Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии




НазваниеВладимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии
страница6/24
Дата публикации22.02.2013
Размер4.01 Mb.
ТипДокументы
skachate.ru > Физика > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
Несмотря на принятое ГКО решение по урановой проблеме, научные изыскания в этой области практически не проводились. Да и что можно было сделать, имея 20 килограммов урана и 30 тысяч рублей на закупки за рубежом научного оборудования и урановых соединений.
В феврале 1943 года С. В. Кафтанов направил В. М. Молотову записку, в которой сообщал, что «распоряжение ГКО от 28.IX.42 г. «Об организации работ по урану» в указанные сроки не выполняется. Академия наук СССР — акад(емик) Иоффе, которому персонально поручена организация этих работ, не принял необходимых мер к выполнению заданий ГКО в срок…»
11 февраля 1943 года заместитель ГКО В. М. Молотов подписал новое распоряжение, создававшее дополнительные условия для активизации работ по созданию атомной бомбы в СССР. В нем, в частности, указывалось: «Обязать руководителя спецлаборатории атомного ядра про(фессора) Курчатова И. В. провести к 1 июля 1943 г. необходимые исследования и представить Государственному комитету обороны к 5 июля 1943 года доклад о возможности создания урановой бомбы или уранового топлива».
Война, которую вел Советский Союз против Германии, лишала советских ученых реальных условий для развертывания работ по исследованию возможностей создания атомного оружия и уранового топлива. Никто из отечественных академиков или членов ГКО в 1942–1943 годы еще не мог и предположить, какие финансовые, материальные и интеллектуальные ресурсы необходимо будет привлечь для решения урановой проблемы…
Военная разведка, отправив НКВД материалы К. Фукса, сведений об их дальнейшей судьбе не получила. Поэтому 7 мая 1942 года РУ направило письмо в Академию наук СССР руководителю спецотдела М. Евдокимову. В нем, в частности, говорилось следующее: «В связи с сообщениями о работе за рубежом над проблемой использования для военных целей энергии ядерного деления урана прошу сообщить, насколько правдоподобными являются такие сообщения и имеет ли в настоящее время эта проблема реальную основу для практической разработки вопросов использования внутриядерной энергии, выделяющейся при цепной реакции урана…»
Через месяц, а точнее 10 июня 1942 года, начальник РУ получил письмо от академика В. Г. Хлопина следующего содержания: «Академия наук не располагает никакими данными о ходе работ в заграничных лабораториях по проблеме использования внутренней энергии, освобождающейся при делении урана…»
Далее академик В. Г. Хлопин сообщал, что, по его мнению, «возможность использования внутриатомной энергии для военных целей в ближайшее время (в течение настоящей войны) весьма маловероятна» и просил Разведуправление сообщать в спецотдел АН СССР все сведения об использовании внутриатомной энергии урана в зарубежных институтах или лабораториях.
После этого письма урановая проблема приобрела для военной разведки особую значимость, на которую, помимо добывания сведений, необходимых для ведения войны против Германии и ее союзников, следовало обратить особое внимание.
Советскому военному атташе в Великобритании, который был руководителем лондонской резидентуры Разведуправления Красной Армии, генерал-майору танковых войск И. А. Склярову (оперативный псевдоним Брион) было дано указание «обратить внимание на получение информации по урановой теме».
В октябре 1942 года все материалы, полученные военной разведкой из Лондона в 1941 и в начале 1942 года, уполномоченный Государственного Комитета Обороны по науке С. В. Кафтанов вручил на экспертизу И. В. Курчатову, которого он специально для этой цели вызвал из Казани в Москву.
Профессор И. В. Курчатов представлял ленинградскую школу физики…
Кто же передавал военной разведке секретные сведения об атомном проекте У. Черчилля?
Первые встречи с Фуксом

В годы Второй мировой войны аппарат советского военного атташе в Лондоне выполнял огромный объем работы. Его сотрудники добывали информацию о планах гитлеровской Германии по ведению войны в Европе и на Ближнем Востоке. Эти сведения дополняли данные, поступавшие в Разведуправление от резидентов из других европейских стран.
Немцы быстро поняли, какую угрозу для них представляют тайные организации советской разведки, которые, как они предполагали, действовали в Германии и на территориях оккупированных государств.
По указанию Гитлера Главное управление имперской безопасности разработало план выявления и уничтожения советских разведывательных групп. К его реализации были подключены все, как сегодня принято говорить, специальные службы третьего рейха.
К концу 1942 года немецкой контрразведке удалось уничтожить советскую разведывательную сеть в Германии, Франции, Италии и Бельгии. Ранее в Токио японская контрразведка выявила и арестовала Рихарда Зорге и его помощников. Но резидентуры советской военной разведки продолжали действовать в Швейцарии, Великобритании и других странах.
Работой военных разведчиков в Лондоне руководил генерал-майор Иван Андреевич Скляров. Несколько слов об этом человеке. Он родился в сентябре 1901 года в крестьянской семье, которая жила в слободе Погромец Ново-Оскольского района Курской области. В 1935 году окончил Академию моторизации и механизации, в 1939 году успешно завершил учебу в академии Генерального штаба РККА и был отобран для работы в военной разведке. Хорошо знал военное дело и любил разведку.
После провалов в Японии и в некоторых европейских странах лондонская резидентура военной разведки была не единственным, но очень важным каналом Разведуправления Красной Армии, через который поступали ценные сведения, необходимые для ведения войны против Германии.
Вот только одно из сотен указаний, которые поступили в 1942 году резиденту военной разведки в Лондоне генерал-майору Склярову: «…До конца мая всеми имеющимися в вашем распоряжении средствами выяснить и немедленно доложить данные по следующим вопросам:
— сосредоточение, состав и нумерация немецких частей на Восточном фронте,
— переброски, районы сосредоточения, количество и состав танковых и моторизованных частей, предназначенных для весенне-летних операций 1942 года. Местонахождение баз горючего, боеприпасов и отравляющих веществ,
— количество и нумерация немецких дивизий, расположенных западнее Днепра.
На выполнение этих задач нацельте «Долли» и «Бонда».
Постоянно поступали и такие запросы:
«11 мая 1942 года. Бриону.
1. Сообщите дислокацию штабов корпусов итальянской армии.
2. Из каких районов, когда и по какому маршруту прошли на Восточный фронт 1 и 2 подвижные дивизии; 16 моторизованная; 5, 38, 58, пехотные дивизии.
Директор».

Таких указаний за годы Великой Отечественной войны генерал-майор А. Скляров получил несколько тысяч. Большинство из них кроме положенных грифов секретности имели резолюции начальника военной разведки: «Срочно», «Немедленно» и другие.
Лондонская резидентура военной разведки была и важнейшим источником военно-технической информации, среди которой урановая проблема была одной из первоочередных.
Одним из лучших оперативных офицеров лондонской резидентуры военной разведки был полковник Семен Кремер. Он завербовал нескольких ценных агентов, которые передавали ему важную информацию. Среди многочисленных знакомых Кремера значился и Юрген Кучински, бывший профессор кафедры политической экономики Берлинского университета. В архивных документах военной разведки он упоминается под псевдонимом Каро, как источник ценной военно-экономической информации. В конце декабря 1940 года, как свидетельствуют отчеты Кремера, этот Каро и познакомил разведчика с Клаусом Фуксом.
Архивные документы позволили приблизительно восстановить картину того, как это было.
Имя Клауса Фукса — талантливого ученого, который работал в Великобритании под руководством Рудольфа Пайерлса, а в США сотрудничал с Робертом Оппенгеймером, — часто упоминается во всех публикациях, посвященных действиям офицеров внешней разведки НКВД, добывавших американские атомные секреты.
Кроме советских авторов значительное внимание Фуксу уделили американские и английские исследователи. Для советских авторов К. Фукс был героем, германским коммунистом, который помог нашей стране «обрести ядерный щит». Для западных исследователей К. Фукс был человеком, который скрывался под личиной лояльного Великобритании и США ученого и использовал свое положение для того, чтобы завладеть государственными секретами в интересах международного коммунизма. Приблизительно так О. Пилат писал о Клаусе Фуксе в книге «Атомные шпионы», которая была издана в Лондоне в 1952 году.
Такой же точки зрения придерживаются и другие авторы в США и Великобритании, пишущие об «атомном шпионаже».
Совершенно очевидно, что эти точки зрения вряд ли отражают истинные причины трудного решения Клауса Фукса передать представителям советской разведки атомные секреты Великобритании и США. В них много политической конъюнктуры.
Из советских авторов по этой проблеме наиболее близко к истине был генерал-лейтенант Павел Судоплатов — один из руководителей внешней разведки НКВД. В своей книге «Разведка и Кремль» П. Судоплатов пишет, что в 1941 году видный деятель коммунистического и рабочего движения Юрген Кучински проинформировал нашего посла в Англии И. М. Майского о работе Клауса Фукса. И. Майский, по данным П. Судоплатова, был в «натянутых отношениях с резидентом НКВД в Лондоне Горским» и поэтому поручил «секретарю военного атташе Кремеру войти в контакт с Фуксом». Далее сообщается, что Фукс стал встречаться с Урсулой Кучински, сестрой Юргена, которая «была агентом военной разведки…»
Действующие лица в этой истории, описанной генералом П. Судоплатовым, названы правильно. Но роли их были несколько другими.
В 1940 году, после того как была доказана теоретическая возможность создания нового вида оружия, основанного на использовании энергии, образующейся при расщеплении ядер урана, в Великобритании были начаты практические работы, направленные на поиск путей создания атомной бомбы. Исследования активно вели ученые Кембриджской, Бристольской, Бирмингемской и Ливерпульской лабораторий, а также других закрытых научных центров. Кроме английских физиков, в состав этих групп вошли видные физики, которые были вынуждены бежать из стран континентальной Европы, захваченных фашистской Германией. В мае 1941 года среди них окажется и молодой ученый немец Клаус Фукс. Привлечение его к исследованиям в Бирмингемской лаборатории можно назвать счастливой случайностью.
Путь Клауса Фукса в ядерную физику был сложен. Но этот человек, по оценкам ученых, с которыми ему приходилось работать, обладал выдающимися аналитическими способностями. Фукс начал свою научную карьеру в 1930 году, когда еще учился в Лейпцигском университете. Он был неординарным студентом. В это же время он стал членом социалистической, а позже — коммунистической партии Германии.
Когда в Германии пришли к власти фашисты и начались аресты инакомыслящих, Фукс был вынужден бежать во Францию. Некоторое время он жил в Париже, участвовал в антифашистском движении. Потом в конце 1933 года К. Фукс перебрался в Великобританию.
Итак, Фукс оказался в Лондоне, его сестра Елизавета и брат Герхард — в Чехословакии. Младшая сестра Кристель уехала в США.
В Великобритании Клаусу Фуксу повезло. По рекомендации знакомых отца, который был доктором богословия и известным протестантским священником, он был представлен физику Нэвиллу Мотту, который являлся членом Королевского научного общества, профессором Бристольского университета. Как раз в то время ему предложили взять на кафедру физики нескольких молодых ученых из Германии, оплату обучения которых гарантировала английская табачная фирма. Мотт согласился. Среди «табачных» стипендиатов оказался и Клаус Фукс. Ему было труднее всех — Фукс не знал английского языка, а Мотт нечего не понимал по-немецки. Но когда профессор узнал, что Фукс учился в Лейпциге у лауреата Нобелевской премии Гейзенберга, он стал помогать молодому немецкому ученому-антифашисту, подключил его к теоретическим исследованиям в области квантовой механики. Фукс был прилежным, любознательным и инициативным учеником.
Под руководством Н. Мотта в 1936 году К. Фукс защитил докторскую диссертацию. Она называлась «Связующие силы металлической меди и эластичные константы моновалентных металлов». Ему было только 25 лет. Несмотря на молодость, он зарекомендовал себя исключительно одаренным физиком-теоретиком.
Но у профессора Мотта на кафедре было только три должности доцентов. Они были уже заняты. И Фуксу пришлось искать другое место для продолжения своей научной работы. Во время последней прощальной встречи с Фуксом Нэвилл Мотт вручил своему бывшему аспиранту рекомендательное письмо. Оно было адресовано профессору Эдинбургского университета Максу Борну, крупному физику, выходцу из Германии, у которого он сам учился будучи студентом Геттингенского университета. Мотт просил Борна принять молодого доктора наук в аспирантуру при кафедре теоретической физики и рекомендовал его как исключительно талантливого, пытливого и работоспособного исследователя. Так К. Фукс оказался в Шотландии.
Борн был требовательным, но и заботливым учителем. Он выхлопотал для Фукса скромную стипендию в 42 фунта стерлингов, помог устроиться на проживание в университетском общежитии, обеспечил нормальные условия для научной работы.
Макс Борн был непревзойденным авторитетом в области исследования квантово-механических явлений, Фукс — блестящим математиком. Ученый и ученик совместно подготовили несколько научных работ, которые были опубликованы в ведущих британских научных журналах. Позже именно эти публикации станут визитной карточкой Фукса и откроют ему двери к тайнам британской атомной бомбы.
Уже после Второй мировой войны профессор Н. Мотт писал о Клаусе Фуксе: «Вполне вероятно, что он бы стал Нобелевским лауреатом и членом Королевского научного общества. Ему я предсказывал большое будущее в науке…»
У Фукса тоже было особое отношение к Борну, о котором он писал: «Макс Борн научил меня понимать сущность квантомеханической теории и овладеть ее математическим аппаратом, дать физическое истолкование формулам, понять, каким образом их следует применять в том или ином эксперименте, внести ясность в непостижимую для меня тогда двойственность материи, в которой корпускулярные свойства частиц необъяснимым образом уживались с волновыми. По-настоящему я почувствовал себя физиком-теоретиком только после семинаров Макса Борна по квантовой механике в Эдинбургском университете…»
Но судьба К. Фукса сложилась еще более динамично, чем предсказывал Н. Мотт, профессор Бристольского и Кембриджского университетов, многолетний директор Кавендишской лаборатории.
31 августа 1939 года началась Вторая мировая война. В этот же день Клаус Фукс получил извещение из министерства внутренних дел Великобритании о том, что его прошение удовлетворено и он стал гражданином Великобритании. Но это не принесло ему особого удовлетворения и спокойствия. Уже весной 1940 года, когда фашистская Германия оккупировала большинство европейских государств и готовилась к нападению на Британские острова, Фукс понял цену британскому гостеприимству — все иностранцы или лица, представлявшие «угрозу» Великобритании, были интернированы. У. Черчилль поступал так же, как и И. Сталин, — он убрал подальше всех, кто мог представлять опасность для Великобритании в годы войны. В число интернированных попал и К. Фукс. Неожиданно для себя он оказался за колючей проволокой в лагере на острове Мэн. Этот лагерь на острове в Ирландском море вскоре был закрыт.
В начале июля 1940 года Фукс и еще около 1300 интернированных немцев и итальянцев были размещены в трюмах транспортного судна «Эттрик», которое вышло из ливерпульского порта и взяло курс на Канаду. Там был создан новый лагерь для интернированных. Он был расположен в Шербруке, пригороде Квебека. Место мрачное и неуютное. Лагерь находился на территории старых армейских складов, где хозяйничали тысячи крыс. Склады были обнесены двумя рядами колючей проволоки, за которыми некоторое время пришлось находиться и Фуксу.
Условия жизни в лагере были тяжелыми. Многие интернированные немцы, итальянцы и представители других национальностей, бежавшие от гитлеровского произвола из западноевропейских стран, не понимали, за что и почему британское правительство бросило их в крысиное логово Шербрука. Некоторые не выдерживали подобного отношения и кончали жизнь самоубийством. Эта несправедливость угнетала Клауса Фукса, воспитанного в религиозной семье, чутко воспринимавшего добро и зло, бежавшего из Германии от издевательств нацистов, но попавшего в британский концлагерь.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Похожие:

Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconКаково место Германии в мировом хозяйстве в начале XXI века ?
Сравните место сша, Японии, Германии, Великобритании, Франции в мировом хозяйстве
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconРазведка Удар Военная разведка Слежка Коммерческий
Сша будет летать до 30 тысяч беспилотников. По мере того, как в ближайшем будущем повсеместно распространяется птицы-роботы, нам...
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии icon1941г. 29 сентября Московская конференция представителей ссср, США...
Вурхиса (закон о регистрации находящихся "под контролем иностранных государств" организаций, осуществляющих политическую деятельность...
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconЗарубежная наука и практика антикризисного управления банковской сферой
«семерки» доля ссудных капиталов, функционирующих вне реальной экономики, достигла 53%, в том числе в США – 60%, в Великобритании...
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconИстория о "живом" призраке, который убил свою соперницу (Из "Кондзаку...
Японии. Кроме того, в книге рассматриваются представления японцев о сверхъестественном, о потусторонних духах и жизни после смерти....
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconВопросы к зачету по дисциплине «Финансы» для дфф-2 (4 семестр)
Особенности функционирования национальных финансов стран сша, Великобритании и Японии
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconКонтрольная работа по дисциплине: «История государства и права зарубежных стран»
Хотя всюду уже у власти стояла буржуазия – самостоятельно или в блоке с помещиками, но политический строй был различным. Наряду с...
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconКурсовая работа
Состояние правоохранительной деятельности в зарубежных странах (на примере сша, Великобритании, Германии)
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconОбразование
Первое. Еще в бытность ссср, гру где-то в США подхватило слова “стратегическая компьютерная инициатива”, после чего последовало обращение...
Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии iconПолиция в зарубежных странах
Сша, Великобритании, Германии и др., контролирующая движение на дорогах; осуществляет задержание дезертиров, расследование преступлений...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница