«Мы на сто лет состарились »




Название«Мы на сто лет состарились »
страница9/10
Дата публикации22.02.2013
Размер1.02 Mb.
ТипДокументы
skachate.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
, 89).

В одном из вариантов «Поэмы без героя» есть строки, в которых угадывается высокая оценка Лурье как композитора:
А во сне мне казалось, что это

Я пишу для кого-то либретто

И отбоя от музыки нет.
Этим «кто-то» мог быть только Артур Лурье. В 1965 году Ахматова сделала выразительную запись:

«Триптих

Поэма без Героя

(Юбилейное издание)

1940-1965

С предисловием Анатолия Наймана.

Музыкой Артура Лурье и Ал<екесея> Козловского.

Оформление: Борис Анреп, Натан Альтман, Дм<итрий> Бушен. Истор<ико>-арх<ивная> справка о Ф<онтанном> Доме Анны Каминской

Ленинград, Ташкент, Москва» (ЗК, 651).

Однако самоуверенность и эгоцентризм Лурье диктовали ему неоправданное преувеличение своей роли в жизни Ахмато­вой. Он полагал, что в «Поэме без героя» — «все о нас, о нашей жизни втроем»84, имея в виду себя, Ахматову и О. А. Глебову-Судейкину. Впоследствии Ахматова включила в композицию «Бега времени» цикл «Из черных песен», сложившийся, судя по «Записным книжкам», в августе 1961 года. М. М. Кралин85, а вслед за ним и Н. В. Королева (СС-6, 2/2, 399) полагают, что цикл посвящен Б. В. Анрену. Между тем дело обстоит несколь­ко сложнее.

В первом стихотворении цикла («Прав, что не взял меня с собой...») лирическая героиня становится для адресата «песней и судьбой, / Сквозной бессонницей и вьюгой», — то есть тем, чем она и была для Артура Лурье, про которого сказала: «У него любовь ко мне — как богослужение была» (Лукницкий-1, 60). Зато во втором стихотворении, действительно угадывается Анреп, который
Всем обещаньям вопреки

И перстень сняв с моей руки,

Забыл меня на дне...
Так что «Черные песни» обращены к двум адресатам сра­зу — А. С. Лурье и Б. В. Анрепу; им обоим лирическая героиня твердо предпочитает Родину, ибо не хочет стать «той молодя­щейся, увы, / И деловитой парижанкой». Таким образом, «Мел-хола», завершенная в 1961 году, ставила окончательную точку в одной из наиболее мучительных и парадоксальных любовных коллизий, пережитых Ахматовой в начале 20-х годов.

«Лотова жена», в отличие от «Рахили» и «Мелхолы», име­ла в подоплеке не любовную, а общественную коллизию. Дату окончания стихотворения, задуманного, по-видимому, в 1922 году, Ахматова проставила точно — 21 февраля 1924 года. Фо­ном (но, разумеется, вовсе не поводом) написания «Лотовой жены» стало переименование Петрограда в Ленинград 26 янва­ря 1924 года. Эта дата означала, помимо всего прочего, что страна необратимо входит в новую историческую эпоху, знаменующую конец петербургского периода русской истории и культуры.

Это стихотворение было не столько точным переложением библейского текста, сколько комментарием к стиху 29 из 19-й главы книги Бытия, вынесенного в качестве эпиграфа к сти­хотворению: «Жена же Лотова оглянулась позади его и стала соляным столпом» (Быт. 19, 26):
Но громко жене говорила тревога:

Не поздно, ты можешь еще посмотреть

На красные башни родного Содома,

На площадь, где пела, на двор, где пряла,

На окна пустые высокого дома,

Где милому мужу детей родила.
Таким образом, в центр повествования о гибели Содома ста­вился не праведник Лот, а женщина, принимающая на себя от­ветственность за прошлое, каким бы греховным оно ни было. «Лотова жена» продолжала полемику с Б. В. Анрепом и А. Лу­рье, покинувшими «родной Содом». Начало этой полемики уга­дывается уже в стихотворении 1917 года, обращенном к Анрепу:
Ты говоришь — моя страна грешна,

А я скажу — твоя страна безбожна.

Пускай на нас еще лежит вина, -

Все искупить и все исправить можно.
Женщина в ахматовском стихотворении выступала в роли искупительной жертвы и лирического двойника самой Ахма­товой:
Взглянула — и, скованы смертною болью,

Глаза ее больше смотреть не могли;

И сделалось тело прозрачною солью,

И быстрые ноги к земле приросли.
Кто женщину эту оплакивать будет?

Не меньшей ли мнится она из утрат?

Лишь сердце мое никогда не забудет

Отдавшую жизнь за единственный взгляд.
Превращение героини стихотворения в соляной столп сим­волизировало, однако, не только жертвенность, но и меру того, насколько она вросла в землю собственной Родины («непод­вижна»). Если вспомнить строки из цитированной выше «Раз­луки»:
Вот и берег северного моря,

Вот граница наших бед и слав, -
то станет понятно, что «беды и славы» имели для Ахматовой смысл только по эту сторону «границы» родной земли.

Если говорить о том, что делает эти в разное время напи­санные стихи единым целым, то, кроме общего библейского ис­точника, здесь единая коллизия: во всех трех стихотворениях в центр поставлена женщина, сталкивающаяся с неодолимой си­лой судьбы. В «Рахили» это — корысть, проводником которой оказывается «сребролюбец Лаван», вводящий в брачный покой Иакова Лию вместо Рахили. В «Лотовой жене» — воля Бога, исполняя которую, праведник-муж, разлучает жену с родным городом. В «Мелхоле» — любовь, не считающаяся с желанием женщины и заставляющая полюбить того, кого бы она не хоте­ла. Героини «Библейских стихов» [представлены] в момент, выявляющий глубину их несчастья и высоту их духа.
7
В декабре 1922 года Ахматова написала стихотворение-крип­тограмму «Новогодняя баллада», в которой исследователи склонны видеть один из первых подступов к будущей «Поэме без героя». Это была проба жанра, располагающегося на стыке фантастики и реальности, что в «Поэме без героя» Ахматова определит как «полночную гофманиану».
И месяц, скучая в облачной мгле,

Бросил в горницу тусклый взор.

Там шесть приборов стоят на столе,

И один только пуст прибор.
Это муж мой, и я, и друзья мои

Встречаем новый год.

Отчего мои пальцы словно в крови

И вино, как отрава, жжет?
Хозяин, поднявши полный стакан,

Был важен и недвижим:

«Я пью за землю родных полян,

В которой мы все лежим!»
А друг, поглядевши в лицо мое

И вспомним Бог весть о чем,

Воскликнул: «А я за песни ее,

В которых мы все живем!»
Но третий, не знавший ничего,

Когда он покинул свет,

Мыслям моим в ответ

Промолвил: «Мы выпить должны за того,

Кого еще с нами нет».
М. М. Кралин комментирует его следующим образом: «Ли­рическая героиня в одиночестве встречает новый, 1923 год <...> Пять остальных приборов поставлены для тех, кого уже нет с ней в это время.<...> Хозяин — имеется в виду Н. С. Гумилев; друг — Н. В. Недоброво; третийВ. Г. Князев, который "поки­нул свет" 5 апреля 1913 г. и стал впоследствии одним из глав­ных персонажей "Поэмы без героя"»86.

Н. В. Королева, в целом соглашаясь с расшифровкой «хо­зяина», «друга» и «третьего», добавляет: «Муж мой, и я... Мужскорее всего В. К. Шилейко, который формально был мужем Ахматовой до 1926 г. Шестой прибор дожидается того, кто еще жив. Возможно, это уехавший из России в 1922 г. А. С. Лурье, либо Б. В. Анреп, покинувший Россию в октябре 1917 г.» (СС-6, 1, 884).

Позднее Ахматова включила это стихотворение в один из планов издания «ANNO DOMINI». Оно попало в раздел «Го­лос памяти», главной темой которого было утверждение нерас­торжимой связи с мертвыми (СС-6, 4, 513). Почти все герои «Новогодней баллады», пирующие за столом, — мертвецы, но их пир — одно из тех «сборищ», о котором некогда было сказа­но в стихотворении «Да, я любила их, те сборища ночные...». Поэтому следует сразу же исключить отсюда В. Г. Князева, ни­когда не входившего в круг ахматовских друзей.

Стоит согласиться, что «муж» и «я» — это Шилейко и Ахма­това.

«Хозяин» — безусловно, Гумилев, который не случайно пред­лагает выпить «за землю родных полян»: он, как представля­лось Ахматовой, был расстрелян близ станции Бернгардовка за опушкой леса на лесной поляне. Ахматова дважды посещала предполагаемое место расстрела — в 1930 и 1941 годах87. Сохра­нился план этого места, который П. Н. Лукницкий зарисовал с ее слов.

«Друг» — Н. В. Недоброво, автор статьи о поэзии Ахмато­вой и поэтому предлагающий тост за ее стихи, в которых про­должают жить современники. Именно Недоброво первым ска­зал о ее даре поэтического возвеличивания живущих рядом с ней людей: «Я думаю, все мы видим приблизительно тех же людей, и, однако, прочитав стихи Ахматовой, мы наполняемся новой гордостью за жизнь и за человека, Большинство из нас пока ведь совсем иначе относится к людям: еще в умерших так-сяк можно предположить что-нибудь высокое, но в современ­никах? — как не пожать плечами...»88.

Что касается «третьего», то это, скорее всего, — Михаил Лин-деберг, который стал героем ее покаянного стихотворения «Вы­сокие своды костела...» (1913). Он, действительно, не знал, ког­да «покинул свет», ибо смерть избавила его от участия в двух главных событиях эпохи — войне и революции. Или как позже будет сказано в «Поэме без героя»:
Он не знал, на каком пороге

Он стоит и какой дороги

Перед ним откроется вид...
Но кто должен быть шестым на этом пиру, остается загад­кой, отгадка которой, возможно, находится в дневниковой за­писи Н. Н. Пунина от 30 декабря 1922 года: «Так и не пустила меня к себе на ужин. Я шестой гость на пире смерти (стихи А.), и все пять пили за меня, отсутствующего, а у меня такое чув­ство, как будто я никогда не умру»89. Ахматова прочитала ему «Новогоднюю балладу», мотивируя свой отказ видеть его за ужином в ночь на 1923 год. Фраза Пунина: «Так и не пустила меня к себе на ужин», — в той же мере является констатацией реальной житейской коллизии, в какой и указанием на сим­волический смысл этого стихотворения. Ахматова писала эту вещь, исходя из пугающего ее саму дара: «Я гибель накликала милым».

Поскольку мертвые пьют «за того, кого еще с нами нет», то, следовательно, им должен оказаться человек, которого в дан­ный момент любит героиня стихотворения, то есть Николай Николаевич Пунин. Желание оставить его прибор «пустым» есть главный нерв всей баллады. В соответствии с собственны­ми словами:
Да будет живым, невоспетым

Моей не узнавшей любви, -
она не пускает любимого человека к страшному пиршественно­му столу. Ощущая себя в равной мере причастной к миру мер­твых и живых, лирическая героиня пытается провести между ними четкую грань и сохранить любимого человека. Стоит лишь добавить, что по логике стихотворения следующим кандида­том в мертвецы должен быть «муж». Как ни парадоксально, но порядок ухода из жизни В. К. Шилейко и Н. Н. Пунина в эту логику укладывался: первый умер в 1930 году, второй — в 1953-м. Остается только гадать, насколько это было «накликано» Ахма­товой.

Чувство неотвратимости встречи с Луниным Ахматова пре­дельно четко выразила в стихотворении 1922 года «Небывалая осень построила купол высокий...»:
Небывалая осень построила купол высокий,

Был приказ облакам этот купол собой не темнить.

И дивилися люди: проходят сентябрьские сроки,

А куда провалились студеные, влажные дни?
Встреча двух любящих происходит в мире, полном пред­знаменований, поскольку в нем присутствует «кто-то», кто «дал приказ облакам этот купол собой не темнить», по чьему пове­лению куда-то «провалились студеные влажные дни», кто за­ставил пахнуть крапиву, «как розы».

Персонажам этого любовного стихотворения уготована же­стокая участь, о чем догадывается «она» и пока не догадывает­ся «он». Их встреча вызывает аномалию естественного хода времени, заставляя его катастрофически двигаться назад — от «осени» к «весне» (что подчеркнуто оксюмороном «весенняя осень»). Ахматова остро ощущала, что в этом замешаны какие-то инфернальные силы, за «договор» с которыми придется рас­плачиваться любимым человеком. Этот страх напрямую про­рвется в строчках, написанных в 1923 году:
Скучно мне всю жизнь спасать

От себя людей...
Но, в конечном счете, она не захотела «спасать» от себя Пуни-на и связала с ним свою жизнь.
1. Марченко Алла. «С ней уходил я в море...». Анна Ахматова и Александр Блок: опыт расследования. С. 191.

2. Жирмунский В.М. Анна Ахматова и Александр Блок. С. 331.

3. Марченко Алла. «С ней уходил я в море...». Анна Ахматова и Александр Блок: опыт расследования. С. 204.

4. Даль Владимир. Толковый словарь живого великорусского языка. Т 3. С. 247.

5. Даю по Синодальному изданию Библии (Пс, 21, 19), поскольку в комментарии Н.В.Королевой текст цитируется не по Псалтири, а по Евангелию, хотя ссылка дана на Псалтирь.

6. Одоевцева Ирина. На берегах Невы / Вступительная статья К.Кедрова. Послесловие А.Сабова. М., 1988. С. 304.

7. Ежегодник рукописного отдела Пушкинского Дома. 1993: Материалы об О.Э.Мандельштаме / Ответственный ред. ТС.Царькова. СПб., 1997. С. 142.

8. Берлин Исайя. Встречи с русскими писателями (1945 и 1956) / Пер. с английского О.Ронена, Д.Сегала, Е.Толстой-Сегал // Исайя Берлин. История свободы. Россия / Предисловие А.Эткинда. М., 2001. С. 466.

9. Ахматова знала о существовании этого поэта, с которым Гумилев, встречавшийся с ним в Лондоне в 1917 году, в письме к ней назвал «английским Вячеславом».

10. Гумилев Н. В огненном столпе / Вступ. статья, составление, литературно-исторический комментарий и именной указатель В.Л.Полушина. М., 1991. С. 256.

11. Герштейн Э.Г. Память писателя. Статьи и исследования 30-90-х годов. М., 2001. С. 537.

12. Булгаков Михаил. Собрание сочинений: В 5 т. Т. 5. С.372.

13. Мирский Д.С. История русской литературы. С древнейших времен по 1925 год / Перевела с англ. Руфь Зернова. London. 1992. С. 755-756.

14. Эйхенбаум Б. О поэзии. С. 98, 117.

15. Рафалович Сергей. Анна Ахматова // ARS. 1919. № 1. С. 8.

16. КралинМ. «Милый голос» «незабвенного друга». М., 1990. С. 234-272.

17. Струве ГЛ. Анна Ахматова и Николай Недоброво // Анна Ахматова. Сочинения. Paris: YMCA-PRESS, 1983. С. 384.

18. Найман Анатолий. Рассказы о Анне Ахматовой. М., 1989. С. 85.

19. О творческом диалоге Ахматовой и Н.В.Недоброво см.: Орлова ЕМ. К истории литературного процесса 1910-х годов (Николай Владимирович Недоброво) // Некалендарный XX век. Материалы Всероссийского семинара 19-21 мая 2000 года. Великий Новгород, 2001. С. 43-60.

20. Сазонова-Слонимская Юлия. Николай Владимирович Недоброво. Опыт портрета // Николай Недоброво. «Милый голос». С. 22.

21. Найман Анатолий. Рассказы о Анне Ахматовой. М., 1989. С. 84.

22. ОР РНБ. Ф. 1088. № 295.

23. Найман Анатолий. Рассказы о Анне Ахматовой. С. 84.

24. Из ахматовских материалов в архиве Гуверовского института / Публ. Лазаря Флейшмана // Ахматовский сборник. Русская библиотека института славяноведения. Т. LXXXV. I. / Составители Сергей Дедюлин (Париж) и Габриэль Суперфин (Мюнхен). Париж, 1989. С. 178.

25. Письма А.Блока к родным: В 2 т. Т. 2. Л., 1932. С. 267.

26. Там же. С. 269.

27. В данном случае я не касаюсь текстологической проблемы, связанной с этим стихотворением, имевшим разный вид в первой публикации («Воля народа». 1918, № 1), в составе «Подорожника» и сборника «Из шести книг». См.: Кормилов СИ. Поэтическое творчество Анны Ахматовой. М., 1998. С. 58-60.

28. Тименчик Роман. После всего. Неакадемические заметки // Литературное обозрение. 1989. № 5. С. 23.

29. Письма Блока к Н.А.Нолле-Коган // Литературное наследство. Т. 92. Александр Блок. Новые материалы и исследования. Кн. 2. М., 1981. С. 329.

30. Там же.

31. Чуковский К. Дневник 1901-1929. С. 143.

32.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

«Мы на сто лет состарились » iconАтоми Каратель Когда умрешь, ничего не должно болеть. А я умер. Почему...
Как, оказывается, хуево на том свете. Точнее, теперь это "этот" свет. Точнее, тьма. Еще столько же, или втрое больше
«Мы на сто лет состарились » iconСтанций технического обслуживания
Сто от автотранспортного предприятия состоит в том, что заезды на сто носят вероятностный характер. Для сто программа по всем видам...
«Мы на сто лет состарились » iconБхарадваджа сказал
Дваждырождённые перестали принимать пищу и сто божественных лет (только) воздух пили
«Мы на сто лет состарились » iconЧарльз Сперджен умер сто лет назад: почему же мы читаем его проповеди сегодня?
Помещение, рассчитанное на тысячу мест, было заполнено лишь на четверть. Однако не прошло и двух лет, как оно стало слишком маленьким,...
«Мы на сто лет состарились » iconOcr spellcheck by HarryFan, 17 August 2000
Македонию, где встречается с будущим завоевателем Александром и его учителем Аристотелем. Александр умер на пятнадцать лет позже;...
«Мы на сто лет состарились » iconМистер Грейп решил навестить своего старого приятеля. Они учились...
Мистер Грейп решил навестить своего старого приятеля. Они учились вместе в Чартерхаузе – кажется, сто лет назад. И, трудно себе представить,...
«Мы на сто лет состарились » iconИтоги открытого краевого конкурса школьных проектов по энергоэффективности...
Байкалова Альбина, 8 лет, Овсянникова Вероника ( 11 лет), Примаченко Настя (10 лет), Башков Ваня (7 лет), Палей Вова (9 лет), Купера...
«Мы на сто лет состарились » icon17); и было дней Иакова, годов жизни его, сто сорок семь лет (147
В прошлой проповеди я обещал вам привести доказательства, что Иакову было 70 лет, когда он женился. Я думаю, вам это будет тоже очень...
«Мы на сто лет состарились » iconСто лет лжи и насилия
В наш век тотальной лжи, захлестнувшей мир, «порочные поль- зуются большими милостынями; малоталантливые занимают высокое положение,...
«Мы на сто лет состарились » iconУрок во всём его многообразии и во всех разновидностях необычайно...
Урок во всём его многообразии и во всех разновидностях – необычайно сложное педагогическое явление. О сложности его можно судить...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница