Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)




Скачать 443.39 Kb.
НазваниеСмысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)
страница1/2
Дата публикации22.02.2013
Размер443.39 Kb.
ТипАвтореферат
skachate.ru > Философия > Автореферат
  1   2
На правах рукописи

ЛУКИНА Наталья Владимировна

СМЫСЛОВАЯ СТРУКТУРА МЕТАТЕКСТА

(на материале творчества Т. Толстой)
10.02.01 – русский язык


АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Волгоград — 2012
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального
образования «Астраханский государственный университет».
Научный руководитель – кандидат филологических наук

^ Леон Людмила Алексеевна.

Официальные оппоненты: Шестак Лариса Анатольевна, доктор фи-
лологических наук, профессор (ФГБОУ
ВПО «Волгоградский государст­венный
социально-педагогический университет»,
профессор кафедры общего и славяно-
русского языкознания);

Озерова Елена Григорьевна, кандидат фи-
лологических наук, доцент ^ (ФГАОУ ВПО
«Белгородский государственный нацио-
нальный исследовательский универси-
тет», доцент кафедры русского языка и
методики преподавания).

Ведущая организация – ФГБОУ ВПО «Самарский государствен-
ный университет».
Защита состоится 15 ноября 2012 г. в 10.00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.027.03 в Волгоградском государствен­ном социально-педагогическом университете по адресу: 400131, г. Волго­град, пр. им. В.И. Ленина, 27.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного социально-педагогического университета.
Текст автореферата размещен на официальном сайте Волгоградского государственного социально-педагогического университета: http: // www.vspu.ru 12 октября 2012 г.
Автореферат разослан 12 октября 2012 г.
Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук,

профессор Е. В. Брысина

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В центре внимания современной лингвистики находится, прежде всего, языковая личность, т. е. человек в его способности совершать речевые поступки. Сегодня язык изучается учеными не как «вещь в себе и для себя», а в тесной связи с человеком, его деятельностью, мышлением, сознанием, стремлением создавать тексты, воздействующие на реципиента.

Татьяна Никитична Толстая (1951) пришла в литературу в конце ХХ в. Творчество нового автора сразу привлекло внимание филологов, хотя исследования, посвященные анализу произведений Т. Толстой, долгое время носили фрагментарный характер и были представлены в основном критическими статьями в журналах и Интернете. Только после выхода романа «Кысь», за который Т. Толстая была удостоена премии «Триумф» в 2001 г., о ней заговорили как о талант­ливом авторе, во многом определившем «литературное лицо 1990-х годов». Несмотря на значительное количество литературоведческих исследований творчества Т. Толстой, язык ее художественных и публицистических произведений на сегодняшний день изучен неполно.

Тексты представляют собой результат речемыслительной деятельности языковой личности, позволяющий судить об индивидуальных особенностях коммуникативной компетенции их создателя, о скрытых процессах его языкового сознания, составляющих своеобразие мышления Homo loquens.

При изучении речевых произведений исследователи всегда сталкиваются с проблемой определения меры единичного и общего, типического и уникального, индивидуального и коллективного в объекте исследования. Эта проблема вызывает необходимость создания классификации единиц, которые использует в деятельности, направленной на создание текстов, языковая личность и которые в итоге делают эту деятельность уникальной и неповторимой.

Создавая свое произведение, автор текста использует языковые единицы, позволяющие адекватно воспринять этот текст. К их числу относятся и единицы метатекста, содержащие дополнительное толкование отдельных слов, тех или иных текстовых фрагментов или текста в целом. Метатекстовая составляющая научного, а также публицистического текста являлась предметом изучения многих лингвистов (И. Вепрева, М. Ляпон, Н. Перфильева, В. Шаймиев и др.). Вместе с тем лингвистическая природа метатекста в художественных и публицистических текстах отдельных авторов на сегодняшний день изучена недостаточно. Сказанное, безусловно, относится и к произведениям Т. Толстой.

Таким образом, актуальность нашего исследования определяется, во-первых, недостаточной степенью разработанности проблемы метатекста, в частности нечеткими границами языкового материала, на который опираются ученые-лингвисты при исследовании метатекста; во-вторых, слабой изученностью смысловой структуры метатекста в художественных и публицистических текстах.

Современная теория метатекста (Р. Барт, А. Вежбицка, М.В. Ляпон, Н.П. Перфильева, У. Эко и др.) нуждается в расширении знаний о типических свойствах метатекста – формирующих его единицах, роли в процессе коммуникации, месте в структуре художественного и публицистического текста, смысловой структуре.

Обращение к текстам Т. Толстой продиктовано неослабевающим интересом к ее произведениям, в которых главную роль играет голос автора, «богатый, наполненный, с одним дыханием, щеголяющий словесными фиоритурами и берущий весь стилистический диапазон от возвышенного до ничтожного» [Жолковский 1995: 36].

^ Объектом диссертационного исследования являются метатекстовые средства в текстах художественных и публицистических произведений Т. Толстой.

Предметом исследования являются смысловая структура и функционирование метатекста в текстах художественных и публицистических произведений Т. Толстой.

Целью работы является определение особенностей смысловой структуры и функционирования метатекста в текстах художественных и публицистических произведений Т. Толстой.

Основная цель работы обусловила постановку и решение следу­ющих задач исследования:

1) выявить и классифицировать единицы метатекста в текстах Т. Тол­стой;

2) разработать типологию метатекста в текстах художественных и публицистических произведений Т. Толстой;

3) определить компоненты смысловой структуры метатекста и особенности их комбинаторики в произведениях Т. Толстой;

4) выявить языковые средства, формирующие смысловую структуру метатекста;

5) проанализировать особенности функционирования метатекстовых единиц в произведениях Т. Толстой.

^ Научная новизна диссертационной работы определяется тем, что предметом отдельного специального исследования становятся смысловая структура и функционирование метатекста в художественных и публицистических произведениях Т. Толстой; осуществляется систематизация научных представлений о метатексте и метатекстовых единицах, их смысловой структуре и специфике функционирования в произведениях Т. Толстой.

В диссертации впервые представлен анализ метатекстовой составляющей произведений Т. Толстой в аспекте типологии, языкового выражения, смысловой структуры и функционирования.

^ Гипотеза исследования: создание Т. Толстой художественных и публицистических произведений, возможно, сопряжено с рефлексией на собственное речевое поведение, что реализуется в метатексте. Метатекст Т. Толстой представляет собой своеобразные заметки на полях, акцентирующие внимание как на отдельно взятых словах, так и на целых фрагментах текста. Метатекст отражает особенности авторского мировосприятия изображаемого и организует процесс сотворчества с читателем. Как образы «говорят» в произведениях Т. Толстой (А. Гейнис), так и метатекст помогает тексту «говорить» не только то, что можно увидеть на поверхности, но и то, что читателю на самом деле хотел сказать автор.

^ Теоретическая значимость исследования состоит в том, что оно способствует дальнейшей разработке проблемы метатекста в целом и интерпретации художественного текста в частности. Анализ смысловой структуры метатекста и специфики его функционирования способствует углублению научного представления о роли языковой личности автора в создании художественного и публицистического текста.

^ Практическая значимость исследования обусловлена тем, что его результаты могут быть использованы в работе со студенческой аудиторией при чтении курсов лекций по филологическому и лингвистическому анализу художественного текста, при разработке спецкурсов, посвященных анализу языка современных авторов.

Материалом для исследования послужила картотека различных единиц метатекста, полученных методом сплошной выборки из художественных (рассказы, повести, роман) и публицистических произведений Т. Толстой (1983–2006 гг.). Всего авторская картотека насчитывает 639 употреблений метатекстовых единиц разного типа.

^ Методологической основой данной работы послужили фундаментальные исследования по теории текста (И.Р. Гальперин, Е.И. Дибро­ва, В.А. Лукин, О.И. Москальская, Т.М. Николаева, В.Е. Чернявская и др.), теории метатекста (Ю.Д. Апресян, А. Вежбицка, И.Т. Веп­рева, М.В. Ляпон, Н.П. Перфильева, А.Н. Ростова, Н.К. Рябцева, В.А. Шай­миев и др.). В работе использовались следующие методы:

1) описательный, включающий приемы наблюдения, сопоставления, обобщения, интерпретации языковых данных и классификации анализируемого материала;

2) метод контекстуального анализа, используемый при исследовании реализации значения метатекстовых средств в условиях языкового и внеязыкового контекстов;

3) метод трансформационного анализа, используемый для выявления метатекстового потенциала отдельных элементов текста;

4) метод компонентного анализа, позволяющий выявить смысловую структуру единиц, составляющих метатекст в тексте.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Объективно присутствуя в текстах художественных и публицистических произведений Т. Толстой, метатекст представляет собой совокупность стереотипных и/или индивидуально-авторских метатекстовых единиц, что является отражением сбалансированности общеязыковой и индивидуальной картин мира.

2. Смысловая структура метатекста представляет собой многоуровневую организацию содержания метатекстовых единиц, компонентами которой являются смыслы, формируемые языковым значением составляющих метатекст единиц, ситуацией употребления, а также коннотативным и коммуникативно-прагматическим потенциалом этих единиц. Следовательно, на формирование смысловой структуры метатекста влияют 1) узуальные лексические значения языковых единиц, 2) экстралингвистические факторы (пресуппозиционные знания автора и современного читателя, ситуация употребления), 3) кон­нотативность, 4) авторские интенции.

3. Включение Т. Толстой в текст своих произведений метатекстовых единиц объясняется стремлением автора дать оценку основному содержанию или отдельному фрагменту текста, прокомментировать его и облегчить восприятие адресатом, а также охарактеризовать языковое сознание изображаемых персонажей.

4. Метатекстовые единицы в текстах художественных и публицистических произведений Т. Толстой могут выполнять семантические и коммуникативно-прагматические функции. Значительно реже используются метаединицы, реализующие формальную функцию (эксплицируя такие текстовые категории, как структурированность, линейность, связность), что определяется типом дискурса, в котором они функционируют.

^ Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли отражение в докладах на итоговых научных конференциях АГУ (Астрахань, 2007–2010 гг.); международных научных конференциях (Ярославль, Астрахань, Стерлитамак, 2007 г.). Основные положения диссертации отражены в 6 публикациях, 2 из которых – в научных рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России.

^ Структура и объем исследования. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы. Общий объем диссертации составил 177 страниц.
^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении представлены общая проблематика диссертации, ее актуальность и новизна, теоретическая и практическая значимость, определены цели и задачи, объект и предмет исследования, указаны методы, используемые в работе, основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Проблема выделения метатекста в тексте» определяются исходные теоретические понятия, сопоставляются точки зрения лингвистов на понятия «текст» и «метатекст», вырабатываются позиции, обеспечивающие дальнейшее развитие темы диссертационного исследования.

В § 1 приводятся позиции исследователей (И.Р. Гальперина, Е.И. Диб­ровой, Н.Д. Зарубиной, Г.В. Колшанского, Л.М. Лосевой, О.И. Москальской, Н.П. Перфильевой, Г.Я. Солганика, З.Я. Тураевой и др.) относительно природы текста как лингвистического феномена. Такое сопоставление позволило сделать следующее заключение: сущест­вует два подхода к изучению текста – статический и динамический. Первый представляет собой выявление сущностных характеристик текста как организованной структуры и даeт возможность определить текст как единицу языка. Динамический подход позволяет рассматривать текст в коммуникативном аспекте и определить его как единицу речи. В диссертационном исследовании синтезируются оба подхода, вследствие чего текст определяется как продукт речемыслительной деятельности, имеющий свои закономерности образования. Текстообразование осуществляется под влиянием целеустановки самого текста и целеустановки конкретного автора текста. Первое диктуется самим текстом, его типом, жанром, задачами, которые он реализует. Второе всецело связано с авторской модальностью, т. к. любое сообщение заключает в себе не только информацию, но и отношение автора к сообщаемой информации. Последнее особенно важно для нашего исследования, поскольку непосредственно связано с функционированием метатекста.

В § 2 дается подробный анализ точек зрения на одну из сложнейших проблем современного языкознания – проблему метатекста (Т.Я. Анд­рющенко, Ю.М. Бокарева, Н.С. Валгина, А. Вежбицка, И.Т. Вепрева, С.В. Лосева, М.В. Ляпон, Н.П. Перфильева, А.Н. Ростова, Н.К. Рябцева, В.А. Шаймиев, Н.Ю. Шведова, Т.В. Шмелёва, Р.О. Якобсон и др.). В процессе создания текста произведения автор осуществляет рефлексию на собственные речевые действия. Это может быть как скрытым, не вербализованным в тексте процессом, так и, напротив, эксплицированным с помощью определённых языковых средств. Именно эти средства традиционно относят к метатекстовым. Сущест­вует мнение, что произведение без метатекста не может считаться текстом [Барт 1994].

Подробное изучение метатекста и выявление его структурных образований началось после того, как на это явление обратила внимание А. Вежбицка. В статье «Метатекст в тексте» (1978) именно ею был впервые употреблен термин «метатекст» в собственно лингвистическом (не литературоведческом. – Н.Л.) его понимании. Отсутствие четко сформулированного определения понятия «метатекст» дает исследователям возможность вырабатывать собственное определение, соответствующее целям и задачам исследования. В нашей работе метатекст определяется как особый компонент текста, представляющий собой совокупность вербальных и невербальных знаков, передающих рефлексию говорящего относительно особенностей собственного речевого поведения.

В ходе анализа, проведенного в исследовании, были выделены такие признаки метатекста, как обязательность, связанность с «материнским» текстом, коммуникативность, оценочность, неоднородность компонентного состава, а также разграничены метатекстовые единицы на основе структурного анализа. В качестве таковых последовательно выделяются метакомпоненты, метавысказывания, метафрагменты первого и второго типов, а также метамаркеры, указывающие на наличие имплицитного метатекста.

^ Метатекстовый компонент – единица метатекста, которая репрезентируется отдельной словоформой, словосочетанием или фразеологическим оборотом, например: «Вот буквально только что этим летом, да что там, в августе, вот в этом самом августе Перхушков пережил драму, описать которую не возьмётся ничьё перо – ещё не ослеп такой Гомер, чтобы поднять эту тему. Ад, – горько рассказывал Перхушков, – это просто вечеринки с девушками, это, не сказать худого слова, ЦПКиО им. Горького на фоне того, что с ним было!» [Толстая 2006: 94]. В произведениях Т. Толстой зафиксирован 141 метатекстовый компонент, что составляет 22% от общего количества единиц метатекста.

^ К метатекстовым высказываниям отнесены единицы метатекста, представленные предикативными единицами, т. е. простыми предложениями разных типов, напр.: «Бенедикт перебелил Указ четырежды, отдал Оленьке бересту, чтобы буквицы покрасивее изукрасила – плетеными ленточками, птичками и цветочками, потому как дело сурьёзное, или, как выразил Шакал, судьбоносное, – и сам просветлел и порадовался» [Толстая 2004: 79]. Нами зафиксировано 224 метатекстовых высказывания (35 % от общего количества).

^ Метатекстовыми фрагментами в исследовании считаются такие единицы метатекста, которые представлены полипредикативными единицами разных типов и, с точки зрения структуры, являются более объемными, чем метакомпоненты и метавысказывания. Нами по­следовательно выделяются метафрагменты первого и второго типов. В качестве метафрагментов первого типа рассматриваются такие единицы, как: «А все улицы, говорит, были ОСФАЛЬТОМ покрыты. Это будто бы такая мазь была, твёрдая, чёрная, ступишь – не провалишься» (Там же: 17) (249 единиц, 39 %). Метафрагментами второго типа (25 единиц, 4 %) названы такие единицы, как:

«Вот и Фёдор Кузьмич сочинил:

О весна без конца и без краю! / Без конца и без краю мечта! / Узнаю тебя, жизнь, принимаю, / И приветствую звоном щита!”

Только почему “звоном щита”. Ведь щит-то для указов – деревянный. Ежели когда приколачиваешь указ о дорожной повинности, али чтоб не смели самочинно сани ладить, али у кого недоимки – мало мышиного мяса сдал, к примеру, – али Складской день в который раз переносят, – то щит не звенит, а глухо так побрякивает» (Там же: 23).

В § 3 рассматриваются средства выражения единиц метатекста. В ходе исследования выявлено, что метакомпоненты могут быть репрезентированы:

а) частицами: «Что-то неуловимо новое в квартире… а, понятно: витрина с бисерными безделушками сдвинута, бра переехало на другую стену, арка, ведущая в заднюю комнату, зашторена, и, отогнув эту штору, выходит и подаёт руку Алиса, прелестное якобы существо» [Толстая 2006: 38];

б) вводными элементами: «Сегодня он почему-то называл пирожки тарталетками – должно быть, из-за Алисы» [Толстая 2006: 39];

в) фразеологизмами: «Как говорится, прощай, Антонина Петровна, неспетая песня моя!..» [Толстая 2006: 54];

г) свободными словосочетаниями: «Но Лёнечка был сразу обворожён и сражён, причём резоны для этой внезапной нахлынувшей страсти были, как и все Лёнечкины резоны, чисто идеологические: умственный завихрянс, или, проще выражаясь, рациональная доминанта всегда была его основной чертой» [Толстая 2006: 59].

Метавысказывания могут быть представлены простыми осложненными и неосложненными предложениями: «Куда ни кинь, всюду клин (желающих всюду прозревать фрейдистские аллюзии просят порадоваться этой плохо завуалированной фаллоцентрической поговорке). Можно утверждать, что мужчина всегда морально дурён – агрессивные феминисты (-ки) это постоянно и делают» [Толстая 2005: 241]; «Есть расовая политическая корректность (political correctness или, сокращённо, РС – «писи»), экологическая, поведенческая, ценностная, какая угодно. Упрощая (но не слишком) можно сказать, что она базируется на следующем современном мифе: белые мужчины много веков правили миром, угнетая меньшинства, небелые расы, женщин, животных, растения. Белый мужчина навязал всему остальному миру свои ценности, правила, нормы. Мы должны пересмотреть эти нормы и восстановить попранную справедливость» (Там же: 241).

Также определены средства выражения метафрагментов первого и второго типов: 1) сложное предложение, напр.: «А Никита Иваныч говорит, что Бенедикт не ВРАСТЕНИК. Ну что же – нет так нет, это уж как кому повезло. А только обидно до слёз!» [Толстая 2004: 104]; 2) сложное синтаксическое целое, например: «Ахти мне! – красота ума человеческого, кто б её воспел? Кто бы взялся песню сложить, громкую, счастливую, да с руладами, да с переливами, да чтоб выйти на бугор али на холм какой, покрепше встать, расставя ноги, а руками-то размахнувши в стороны, да и топнуть! Ножкой-то! – только чтоб не упасть, конечно, – топнуть, говорю, да и – эх! – да разлюли мои-лёли, эх! – дак вы ж мои люли!!! Зеленеет травка-муравка, да эх! – да травка-муравка!!! Ах! – зелёная травка; эх! – зелёная травка!!!

Не так, пожалуй, но что-нибудь такое, разудалое, радостное, чтоб напев сам из грудей рвался, чтоб счастье в голове чувствовалось, чтоб оно, счастье, между ушей бултыхалося, как щи в котелке, чтоб в затылке щекотало. Чтоб на всю слободу, на весь мир разнеслося: слава уму-разуму человеческому, слава! Разумению, размышлению, промышлению, хитроумному расчислению – слава! Голове – слава! Да! Ура!!!» [Толстая 2004: 92–93].

Кроме того, в работе уделяется внимание графическому пространству письменного текста и метамаркерам как сигналам наличия имплицитного метатекста, в частности графическому выделению слов, нарочитому искажению орфографического облика слова и кавычкам: «Этот Салтыков то “бичевал язвы”, то “вскрывал родимые пятна”, и за бешеным, остановившимся его взглядом вставали окровавленный фартук садиста, напряжённые клещи палача, осклизлая скамья, на которую лучше бы не смотреть» [Толстая 2006: 63]; «Будто люди играли и доигрались с АРУЖЫЕМ», «Ты меня пальцем тронуть не смеешь! У меня ^ ОНЕВЕРСТЕЦКОЕ АБРАЗАВАНИЕ» [Толстая 2004: 15–16].

В § 4 выявляются и описываются типы метатекста, присутствующего в произведениях Т. Толстой. Нами рассмотрены разные точки зрения на их классификацию (А. Вежбицка, Н.П. Перфильева, Н. Турунен, В.А. Шаймиев). Так, по степени отделенности от основного текста выделяется метатекст включенный (иннективный) и автономный (сепаративный). Метатекст включенный (иннективный) переплетается с основным (материнским) текстом, один из фрагментов которого служит объектом комментирования. В свою очередь, метатекст автономный (сепаративный) представляет собой метатекстовую рамку повествования и является авторским предисловием, введением, послесловием, отдельными главками, авторскими отступлениями.

По степени экспликации различаются метатексты эксплицитный и имплицитный. Эксплицитный метатекст – это совокупность вербальных знаков, представляющих особый компонент текста и передающих рефлексию говорящего относительно особенностей собственного речевого поведения. Понятие имплицитного метатекста мы рассматриваем, вслед за Н.П. Перфильевой [Перфильева 2006], и определяем как метатекстовый потенциал текста, не выраженный языковыми знаками, но так или иначе извлекаемый из текста. Иначе говоря, имплицитный метатекст – это скрытая рефлексия говорящего относительно собственной речевой деятельности, наличие которой (рефлексии) выявляется с помощью невербальных средств (шрифтовых, пунктуационных).

По степени клишированности различаются стереотипный и индивидуально-авторский метатексты. Согласно выполняемым в тексте функциям, выделяется несколько типов стереотипного метатекста: 1) метатекст, структурирующий текст как единое целое (конструкции оформления композиционно-логической структуры: во-первых..., во-вторых..., итак, следовательно, подведём итоги и под.); 2) метатекст, сигнализирующий о переходе от одной части изложения к другой (абзацирование, выражения-сигналы типа: далее рассмотрим); 3) метатекст, выражающий субъективное отношение автора к собственному речевому поведению (образно говоря, так сказать, прямо сказать, откровенно говоря и т.п.); 4) метатекст, выражающий степень уверенности автора текста в истинности сообщаемого (возможно, конечно, разумеется и т.п.).
  1   2

Похожие:

Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconСмысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconТолстой Лев Николаевич
Участником Отечественной войны 1812 г был отец писателя гр. Н. И. Толстой. По материнской линии Толстой принадлежал к роду князей...
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconЛев Николаевич Толстой Альберт Толстой Лев Николаевич Альберт Лев Толстой альберт I
Пять человек богатых и молодых людей приехали в третьем часу ночи веселиться на петербургский балик
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconЛев Николаевич Толстой о жизни Толстой Лев Николаевич о жизни Л. Н. Толстой о жизни
Итак, все наше достоинство состоит в мысли. В этом отношении мы должны возвышать себя, а не в отношении к пространству и времени,...
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconCвоеобразие интерпретации категории «традиция» в эстетической теории...
Работа выполнена на кафедре художественного образования Владимирского государственного гуманитарного университета
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconСтруктура и содержание фрейма «школа» (на материале немецкого языка)
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconЛомунов К. Предисловие в кн.: Толстой Лев Николаевич Избранные произведения....
Лев Николаевич Толстой граф, русский писатель, член-корреспондент (1873), почетный академик (1900) Петербургской ан. Родился 9 сентября...
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconЛев Николаевич Толстой Хаджи Мурат Лев Николаевич Толстой хаджи мурат I
Я возвращался домой полями. Была самая середина лета. Луга убрали и только что собирались косить рожь
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconЛев Николаевич Толстой Христианское учение Толстой Лев Николаевич Христианское учение
Все противоречия эти я изложил подробно в книге"Критика догматического богословия" *
Смысловая структура метатекста (на материале творчества Т. Толстой)  iconРеферат по дисциплине: история Отечества «Сподвижник Петра I п. А. Толстой»
В ряды сподвижников Петра Толстой влился в зрелые годы, и, несмотря на это, он с усердием стал постигать новое, причем в процессе...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница