрудничество это развивалось успешно и продолжалось около восьми месяцев.
На второй встрече разведчик получил от британского физика документальную информацию об основных направлениях научно-исследовательских работ по урановой проблеме в Кембридже. Позже Мэй передал Джеку данные по установкам для разделения изотопов урана, описание процесса получения плутония, чертежи «уранового котла» и описание принципов его работы. Всего Ян Черняк получил от Мэя около 130 листов документов, часть из которых попала в руки И. Курчатова в октябре 1942 года.
Сотрудничество Джека с Алланом Мэем завершилось в январе 1943 года. Мэй вместе с группой профессора Холбана, состоявшей из 12 человек, был переведен в Монреальскую лабораторию Национального научно-исследовательского совета Канады.
На последней встрече с физиком Джек на всякий случай обсудил условия восстановления связи с А. Мэем в Монреале. Ян Черняк не знал, есть ли в Канаде сотрудники Разведуправления Красной Армии, но полагал, что, когда будет необходимо, Центр найдет возможности для восстановления связи с ценным источником. Условия встречи по явке, которые были разработаны Черняком, пригодились военной разведке через два года.
Дороги Яна Черняка и Аллана Мэя больше никогда не пересекались. А если бы они пересеклись, то Джек мог бы попасть в руки контрразведки.
9 февраля 1995 года военный разведчик Ян Петрович Черняк узнал, что ему присвоено высокое звание Героя России. Ему было 86 лет. Он находился в одной из московских больниц. Золотую Звезду Героя вручил разведчику начальник Генерального штаба Вооруженных Сил России генерал-полковник М. Колесников. На той печально-торжественной церемонии присутствовал и начальник военной разведки генерал-полковник Ф. Ладыгин.
Как и подобает солдату в таких случаях, получив награду, Ян Черняк тихо, но с достоинством произнес:
— Служу Отечеству!
Когда высокопоставленные представители президента России вышли из больничной палаты, Ян Петрович, оставшись один на один с женой Тамарой Ивановной, сказал:
— Хорошо, что не посмертно…
Через несколько дней после вручения награды Ян Петрович умер. Так закончился жизненный путь этого великого нелегала военной разведки.
Несмотря на то что имя Яна Черняка в связи с присвоением ему звания Героя России было рассекречено, подробнее рассказать о его работе в военной разведке не представляется возможным, поскольку доступ к оперативным делам разведчика-нелегала Джека все еще закрыт.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   24

Похожие:

Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconКаково место Германии в мировом хозяйстве в начале XXI века ?
Сравните место сша, Японии, Германии, Великобритании, Франции в мировом хозяйстве
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconРазведка Удар Военная разведка Слежка Коммерческий
Сша будет летать до 30 тысяч беспилотников. По мере того, как в ближайшем будущем повсеместно распространяется птицы-роботы, нам...
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии icon1941г. 29 сентября Московская конференция представителей ссср, США...
Вурхиса (закон о регистрации находящихся "под контролем иностранных государств" организаций, осуществляющих политическую деятельность...
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconЗарубежная наука и практика антикризисного управления банковской сферой
«семерки» доля ссудных капиталов, функционирующих вне реальной экономики, достигла 53%, в том числе в США – 60%, в Великобритании...
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconИстория о "живом" призраке, который убил свою соперницу (Из "Кондзаку...
Японии. Кроме того, в книге рассматриваются представления японцев о сверхъестественном, о потусторонних духах и жизни после смерти....
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconВопросы к зачету по дисциплине «Финансы» для дфф-2 (4 семестр)
Особенности функционирования национальных финансов стран сша, Великобритании и Японии
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconКонтрольная работа по дисциплине: «История государства и права зарубежных стран»
Хотя всюду уже у власти стояла буржуазия – самостоятельно или в блоке с помещиками, но политический строй был различным. Наряду с...
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconКурсовая работа
Состояние правоохранительной деятельности в зарубежных странах (на примере сша, Великобритании, Германии)
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconОбразование
Первое. Еще в бытность ссср, гру где-то в США подхватило слова “стратегическая компьютерная инициатива”, после чего последовало обращение...
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconПолиция в зарубежных странах
Сша, Великобритании, Германии и др., контролирующая движение на дорогах; осуществляет задержание дезертиров, расследование преступлений...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница