Собрание сочинений 20 печатается по постановлению центрального комитета




НазваниеСобрание сочинений 20 печатается по постановлению центрального комитета
страница6/46
Дата публикации22.02.2013
Размер6.84 Mb.
ТипДокументы
skachate.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

62

^ РАЗНОГЛАСИЯ В ЕВРОПЕЙСКОМ РАБОЧЕМ ДВИЖЕНИИ

I

Основные тактические разногласия в современном рабочем движении Европы и Америки сводятся к борьбе с двумя крупными направлениями, отступающими от мар­ксизма, который фактически стал господствующей теорией в этом движении. Эти два направления — ревизионизм (оппортунизм, реформизм) и анархизм (анархо-синдикализм, анархо-социализм). Оба эти отступления от господствующей в рабочем движении марксистской теории и марксистской тактики наблюдаются в различных формах и с различными оттенками во всех цивилизованных странах на протяжении бо­лее чем полувековой истории массового рабочего движения.

Уже из одного этого факта явствует, что нельзя объяснять этих отступлений ни слу­чайностями, ни ошибками отдельных лиц или групп, ни даже влиянием национальных особенностей или традиций и т. п. Должны быть коренные причины, лежащие в эконо­мическом строе и в характере развития всех капиталистических стран и постоянно по­рождающие эти отступления. Вышедшая в прошлом году небольшая книжка голланд­ского марксиста Антона Паннекука: «Тактические разногласия в рабочем движении» (Anton Pannekoek. «Die taktischen Differenzen in der Arbeiterbewegung». Hamburg, Erdmann Dubber, 1909) представляет из себя интересную попытку научного исследова­ния этих причин. В дальнейшем изложении мы познако-




Первая страница газеты «Звезда» № 1, 16 декабря 1910 г.,

в которой была напечатана статья В. И. Ленина

«Разногласия в европейском рабочем движении»

Уменьшено

63

^ РАЗНОГЛАСИЯ В ЕВРОПЕЙСКОМ РАБОЧЕМ ДВИЖЕНИИ 65

мим читателя с выводами Паннекука, которые нельзя не признать вполне правильными.

Одной из наиболее глубоких причин, порождающих периодически разногласия на­счет тактики, является самый факт роста рабочего движения. Если не мерить этого движения по мерке какого-нибудь фантастического идеала, а рассматривать его, как практическое движение обыкновенных людей, то станет ясным, что привлечение новых и новых «рекрутов», втягивание новых слоев трудящейся массы неизбежно должно со­провождаться шатаниями в области теории и тактики, повторениями старых ошибок, временным возвратом к устарелым взглядам и к устарелым приемам и т. д. На «обуче­ние» рекрутов рабочее движение каждой страны тратит периодически большие или меньшие запасы энергии, внимания, времени.

Далее. Быстрота развития капитализма неодинакова в разных странах и в разных об­ластях народного хозяйства. Марксизм всего легче, всего быстрее, полнее и прочнее усваивается рабочим классом и его идеологами в условиях наибольшего развития крупной промышленности. Отсталые или отстающие в своем развитии экономические отношения постоянно ведут к появлению таких сторонников рабочего движения, кото­рые усваивают себе лишь некоторые стороны марксизма, лишь отдельные части нового миросозерцания или отдельные лозунги, требования, не будучи в состоянии решитель­но порвать со всеми традициями буржуазного миросозерцания вообще и буржуазно-демократического миросозерцания в частности.

Затем, постоянным источником разногласий является диалектический характер об­щественного развития, идущего в противоречиях и путем противоречий. Капитализм прогрессивен, ибо уничтожает старые способы производства и развивает производи­тельные силы, и в то же время, на известной ступени развития, он задерживает рост производительных сил. Он развивает, организует, дисциплинирует рабочих, — и он да­вит, угнетает, ведет к вырождению, нищете и т. д. Капитализм сам создает своего мо­гильщика, сам творит

66 ^ В. И. ЛЕНИН

элементы нового строя, и в то же время, без «скачка», эти отдельные элементы ничего не изменяют в общем положении вещей, не затрагивают господства капитала. Эти про­тиворечия живой жизни, живой истории капитализма и рабочего движения умеет охва­тить марксизм, как теория диалектического материализма. Но понятно само собою, что массы учатся из жизни, а не из книжки, и поэтому отдельные лица или группы посто­янно преувеличивают, возводят в одностороннюю теорию, в одностороннюю систему тактики то одну, то другую черту капиталистического развития, то один, то другой «урок» этого развития.

Буржуазные идеологи, либералы и демократы, не понимая марксизма, не понимая современного рабочего движения, постоянно перескакивают от одной беспомощной крайности к другой. То они объясняют все дело тем, что злые люди «натравливают» класс на класс, — то утешают себя тем, что рабочая партия есть «мирная партия ре­форм». Прямым продуктом этого буржуазного миросозерцания и его влияния надо счи­тать и анархо-синдикализм и реформизм, хватающиеся за одну сторону рабочего дви­жения, возводящие односторонность в теорию, объявляющие взаимно исключающими такие тенденции или такие черты этого движения, которые составляют специфическую особенность того или иного периода, тех или иных условий деятельности рабочего класса. А действительная жизнь, действительная история включает в себя эти различ­ные тенденции, подобно тому, как жизнь и развитие в природе включают в себя и мед­ленную эволюцию и быстрые скачки, перерывы постепенности.

Ревизионисты считают фразами все рассуждения о «скачках» и о принципиальной противоположности рабочего движения всему старому обществу. Они принимают ре­формы за частичное осуществление социализма. Анархо-синдикалист отвергает «мел­кую работу», особенно использование парламентской трибуны. На деле эта последняя тактика сводится к поджиданию «великих дней» при неумении собирать силы, соз­дающие великие события. И те и другие тормозят самое важное,

^ РАЗНОГЛАСИЯ В ЕВРОПЕЙСКОМ РАБОЧЕМ ДВИЖЕНИИ 67

самое насущное дело: сплочение рабочих в крупные, сильные, хорошо функциони­рующие, умеющие при всяких условиях хорошо функционировать, организации, про­никнутые духом классовой борьбы, ясно сознающие свои цели, воспитываемые в дей­ствительно марксистском миросозерцании.

Здесь мы позволим себе маленькое отступление и заметим в скобках, во избежание возможных недоразумений, что Паннекук иллюстрирует свой анализ исключительно примерами из западноевропейской истории, особенно Германии и Франции, совершен­но не имея в виду России. Если иногда кажется, что он намекает на Россию, то это за­висит лишь от того, что основные тенденции, порождающие определенные отступле­ния от марксистской тактики, проявляются и у нас, несмотря на громадные культурные, бытовые и историко-экономические отличия России от Запада.

Наконец, чрезвычайно важной причиной, порождающей разногласия среди участни­ков рабочего движения, являются изменения в тактике правящих классов вообще, бур­жуазии в особенности. Будь тактика буржуазии всегда однообразна или хотя бы всегда однородна, — рабочий класс быстро научился бы отвечать на нее столь же однообраз­ной или однородной тактикой. На деле буржуазия во всех странах неизбежно выраба­тывает две системы управления, два метода борьбы за свои интересы и отстаивания своего господства, причем эти два метода то сменяют друг друга, то переплетаются вместе в различных сочетаниях. Это, во-первых, метод насилия, метод отказа от всяких уступок рабочему движению, метод поддержки всех старых и отживших учреждений, метод непримиримого отрицания реформ. Такова сущность консервативной политики, которая все больше перестает быть в Западной Европе политикой землевладельческих классов, все больше становится одной из разновидностей общебуржуазной политики. Второй метод — метод «либерализма», шагов в сторону развития политических прав, в сторону реформ, уступок и т. д.

68 ^ В. И. ЛЕНИН

Буржуазия переходит от одного метода к другому не по злостному расчету отдель­ных лиц и не по случайности, а в силу коренной противоречивости ее собственного по­ложения. Нормальное кациталистическое общество не может успешно развиваться без упроченного представительского строя, без известных политических прав населения, которое не может не отличаться сравнительно высокой требовательностью в «культур­ном» отношении. Эту требовательность по части известного минимума культурности порождают условия самого капиталистического способа производства с его высокой техникой, сложностью, гибкостью, подвижностью, быстротой развития всемирной кон­куренции и т. д. Колебания в тактике буржуазии, переходы от системы насилия к сис­теме якобы уступок свойственны, вследствие этого, истории всех европейских стран за последние полвека, причем разные страны преимущественно развивают применение того или иного метода в течение определенных периодов. Например, Англия в 60-х, 70-х годах XIX века была классической страной «либеральной» буржуазной политики, Германия 70-х и 80-х годов держалась метода насилия и т. п.

Когда в Германии царил этот метод, односторонним отзвуком этой одной из систем буржуазного управления был рост анархо-синдикализма, или, по-тогдашнему, анар­хизма в рабочем движении («молодые» в начале 90-х годов , Иоган Мост в начале 80-х). Когда в 1890 году наступил поворот к «уступкам», этот поворот, как и всегда, ока­зался еще более опасным для рабочего движения, порождая столь же односторонний отзвук буржуазного «реформаторства»: оппортунизм в рабочем движении. «Позитив­ная, реальная цель либеральной политики буржуазии, — говорит Паннекук, — есть введение в заблуждение рабочих, внесение раскола в их среду, превращение их поли­тики в бессильный придаток бессильного, всегда бессильного и эфемерного якобы ре­форматорства».

Нередко буржуазия на известное время достигает своей цели посредством «либе­ральной» политики, которая представляет из себя, по справедливому замечанию

^ РАЗНОГЛАСИЯ В ЕВРОПЕЙСКОМ РАБОЧЕМ ДВИЖЕНИИ 69

Паннекука, «более хитрую» политику. Часть рабочих, часть их представителей подчас дает себя обмануть кажущимися уступками. Ревизионисты провозглашают «устаре­лым» учение о классовой борьбе или начинают вести политику, на деле осуществляю­щую отречение от нее. Зигзаги буржуазной тактики вызывают усиление ревизионизма в рабочем движении и нередко доводят разногласия внутри него до прямого раскола.

Все причины указанного рода вызывают разногласия относительно тактики внутри рабочего движения, внутри пролетарской среды. Но китайской стены между пролета­риатом и соприкасающимися с ним слоями мелкой буржуазии, в том числе и крестьян­ства, нет и быть не может. Понятно, что переходы отдельных лиц, групп и слоев от мелкой буржуазии к пролетариату не могут не порождать, с своей стороны, колебаний в тактике этого последнего.

Опыт рабочего движения различных стран помогает уяснить на конкретных вопро­сах практики сущность марксистской тактики, помогает более молодым странам яснее различать истинное классовое значение отступлений от марксизма и успешнее бороться с этими отступлениями.

«Звезда» № 1, 16 декабря 1910 г. Печатается по тексту

Подпись: В . Ил ьин газеты «Звезда»

70

^ ТОЛСТОЙ И ПРОЛЕТАРСКАЯ БОРЬБА

Толстой с огромной силой и искренностью бичевал господствующие классы, с вели­кой наглядностью разоблачал внутреннюю ложь всех тех учреждений, при помощи ко­торых держится современное общество: церковь, суд, милитаризм, «законный» брак, буржуазную науку. Но его учение оказалось в полном противоречии с жизнью, работой и борьбой могильщика современного строя, пролетариата. Чья же точка зрения отрази­лась в проповеди Льва Толстого? Его устами говорила вся та многомиллионная масса русского народа, которая уже ненавидит хозяев современной жизни, но которая еще не дошла до сознательной, последовательной, идущей до конца, непримиримой борьбы с ними.

История и исход великой русской революции показали, что именно таковой была та масса, которая оказалась между сознательным, социалистическим пролетариатом и решительными защитниками старого режима. Эта масса, — главным образом, кресть­янство, — показала в революции, как велика в ней ненависть к старому, как живо ощу­щает она все тягости современного режима, как велико в ней стихийное стремление ос­вободиться от них и найти лучшую жизнь.

И в то же время эта масса показала в революции, что в своей ненависти она недоста­точно сознательна, в своей борьбе непоследовательна, в своих поисках лучшей жизни ограничена узкими пределами.

^ ТОЛСТОЙ И ПРОЛЕТАРСКАЯ БОРЬБА 71

Великое народное море, взволновавшееся до самых глубин, со всеми своими слабо­стями и всеми сильными своими сторонами отразилось в учении Толстого.

Изучая художественные произведения Льва Толстого, русский рабочий класс узнает лучше своих врагов, а разбираясь в учении Толстого, весь русский народ должен будет понять, в чем заключалась его собственная слабость, не позволившая ему довести до конца дело своего освобождения. Это нужно понять, чтобы идти вперед.

Этому-то движению вперед мешают все те, кто объявляет Толстого «общей сове­стью», «учителем жизни». Это — ложь, которую сознательно распространяют либера­лы, желающие использовать противореволюционную сторону учения Толстого. Эту ложь о Толстом, как «учителе жизни», повторяют за либералами и некоторые бывшие социал-демократы.

Только тогда добьется русский народ освобождения, когда поймет, что не у Толсто­го надо ему учиться добиваться лучшей жизни, а у того класса, значения которого не понимал Толстой и который единственно способен разрушить ненавистный Толстому старый мир, — у пролетариата.

«Рабочая Газета» № 2, Печатается по тексту

18 (31) декабря 1910 г. «Рабочей Газеты»

72

^ НАЧАЛО ДЕМОНСТРАЦИЙ

После трех лет революции, с 1905 по 1907 год, Россия пережила три года контррево­люции, с 1908 по 1910 год, три года черной Думы, разгула насилия и бесправия, натис­ка капиталистов на рабочих, отнятия тех завоеваний, которые рабочими были сделаны. Царское самодержавие, только надломанное, но не уничтоженное в 1905 году, собра­лось с силами, соединилось с помещиками и капиталистами в III Думе и снова ввело в России старые порядки. Еще сильнее стал гнет капиталистов над рабочими, еще наглее беззакония и произвол чиновников в городе и особенно в деревне, еще свирепее рас­права с борцами за свободу, еще чаще смертные казни. Царское правительство, поме­щики и капиталисты бешено мстили революционным классам, и пролетариату в пер­вую голову, за революцию, — точно торопясь воспользоваться перерывом массовой борьбы для уничтожения своих врагов.

Но бывают такие враги, которых можно в нескольких сражениях разбить, можно придавить на время, но нельзя уничтожить. Полная победа революции вполне возмож­на, и такая победа совершенно уничтожила бы царскую монархию, смела бы с лица земли крепостников-помещиков, передала бы все их земли без выкупа крестьянам, за­менила бы чиновничье управление демократическим самоуправлением и политической свободой. Такие преобразования не только возможны, они необходимы в каждой стране в XX веке,

^ НАЧАЛО ДЕМОНСТРАЦИЙ 73

они совершены уже во всех европейских государствах более или менее полно, ценой более или менее долгой и упорной борьбы.

Но никакие, даже самые полные победы реакции, никакое торжество контрреволю­ции не может уничтожить врагов царского самодержавия, врагов помещичьего и ка­питалистического гнета, потому что враги эти — миллионы рабочих, которые все более скопляются в городах и на крупных фабриках, заводах, железных дорогах. Враги эти — разоряемое крестьянство, которому еще во много раз тяжеле живется теперь, при со­единении земских начальников и богатых крестьян для грабежа по закону, для отнятия крестьянской земли с согласия помещичьей Думы, под защитой всех помещичьих и военных властей. Таких врагов, как рабочий класс, как крестьянская беднота, уничто­жить нельзя.

И мы видим теперь, как после трех лет самого бесшабашного разгула контрреволю­ции народные массы, больше всего угнетенные, придавленные, забитые, запуганные всякого вида преследованиями, снова начинают поднимать голову, снова просыпаются и начинают приниматься за борьбу. Три года казней, преследований, диких расправ уничтожили десятки тысяч одних «врагов» самодержавия, заперев в тюрьмы и услав в ссылку сотни тысяч других, запугали еще сотни и сотни тысяч третьих. Но миллионы и десятки миллионов теперь уже не те, чем они были до революции. Эти миллионы нико­гда еще в истории России не переживали таких назидательных, наглядных уроков, та­кой открытой борьбы классов. Что в этих миллионах и десятках миллионов началось новое глубокое, глухое брожение, — это видно из летних стачек текущего года и из не­давних демонстраций.

Рабочие стачки в России и во время подготовки революции и во время самой рево­люции были самым распространенным средством борьбы пролетариата, этого передо­вого класса, который один только является до конца революционным классом в совре­менном обществе. Экономические и политические стачки, то чередуясь друг с другом, то переплетаясь в одно неразрывное

74 ^ В. И. ЛЕНИН

целое, сплачивали массы рабочих против класса капиталистов и самодержавного пра­вительства, вносили брожение во все общество, поднимали на борьбу крестьянство.

Когда в 1895 году начались непрерывные массовые стачки, это было началом поло­сы подготовки народной революции. Когда в январе 1905 года в один месяц число ста­чечников перешло за 400 тысяч, это было началом самой революции. Все три года ре­волюции число стачечников, постепенно падая (почти 3 миллиона в 1905 г., 1 миллион в 1906, U миллиона в 1907 г.), было так высоко, как никогда еще не было ни в одной стране в мире.

Когда в 1908 году число стачечников резко упало сразу (176 тысяч) и еще резче в 1909 г. (64 тысячи), это означало конец первой революции или вернее первой полосы революции.

И вот, с лета текущего года начинается опять подъем. Число экономических стачеч­ников возрастает и возрастает очень сильно. Полоса полного господства черносотен­ной реакции кончилась. Начинается полоса нового подъема. Пролетариат, отступав­ший — хотя и с большими перерывами — с 1905 по 1909 год, собирается с силами и начинает переходить в наступление. Оживление в некоторых отраслях промышленно­сти сейчас же ведет к оживлению пролетарской борьбы.

Пролетариат начал. Другие, буржуазные, демократические классы и слои населения, продолжают. Смерть умеренно-либерального, чуждого демократии, председателя I Ду­мы, Муромцева, вызывает первое робкое начало манифестаций. Смерть Льва Толстого вызывает — впервые после долгого перерыва — уличные демонстрации с участием преимущественно студенчества, но отчасти также и рабочих. Прекращение работы це­лым рядом фабрик и заводов в день похорон Толстого показывает начало, хотя и очень скромное, демонстративных забастовок.

В самое последнее время зверства царских тюремщиков, истязавших в Вологде и Зе-рентуе наших товарищей каторжан, преследуемых за их геройскую борьбу в револю­ции, подняли еще выше брожение среди сту-

^ НАЧАЛО ДЕМОНСТРАЦИЙ 75

дентов. Повсюду в России происходят сходки и митинги, полиция силой врывается в университеты, избивает учащихся, арестует их, преследует газеты за малейшее правди­вое слово о волнениях и всем этим только усиливает волнения.

Пролетариат начал. Демократическая молодежь продолжает. Русский народ просы­пается к новой борьбе, идет навстречу новой революции.

Первое же начало борьбы показало нам опять, что живы те силы, которые поколеба­ли царскую власть в 1905 г. и которые разрушат ее в этой грядущей революции. Первое же начало борьбы показало нам опять значение массового движения. Никакие пресле­дования, никакие расправы не могут остановить движения, раз поднялись массы, раз начали шевелиться миллионы. Преследования только разжигают борьбу, втягивают в нее новые и новые ряды борцов. Никакие покушения террористов не помогут угнетен­ным массам, и никакие силы на земле не остановят масс, когда они поднимутся.

Теперь они начали подниматься. Этот подъем, может быть, пойдет быстро, — может быть, пойдет медленно и с перерывами, но он во всяком случае идет к революции. Рус­ский пролетариат шел впереди всех в 1905 году. Вспоминая это славное прошлое, он должен напрячь теперь все усилия, чтобы восстановить, укрепить, развить свою орга­низацию, свою партию, Российскую социал-демократическую рабочую партию. Наша партия переживает ныне трудные дни, но она непобедима, как непобедим пролетариат.

За работу же, товарищи! Беритесь везде и повсюду за постройку организаций, за создание и укрепление рабочих с.-д. партийных ячеек, за развитие экономической и по­литической агитации. В первой русской революции пролетариат научил народные мас­сы бороться за свободу, во второй революции он должен привести их к победе!

«Рабочая Газета» № 2, Печатается по тексту

18 (31) декабря 1910 г. «Рабочей Газеты»
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

Похожие:

Собрание сочинений 20 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений печатается по постановлению центрального комитета
По постановлению Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза Институт марксизма-ленинизма при ЦК кпсс выпускает...
Собрание сочинений 20 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 22 печатается по постановлению центрального комитета
В двадцать второй том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят произве­дения, написанные в июле 1912 — феврале 1913 года
Собрание сочинений 20 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 46 печатается по постановлению центрального комитета
Сорок шестым томом Полного собрания сочинений В. И. Ленина открывается серия томов, включающих письма, телеграммы, записки с 1893...
Собрание сочинений 20 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 21 печатается по постановлению центрального комитета
Двадцать первый том Полного собрания сочинений В. И. Ленина содержит произве­дения, написанные в декабре 1911 — июле 1912 года, в...
Собрание сочинений 20 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 43 печатается по постановлению центрального комитета
В 43 том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят произведения, написан­ные в марте — июне 1921 года в условиях перехода Коммунистической...
Собрание сочинений 20 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 27 печатается по постановлению центрального комитета
В двадцать седьмой том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят произве­дения, написанные с августа 1915 по июнь 1916 года,...
Собрание сочинений 20 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 30 печатается по постановлению центрального комитета
В тридцатый том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят произведения, написанные за время с июля 1916 года до Февральской...
Собрание сочинений 20 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 24 печатается по постановлению центрального комитета
В произведениях, вошедших в настоящий том, нашла дальнейшее развитие национальная программа большевистской партии
Собрание сочинений 20 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений печатается по постановлению центрального комитета
В восьмой том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят произведения, на­писанные в сентябре 1903 — июле 1904 года, в период...
Собрание сочинений 20 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 52 печатается по постановлению центрального комитета
В пятьдесят второй том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят письма, записки, телеграммы, телефонограммы, написанные в ноябре...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница