Доклад Председателя фнпр шмакова М. В. на заседании Генерального Совета фнпр по вопросу «О развитии обязательного социального страхования и задачах профсоюзов»




Скачать 333.07 Kb.
НазваниеДоклад Председателя фнпр шмакова М. В. на заседании Генерального Совета фнпр по вопросу «О развитии обязательного социального страхования и задачах профсоюзов»
страница1/2
Дата публикации30.04.2013
Размер333.07 Kb.
ТипДоклад
skachate.ru > Экономика > Доклад
  1   2


Доклад Председателя ФНПР Шмакова М.В.

на заседании Генерального Совета ФНПР по вопросу «О развитии обязательного социального страхования и задачах профсоюзов»

(6 апреля 2011 г.)
Уважаемые товарищи, уважаемые члены Генсовета, уважаемые приглашенные!

Сегодня мы рассматриваем один из важных вопросов нашей деятельности, по которому нам необходимо и высказать свою позицию, и принять соответствующие решения.

Но прежде хотелось бы отметить несколько моментов к характеристике текущей ситуации.

Нам говорят, что кризис кончился. Однако на рынке труда – стагнация. Отмечаем низкие темпы создания новых рабочих мест в экономике.

Предоставление преференций бизнесу в виде низкой оплаты наёмного труда, как видим, не привело к модернизации технологий и производств – и не могло привести, по всем законам рыночной экономики.

Рынок труда насыщен рабочими местами крайне низкого качества, и мы продолжаем наблюдать тенденцию расширения низкооплачиваемой занятости.

Не растёт зарплата, зато есть рост тарифов ЖКХ и цен на продовольствие. Как следствие – падение уровня жизни многих россиян на фоне роста числа российских долларовых миллиардеров и нарастание социальной напряжённости.

В связи с этим активизировалась дискуссия о будущем страны и путях её дальнейшего развития.

Посткризисная повестка дня обсуждается в рамках корректировки Концепции социально-экономического развития России до 2020 года.

РСПП анонсирует некие новые предложения по изменению Трудового кодекса Российской Федерации и предлагает переписать его полностью «с нуля». Предыдущий скандал, видимо, был недостаточным.

Центр стратегических разработок под руководством Дмитриева (в прошлом первого зам. министра труда в правительстве Кириенко, первого зам. министра экономического развития Грефа) опубликовал доклад – «Политический кризис в России».

У ИНСОРа (Институт современного развития) тоже есть свой доклад, который претендует на статус программного, – «Обретение будущего. Стратегия 2012».

Среди оценок имеются крайне любопытные – в отношении результатов реализации либеральной политики (как в политической, так и в экономической части). Оценки эти тем более любопытны, что основы такой политики закладывали авторы этих докладов. Авторы этих докладов – небольшая часть экспертного сообщества, которых образно называют «птенцами гнезда Гайдара», – они-то как раз и разрабатывали все установки той политики, которая проводилась с начала 90-х годов, а теперь расписываются в несостоятельности того, что они предлагали. При этом ответственность, конечно, они возлагают не на себя, а на других людей, другие обстоятельства.

Признается, что все реформы, надо понимать – либеральные, провалились, не достигли объявленных целей, что в ходе реформ промышленность в стране разрушена и теперь необходимо создавать условия для ее восстановления. Вместо перехода к постиндустриальному развитию получили углубление в сырьевую экономику, вместо притока инвестиций – утечку капиталов и мозгов.

Недвусмысленно авторы доклада ИНСОРа дают понять, что во всём виновато политическое руководство страны последнего десятилетия, точнее первых семи лет XXI века, потому как дальше роль играл фактор кризиса.

Однако мы историю страны не по учебникам учили и своими глазами видели, что развал индустриального производства шёл не в нулевые, а в девяностые. В нулевые из простаивающего потенциала было введено обратно в строй примерно 25-30% мощностей советской эпохи (судостроение, горнорудное обогащение, глубокий передел металлов и другие). И не в нулевые вообще, а именно в 2003-2007 гг. Этого, конечно же, недостаточно. Ввод старых и немногочисленные новые производства в целом не обеспечивают компенсацию уже утраченного и общего устаревания остатков советской индустриальной мощи, но ИНСОР откровенно предлагает форсировать деиндустриализацию, добить то, что уцелело.

Так, предлагается вывести крупные российские компании из-под контроля государства и встроить их в глобальные корпорации.

В части реформы военно-промышленного комплекса предлагается оставшиеся оборонные заводы обанкротить, госкорпорации «реструктуризи-ровать», оружие закупать за рубежом, а также отказаться от «дорогостоящих попыток поддержания количественного ядерного паритета с США».

Один из вице-премьеров российского правительства конца 90-х годов, когда он оставил свою должность, сделал ряд заявлений – и в интервью средствам массовой информации, и в своих книгах, как один из архитекторов либеральных реформ. В частности, в книге «воспоминаний» и комментариев к ним, которую он выпустил в соавторстве в 2005 г., имеется следующее высказывание: «Военные всего мира часто говорят: народ, который не хочет кормить свою армию, очень быстро будет кормить чужую. Красивая фраза. Но у меня есть вопросы. Рассмотрим сугубо гипотетический пример, в котором, чтобы избежать упреков в святотатстве, мы возьмем условных «своих» и условных «чужих». Например, такой: а что если окажется, что кормление «чужой» армии обходится дешевле, чем кормление своей? То, что в рассматриваемом примере «чужая» оказалась эффективнее, чем «своя», понятно из того, что ее приходится кормить. Что плохого в том, что взамен неэффективной и дорогой «своей» армии народ берет и начинает кормить более дешевую и эффективную «чужую»?». Конец цитаты.

Точно такой же подход завуалирован и в докладе ИНСОРа.

По мнению неолиберальных реформаторов-модернизаторов, необходим переход от жёсткого трудового законодательства и слабой дисциплины экономических субъектов – к гибкому трудовому законодательству и высокой дисциплине участников рынка. Предлагается также проводить максимально открытую миграционную политику, поощрять миграцию; отменить систему квотирования в привлечении иностранной рабочей силы; расширить сферу деятельности частных агентств занятости, предусмотреть возможность для ЧАЗов осуществлять лизинг рабочей силы и выступать в качестве работодателя. Иными словами, трудовые ресурсы отечественного производства заменить импортными – неприхотливыми и непритязательными. И вообще – низвести работников до уровня рабов у работодателя и расходного материала без гарантии воспроизводства.

На вопрос: в чьих интересах должны работать предлагаемые меры, – эксперты ИНСОРа дают однозначный ответ: в интересах тех представителей правящей элиты, которые сейчас находятся в эпицентре власти и собственности (это цитата точно по тексту). Задержка с обновлением чревата для них кризисом «с непредсказуемыми последствиями, в результате которых может реализоваться сколь угодно острый сценарий: от замораживания уже давно раскрытых активов до политического или юридического преследования».

Декларируемая цель доклада ИНСОРа - план действий после выборов 2012 года по модернизации экономики и общества в соответствии с образом желаемого завтра. Именно так в докладе ИНСОРа, хотя сам образ этого завтра представляется далеко не одинаково разным экспертам. Поневоле вспоминается интервью иностранному радио того же самого бывшего вице-премьера о будущем нашей страны – «Россия сырьевой придаток. Безусловная эмиграция всех людей, которые умеют думать и изобретать и не умеют копать». И потом он продолжает: «...далее развал, превращение в десяток маленьких государств». Цитата окончена.

И на вопрос, может ли хаос в России, который после этого возникнет, быть угрозой миру, этот же человек, птенец гнезда Гайдара, ответил: «Не понимаю, почему хаос в России может быть угрозой всему миру. Только лишь потому, что у нее есть атомное оружие? Я думаю, для того, чтобы отобрать это атомное оружие достаточно парашютно-десантной дивизии. Однажды высадить и забрать все эти ракеты к чертовой матери. Армия не в состоянии оказать никакого сопротивления»…

Программа переустройства общества действительно требует принципиального согласия в обществе.

Авторы также фиксируют, что мы «рискуем получить в одной стране две общности, живущие с принципиально разными картинами происходя-щего, с разным пониманием своих и общих интересов, с несводимыми представлениями о ценностях и морали, о желаемом и должном».

ИНСОРу невдомёк, что Россия уже представляет собой набор абсолютно не смешивающихся социальных слоёв, но не вследствие манипуляций общественным сознанием, как это формулируют авторы, оторванные от жизни большинства россиян, а вследствие качественно разного уровня жизни и доходов этих «двух общностей». И эта «разность потенциалов» продолжает накапливаться: народ не доверяет власти, а власть не понимает, как живёт народ.

Более того, в контексте доклада ИНСОРа большинство населения страны противопоставляется так называемой элите общества и позиционируется опять как ресурсы и жертвы грядущей перестройки номер два. Бедные (среди которых работающие бедные и семьи с детьми) откровенно объявляются низшими слоями или низшими классами. ИНСОР предлагает бедность локализовать, чтоб избежать деградации всей социальной структуры…

И я не могу не обратиться вновь к этому источнику и «замечательному» бывшему вице-премьеру, который говорил так: «Многострадальный народ страдает по собственной вине. Их никто не оккупировал, их никто не покорял, их никто не загонял в тюрьмы. Они сами на себя стучали, сами сажали в тюрьму и сами себя расстреливали. Поэтому этот народ по заслугам пожинает то, что он плодил». Вот подход.

Сегодня средняя начисленная заработная плата (вместе с высокооплачиваемым управленческим персоналом) составляет около трёх прожиточных минимумов трудоспособного человека. Статистические обследования устойчиво фиксируют ситуацию, при которой более половины фонда оплаты труда приходится на 20 % наиболее высокооплачиваемых работников, далеко не всегда настолько эффективных. Коэффициент дифференциации доходов между наиболее и наименее обеспеченными продолжает расти.

Заработная плата основной массы наёмных работников (в том числе квалифицированных рабочих) не выше черты «себестоимости» неквалифицированной рабочей силы. Если бы государство проводило такую политику в отношении бизнеса, это означало бы разорение последнего. По аналогии - курс на «дешёвый труд» как «конкурентное преимущество» привёл к деградации национального трудового потенциала. В результате не выиграли ни бизнес, ни государство, ни общество. В этих условиях – например, о какой мотивации к здоровому образу жизни может идти речь? Две трети населения (не менее!) интересуются только ценой продукта, но не его качеством. И пусть колбаса чернобыльская, зато дешёвая. Вести здоровый образ жизни, стремиться продлить свои дни – я буду, если только мне эта жизнь нравится. В противном случае – всё равно…

Малый бизнес с такой низкой покупательной способностью населения тоже не разовьёшь. Меры по содействию самозанятости на основе личных подсобных хозяйств больше ориентированы на зачатки товарного производства, что исторически предшествовало капитализму. Хотя мы позиционируем себя иначе… А ведь благодаря чему та же Бразилия почти не почувствовала кризиса? Благодаря целенаправленному развитию внутреннего рынка. У нас тоже есть такие возможности, но мы их не используем.

Невозможно решить задачу всесторонней модернизации страны, перейти к инновационному обществу без вложений в само общество. Не получится никакого инновационного развития без справедливой оценки рабочей силы.

Приведу несколько примеров из жизни «низших слоёв», которые показывают, что политикой можно изнасиловать экономику, но добрых плодов от этого ждать не стоит.

Первый пример. Государственное учреждение здравоохранения – республиканская инфекционная больница. Оклад молодого врача – 3660 рублей. Молодые доктора с дипломами идут работать в иностранные фармацевтические фирмы медицинскими представителями. Государство теряет деньги, вложенные в подготовку специалистов, которые врачами уже никогда не станут. Сама же фармацевтическая компания заинтересована не в нашем здоровье, а в росте продаж своей продукции.

Другой пример, про мотивацию к труду и росту профессионализма. Токарь четвёртого разряда, победитель регионального конкурса профессионального мастерства. В кризис была зарплата 3 тысячи рублей. По четвёртому разряду один раз в прошлом году 19 тыс. набежало. Но по четвёртому разряду работу дают редко: оборудование не позволяет, станок 1976 года выпуска. А по второму разряду один час работы стоит 35 рублей, в месяц порядка 5-6 тысяч выходит. Со сверхурочными может быть и 12…

Третий пример. Нижнетагильский «Уралвагонзавод». В прошлом году в рамках программы по поддержке моногородов заводу были выделены значительные государственные деньги по разным направлениям. Потому что вместе со смежниками – это порядка 50 тысяч рабочих мест.

В этом году Минобороны, похоже, отказывается размещать военный заказ на российских предприятиях, в том числе и на «Уралвагонзаводе». Кстати, командующий сухопутными войсками Постников, отставки которого совершенно справедливо требует Профсоюз работников оборонной промышленности, заявил, что мы не будем покупать танки на «Уралвагонзаводе», будем покупать китайские танки или немецкие, они дешевле. Вот это и есть то, о чем я говорил: эти военные уже сейчас сдались, они уже предали свое государство и свой народ, и они уже готовы просто сдаться в плен для получения дополнительной сигареты и чашки кофе в тех концентрационных лагерях, где будут содержаться все военнослужащие при сдаче всей армии. Так что модернизация от «классика» гайдаровских реформ уже реализуется.

В присутствии женщин неприлично говорить, что это такое, когда уничтожается отечественный военно-промышленный комплекс в текущих геополитических обстоятельствах. Следующей целью после Ливии вполне может быть Россия. Если размер ботинок нашего Президента или цвет его глаз кому-то не понравится, или какое-нибудь высказывание, дальше по уже отработанной схеме – «мы летим бомбить вас»: прикрываем с неба, разрушаем систему противовоздушной обороны и принимаем соответствующую резолюцию ООН, чтобы обеспечить видимость легитимности и избежать международного неодобрения...

Поэтому для начала, чтобы научить Минобороны лучше считать, надо затраты на стабилизацию рынка труда после таких «мудрых» решений компенсировать из средств, выделенных Министерству обороны. Купил десять танков в Китае – заплати плюс к этому за простаивающие рабочие места на собственных заводах российских.

Говоря о необходимости модернизации: технологической, институциональной, экономической, – ни один из неолиберальных экспертов не говорит о модернизации социальной, без которой никакие позитивные процессы в стране не пойдут. В подготовленном ими послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию тоже отсутствуют какие бы то ни было упоминания о проблемах в сфере труда. И вряд ли случайно.

Ощущение после знакомства со всеми докладами – как будто разобрали некий агрегат и теперь пытаются собрать, но без некоторых деталей, которые представляются лишними. Агрегат собирают, а он опять не работает. И не будет работать. Потому что среди отброшенных в сторону деталей по-прежнему находятся, например, справедливая цена труда и достоинство простого человека.

Социальные проблемы – по определению – требуют системного подхода для решения. А у нас ответственность и полномочия в социальной сфере распылены и между уровнями власти, и между министерствами и ведомствами, и координация между ними в решении социальных задач практически отсутствует.

Анализ Положения о Министерстве здравоохранения и социального развития Российской Федерации показывает перекос в установленной сфере деятельности не в пользу труда. Труд стоит на четвёртом месте, различные его аспекты – на ещё более удалённых местах, причём в разбивку, где логика не просматривается. Изменения, внесенные в Положение в прошлом году, тоже характеризуют приоритеты министерства: из 85 – 3 изменения касаются трудовых отношений и социального партнёрства, 7 – по вопросам охраны труда, 4 – пенсионного обеспечения. Остальные, более 70-ти, это все медицина, которая критикуется достаточно активно теми же представителями Минздравсоцразвития.

Как назовёшь корабль – так он и поплывёт. Если в названии якобы профильного министерства отсутствует слово «труд», логично, что труд здесь факультатив, на обочине основных интересов министерства. И совсем не логично, когда для всех видов экономических ресурсов есть федеральный орган власти, а для основного ресурса – нет.

Работодатели и предприниматели по-прежнему критикуют сложившуюся в нашей стране систему социальной защиты за якобы большую нагрузку на бизнес и слишком большие отчисления в социальные фонды. Говорят, что в других странах все по-другому, другие налоги на бизнес. Мы, профсоюзы, по-прежнему готовы к дискуссии по этому вопросу. Давайте поговорим о налоговой системе, об отказе от плоской шкалы подоходного налога. Работодатели не вспоминают о том, что при переходе к плоской шкале для большинства населения, прежде всего работающего, отчисления увеличились на один процент, а для бизнеса уменьшились на десятки процентов. Можно, как в других странах, в Швеции, например, ввести подоходный налог до 60% от дохода.

Деловая газета «РБК дейли» от первого апреля (но это не первоапрельская шутка) сообщила о том, что РУСАЛ достиг невиданных высот в оптимизации налогообложения, когда эффективная ставка налога на прибыль крупнейшего в мире производителя алюминия в прошлом году составила всего 5%. РУСАЛ заплатил в бюджет Российской Федерации, соответственно, по итогам 2010 года 144 млн. долларов в качестве налога на прибыль. При этом в качестве бонуса своим топ-менеджерам РУСАЛ в том же году заплатил 145 млн. долларов. К слову, затраты на персонал отстались на уровне позапрошлого года.

В отчетности компании отмечается, что ее доналоговая прибыль в прошлом году составила 3 млрд. долл., однако компания заплатила лишь 144 млн долл. налога на прибыль. Почему? Потому что, хотя производственные активы компании располагаются в России (где ставка налога 20%), Украине (25%), Италии (37,2%) и т.д., головная компания зарегистрирована на острове Джерси, где налоговая ставка равна нулю. При этом 97 % алюминия производится этой компанией в России. Ну, мы, конечно, всякое видели, однако Ходорковский просто «отдыхает» по сравнению с Дерипаской.

А наши правоохранители кого ловят? Профсоюзных руководителей, которые то ли правильно продали разрушенный бассейн в Волгограде, то ли неправильно, то ли за 30 млн. рублей его надо было продать, то ли за 32… И с упорством, достойным лучшего применения, пытаются доказать, что тем самым якобы нанесен ущерб профсоюзам. Но суд показывает, что уголовное дело было возбуждено незаконно.

А Дерипаской в этом смысле никто даже не интересуется - ни следственный комитет, ни прокуратура, ни все остальные. Почему? Налоги платятся не в России. И после этого начинаются стенания, что у нас нет средств на пенсии, на социальные пособия, на повышение зарплаты бюджетникам и так далее.

Но это только один пример, а таких примеров сотни и тысячи, в том числе и в отношении нашего любимого олигарха Прохорова.

Но мы готовы к дискуссиям по всему спектру проблем, чтобы в рамках этих дискуссий определить новый общественный договор, если старый не работает. Альтернативой общественному договору являются революционные действия обездоленного народа. Что вместе с бомбежками мы сейчас и наблюдаем по телевизору.

А теперь, собственно, к теме нашего заседания.

В социально-трудовых отношениях наряду с занятостью, оплатой и условиями труда для работника не менее значима степень его защиты от социальных рисков, связанных с временной или постоянной утратой трудоспособности и, как следствие, трудового дохода.

Правильная оценка таких рисков, уровень заработной платы и ее взаимосвязь с объемами компенсации утраченного заработка при наступлении страховых случаев представляют собой основные параметры обязательного социального страхования и составляют основу материального и социального благополучия работника, а через него и членов его семьи.

Основы национальной системы обязательного социального страхования заложены в начале 90-х годов прошлого столетия с образованием в России внебюджетных социальных фондов. После долгих дебатов курс на создание системы социального страхования с учетом общепризнанных в мировой практике страховых принципов был закреплен рамочным законом об основах обязательного социального страхования, в разработке которого ФНПР принимала непосредственное и деятельное участие.

Одновременно ФНПР добивалась сохранения влияния профсоюзов в системе обязательного социального страхования. Установленное в законе о профсоюзах право на участие в управлении внебюджетными социальными фондами и контроле за использованием страховых средств позволило создать легитимную основу для участия представителей профсоюзов в составах правлений и ревизионных комиссий фондов, строить взаимоотношения с фондами на принципах конструктивного партнерства на основе долгосрочных соглашений о сотрудничестве.

В тот период профсоюзы не только активно участвовали в законодательном процессе, но и результативно противодействовали попыткам органов власти вернуться к практике социального обеспечения путем консолидации средств социального страхования в федеральном бюджете, снижения размеров страховых взносов, ограничения выплаты пособий по социальному страхованию, сокращения финансирования профилактических программ. Это способствовало сохранению ранее установленных видов и объемов страхового обеспечения работающих и членов их семей, смягчению давления «рынка» на социальную сферу.

Вместе с тем, лишение профсоюзов права на управление средствами социального страхования и передача этих функций Правительству в 1993 году не только осложнило взаимоотношения социальных партнеров, но и было истолковано отдельными профсоюзными организациями как возможность для самоустранения от участия в работе по социальному страхованию, что привело к потере профсоюзных кадров и актива, специализирующихся на решении социальных и пенсионных проблем, а также комплекса вопросов профилактики заболеваемости и охраны здоровья работающих.

В дальнейшем это стало одной из причин недопонимания рядом руководителей профсоюзных объединений и организаций сущности социального страхования и негативных последствий перехода на единый социальный налог, введение которого в 2000 году Правительство буквально «продавило» через нижнюю и верхнюю палаты Федерального Собрания.

Мы изначально выступали против единого социального налога, организовывали массовые протестные действия против его установления, добились поддержки своей позиции рядом региональных законодательных собраний, трехсторонних комиссий, глав администраций. Но, вследствие недостаточного уровня единства и солидарности профсоюзных организаций, этих усилий оказалось недостаточно, чтобы заблокировать переход на налоговый механизм формирования страховых средств.

Напомню, что ряд наших руководителей во время дискуссии по единому социальному налогу поддержали точку зрения Правительства и говорили, что будет лучше. Они повелись на лживые увещевания, что сбор средств самими фондами неэффективен, что налоговая система будет делать это лучше, собирать больше средств и от этого возрастет защищенность. Результат - по первому же году применения ЕСН его собираемость упала до среднего уровня сбора налогов в целом по Российской Федерации, на тот момент - до 87 процентов. В то время как собираемость взносов в фонды социального страхования, медицинского страхования, пенсионный, занятости составляла от 95 до 98 процентов. Но уже дело было сделано.

В результате введения ЕСН было заторможено дальнейшее развитие законодательства по конкретным видам социального страхования, произошел поворот вектора социальной политики государства от страховых принципов социальной защиты работника к распределительному социальному обеспечению, при внешнем сохранении формы внебюджетных социальных фондов. На самом деле это были уже подразделения казначейства. По сути, реформаторам надо было все передать в казначейство и сохранять формы и оболочку, ибо в противном случае весь флёр мудрой реорганизации пропадал.

В отличие от страховых взносов, имеющих возмездный характер и предназначенных для компенсации утраченного заработка работника при наступлении страховых ситуаций - старости, потери работы, болезни, травмы, профессионального заболевания, инвалидности, необходимости получения медицинской помощи и т.д., единый социальный налог обезличил средства социального страхования, лишил их целевого назначения.

Пособия, выплачиваемые работнику, утратили эквивалентный и соподчиненный характер по отношению к заработной плате и отчислениям на социальное страхование, стали приобретать характер социального обеспечения на минимальном уровне в зависимости от способности государства по сбору налогов. Была потеряна мотивация к уплате страховых средств и снижению социальных рисков.

Помимо изменения формы и содержания платежей в страховые фонды, нарушался важнейший принцип обязательного социального страхования – соответствие принятых обязательств и объема финансовых ресурсов на их покрытие. В интересах предпринимательского сообщества было принято не просчитанное по последствиям решение о сокращении на треть совокупной ставки единого социального налога до 26 % от фонда оплаты труда.

Мы помним эту дискуссию, когда предприниматели жестко нажимали на Правительство, настаивая на снижении налоговой нагрузки. После недолгого сопротивления государство решило уменьшить налоговое бремя за счет снижения ставки единого социального налога, т.е. фактически за счет трудящихся и населения. Потом и Правительство и предприниматели при дефиците средств в бюджете разводили руками: мы же снизили налог, единый социальный, и откуда брать средства для компенсации фондам выпадающих доходов, чтобы покрывать эти страховые обязательства. В результате из фондов были вымыты очень важные для работников элементы социальной защиты под видом того, что на них денег нет.

Казалось бы, что все это ушло в прошлое после того, как были приняты решения и законы о переходе на страховые принципы. Но и сегодня продолжается наступление бизнеса и снова под этим влиянием недавно в Магнитогорске Президент заявил о том, что будем снижать тарифы взносов в социальные фонды с 34 до 26 процентов.

В принципе мы не против провести дискуссию, чтобы взять за базу для формирования бюджетов социальных фондов нефтяные платежи, т.е. доходы от продажи нефти, или доходы от продажи газа, нашего национального достояния, которым занимается Газпром. Давайте не брать отчисления, которые привязаны к фонду оплаты труда. Давайте это привяжем к основным доходам государства. Но ведь этого не делается.

Сейчас дано поручение Министру финансов найти какие-нибудь способы для того, чтобы заместить выпадающие доходы от снижения тарифов на социальное страхование. Но, видимо, не найдут или, если и найдут на первый год, а после скажут – все, больше возможностей нет. В ход пойдут всякие сказки, что мировая конъюнктура изменилась, рынок волотилен. Конечно, трудящийся человек мало что знает о волотильности, зачастую он даже не знает этого слова. Зато он хорошо понимает, что это очередной обман, когда за всякими красивыми незнакомыми словами скрывается откровенное обшаривание карманов наименее обеспеченной части населения.

Снижение с 2005 года единого социального налога до 26 процентов не стало для работодателей побуждающим мотивом для вывода из тени заработной платы. По оценкам экспертов, с 2000 по 2009 годы объем скрытой зарплаты в стране вырос с 11,1 до 13,8 процента ВВП и достиг половины легального фонда оплаты труда. То есть приманка реформаторов, что снижение ставки единого социального налога ликвидирует теневые зарплаты и зарплаты в конвертах, опровергается статистикой, которая показывает, что за эти 9 лет теневая зарплата только увеличивалась, а не уменьшилась.

Экономия от снижения «налоговой нагрузки» за счет объема резервируемых средств на социальное страхование не была направлена на повышение заработной платы работающих и увеличение вложений в модернизацию производства. Фактически эта экономия трансформировалась в предпринимательский доход. Конечно, у предпринимательского сообщества прямой интерес - чем больше бизнес, тем больше мотивация давить на властные структуры, чтобы за счет сокращения налогов и страховых взносов получать больше денег. Но эти деньги крадутся из нашего кармана и, следовательно, у нас должно быть в 10 раз более мотивированное поведение для давления на Правительство и работодателей, чтобы нам в случае снижения социальных платежей деньги платили в виде заработной платы. Иначе надо первыми сдаваться иностранным компаниям и тогда от наших предпринимателей ничего не останется. Тогда нам будет все равно, кто - немцы, американцы, японцы, китайцы - будут платить нам зарплату, правда другую. Но уже бизнес российский на этом закончится, в том числе и олигархический.

Возвращаясь к позиции ИНСОРа, напрашивается вопрос, кто первый сдастся иностранцам, как более эффективным менеджерам, более продвинутым там государственным мужам. На самом деле это не так. Там такие же обманщики и любители набить свой карман за счет своих трудящихся и наших тоже. Но флёр сегодня такой, что там все хорошо, давайте туда идти. На самом деле мы движемся не в просвещенную Европу, как нам говорят, когда хотят отменить пенсии и провести другие новации в социальной жизни, мы идем в Китай или еще дальше в Соединенные Штаты, где пенсии платятся далеко не всем.

После снижения ставки ЕСН была подорвана финансовая устойчивость внебюджетных социальных фондов, повысилась их зависимость от дотаций из федерального бюджета, снижался уровень выплат по социальному страхованию.

За годы действия единого социального налога ликвидировано страхование от безработицы. Прекращено финансирование профилактических программ санаторно-курортного лечения и семейного оздоровления. Вводились не связанные с заработком ограничения на выплаты пособий по временной нетрудоспособности, беременности и родам. Обозначились тенденции снижения объемов предоставления бесплатной медицинской помощи, роста цен на лекарства и увеличения доли платных медицинских услуг.

К 2009 году покупательная способность пенсии обесценилась на треть по отношению к заработку, коэффициент замещения снизился в среднем до 25 процентов и еще ниже для работников базовых отраслей экономики. В пенсионном обеспечении ответственность за явные просчеты в тарифной политике пытались и пытаются переложить на население, приучая общество к мысли о неизбежности увеличения пенсионного возраста.

Однако эта публично обсуждаемая мера не может решить проблему долгосрочной устойчивости пенсионной системы. По мнению экспертов, экономический эффект от реализации этой идеи будет кратковременный и незначительный. В отличие от западных стран, в российских условиях этот вопрос связан с множеством противоречивых проблем таких, как низкий уровень продолжительности жизни, недостаточный страховой стаж при реализации пенсионных прав женщин, заболеваемость в старших возрастах, конкуренция с молодежью на рынке труда и т.п.

Позиция ФНПР по этому вопросу озвучивалась неоднократно. Мы считаем, что в настоящее время нет оснований для повышения пенсионного возраста в России и говорить об этом преждевременно.

Устойчивость страховых систем зависит, прежде всего, от уровня заработной платы. Однако невнятная политика государства в отношении повышения заработной платы и роста доходов работающего населения, а по сути, их сдерживание, не позволяет обеспечить самодостаточность системы обязательного социального страхования, участие работников в формировании дополнительных систем страховой защиты за счет собственных средств.

Эту оценку ситуации ФНПР неоднократно доводила до федеральных органов законодательной и исполнительной власти, доказывала несостоятельность навязываемого Всемирным банком и Международным валютным фондом стереотипа о том, что социальные выплаты является балластом, препятствующим экономическому росту, и потому их следует сводить к минимуму. Но такая точка зрения МВФ и Всемирного банка превалировала до кризиса. После кризиса даже эти финансовые организации сегодня говорят, что надо менять политику и отдавать предпочтение развитию человеческого капитала. Но наши пропагандисты и эксперты базируются на оценках Всемирного банка и МВФ 5-летней давности.

В противовес такой точке зрения Международная организация труда, как и ФНПР, рассматривает средства социального страхования как составной элемент цены рабочей силы, которые являются вложением в человеческий капитал и важной составляющей повышения производительности труда и роста экономических показателей.

Обоснованность позиции и действий ФНПР нашла подтверждение при формировании Концепции социально-экономического развития страны до 2020 года, в рамках которой было принято стратегическое решение по отказу с 2010 года от использования единого социального налога и возвращению к страховым взносам.

Федеральными законами № 212-ФЗ и № 213-ФЗ упразднена регрессивная шкала начисления страховых взносов, введен верхний предел страхуемого заработка. С 2011 года увеличены тарифы страховых взносов в Пенсионный фонд и в фонды обязательного медицинского страхования, что сейчас подвергается атаке. Представители предпринимательского сообщества и финансово-экономического блока Правительства активно лоббируют вопрос о чрезмерности уплаты для большинства предприятий и организаций страховых взносов в объеме 34 процента от фонда оплаты труда. Правда, по полученной вчера информация, министр финансов Кудрин выступал против снижения тарифа с 34 до 26 процентов. Но, видимо, даже его не послушали на этот раз.

Следует напомнить, что до 2001 года совокупная ставка страховых взносов в России составляла 38,5 процента, а до 2005 года – 35,6 процента. Эти пропорции сопоставимы с уровнем отчислений страховых платежей в европейских странах, но существенно отличаются базой, с которой они взимаются. По сравнению с развитыми странами, в России доля заработной платы в ВПП ниже, по меньшей мере, в два раза.

Конечно, снижение тарифа взносов на обязательное социальное страхование можно довести до абсурда, если ставить целью перевод ответственности за страхование социальных рисков на работника за счет его собственных доходов. Такая практика имеет место в США и Китае. Но тогда, при сопоставимом уровне социальных выплат, размер заработной платы работника должен быть таким же, как в США, то есть средняя зарплата - 4 тысячи долларов, а социальные традиции и нормы потребления такими же, как в Китае, где работники за счет собственных средств содержат стариков. Но даже в этих странах вектор социальной защиты посредством обязательного социального страхования меняется в лучшую сторону.

Мировой кризис стал серьезным экзаменом для социальных систем. Сегодня многие страны пересматривают свою социальную политику. Ведутся поиски моделей, способных сохранить эффективность социальной защиты населения. У нас - тенденция обратная. Уровень социальной защиты наемных работников все больше опускается до обеспеченности 100-летней давности, когда принимались первые законы по социальному страхованию рабочих. Эксперименты в этом направлении продолжаются.

Новые инициативы по снижению тарифов страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, поддержанные высшими органами государственной власти на заседании Комиссии по модернизации экономики, находятся в одном ряду с предложениями РСПП по изменению трудового законодательства, увеличению рабочей недели до 60-ти часов, расширению сферы применения срочных трудовых договоров, упрощению и удешевлению увольнения работников. Это можно приравнивать к экстремизму.

Экстремизм бывает разный: не только левый и не только националистический. Экстремизм бывает экономический. По сути, продолжается развязанная бизнесом война, направленная на сокращение социальных расходов работодателей на воспроизводство рабочей силы. Под риторикой необходимости «модернизации», «инноваций» и улучшения «инвестиционного климата» делаются очередные попытки снижения цены труда, которые на деле имеют целью увеличение предпринимательского дохода. Достаточно напомнить, что в период финансово-экономического кризиса, при замороженном уровне заработной платы трудящихся, капиталы российских олигархов выросли в два раза.

И, если при таком положении сводятся к минимуму и тарифы страховых взносов, которые в этом случае просто не смогут обеспечить полноценной защиты работника от социальных рисков, то о какой социальной ответственности бизнеса может идти речь?

При переходе на страховые принципы из обязательного социального страхования были выведены профилактические программы, связанные с финансированием санаторно-курортного лечения и оздоровления детей. За счет этого и, исходя из установленного предела страхуемого заработка, увеличился допустимый уровень выплаты пособий по болезни, беременности и уходу за ребенком до полутора лет. Однако уже к концу года органы власти объявили о наличии значительного дефицита средств в бюджете Фонда социального страхования и предложили решать эту проблему за счет снижения уровня страхового обеспечения трудящихся.

Не только профсоюзы, но и работодатели выразили несогласие с такими подходами. В результате консультаций в рамках Российской трехсторонней комиссии часть предложений, прямо понижающих нормы обеспечения пособиями в зависимости от стажа, удалось отклонить.

Вместе с тем, несмотря на возражения профсоюзов, установлен новый порядок расчета пособий исходя из среднего заработка за двухлетний период. При новом порядке страховые выплаты замещают не реально утраченный заработок работника, как принято в социальном страховании, а заработную плату двух, а то и трехлетней давности. Это все равно, как было бы в ОСАГО. Там тарифы тоже растут, сначала были одни, потом другие. Мы платим за ОСАГО по тарифам 2011 года, а компенсации нам хотят выплачивать по тарифам 2006 года. Но здесь с таким подходом никто не соглашается.

Помимо этого, расчет заработка для выплаты пособий осуществляется не за период фактической работы, а с учетом выпадающих периодов, когда застрахованный по тем или иным обстоятельствам не работал, например, вследствие финансово-экономического кризиса, либо в связи с нахождением в декретном отпуске или отпуске по уходу за ребенком.

Принятые в феврале этого года поправки в законодательство сняли напряжение в отношении расчета пособий по беременности и уходу за ребенком. Однако в отношении пособия по временной нетрудоспособности они не решают проблемы сохранения ранее приобретенных работниками прав. И здесь нам необходимо переломить ситуацию.

Эта ситуация свидетельствует о порочности практики проведения не просчитанных по последствиям экспериментов, авральных решений и «оптимизации социальных расходов» за счет трудящихся. На заседании Российской трехсторонней комиссии в январе этого года мы в очередной раз обратила внимание на то, что установление норм обеспечения пособиями по социальному страхованию, как и тарифов страховых взносов, должно быть предметом договоренности сторон социального партнерства. В связи с этим мы настаивали и продолжаем настаивать на рассмотрении иных вариантов обеспечения сбалансированности бюджета Фонда социального страхования.

Одним из ключевых моментов реформирования обязательного социального страхования должно стать восстановление нарушенной взаимосвязи страховых выплат и заработка работника. Общепризнанным в мире критерием уровня страхования является коэффициент замещения утраченного работником заработка. Минимальные нормы замещения установлены 102-й Конвенцией МОТ,
  1   2

Похожие:

Доклад Председателя фнпр шмакова М. В. на заседании Генерального Совета фнпр по вопросу «О развитии обязательного социального страхования и задачах профсоюзов» iconДоклад Председателя фнпр м. В. Шмакова "О ходе выполнения решений...
Оду пятилетки присваивать названия. Первый год пятилетки, второй, определяющий, решающий, завершающий. В этом смысле 2013 год определяющий,...
Доклад Председателя фнпр шмакова М. В. на заседании Генерального Совета фнпр по вопросу «О развитии обязательного социального страхования и задачах профсоюзов» iconПостановление Генерального Совета фнпр от 18. 02. 2004 №6-10 о концепции...
Общество не получает истинного представления о масштабах деятельности профсоюзов, их возможностях по защите прав и интересов трудящихся,...
Доклад Председателя фнпр шмакова М. В. на заседании Генерального Совета фнпр по вопросу «О развитии обязательного социального страхования и задачах профсоюзов» iconО задачах молодежных советов
Федерации профсоюзов Свердловской области строилась на основе Постановления Совета фпсо от 31. 10. 2007г. №3-2-сф «О задачах профсоюзных...
Доклад Председателя фнпр шмакова М. В. на заседании Генерального Совета фнпр по вопросу «О развитии обязательного социального страхования и задачах профсоюзов» iconНа заседании Генерального Совета фнпр
О действиях профсоюзов в текущих условиях на рынке труда и о позиции профсоюзов по реформированию пенсионной системы
Доклад Председателя фнпр шмакова М. В. на заседании Генерального Совета фнпр по вопросу «О развитии обязательного социального страхования и задачах профсоюзов» icon«xx лет фнпр: профсоюзное образование как фактор развития профсоюзного...
Генерального Совета фнпр от 25. 11. 2009 №8-4 и Исполкома фнпр от 20. 01. 2010 №1-5 «О 20-летии образования Федерации Независимых...
Доклад Председателя фнпр шмакова М. В. на заседании Генерального Совета фнпр по вопросу «О развитии обязательного социального страхования и задачах профсоюзов» iconПрограмма семинара обещает быть насыщенной. После торжественного...
Фпсо пройдет лагерь молодежного актива профорганизаций УрФО. В рамках лагеря состоится семинар членов Молодежного совета фнпр, на...
Доклад Председателя фнпр шмакова М. В. на заседании Генерального Совета фнпр по вопросу «О развитии обязательного социального страхования и задачах профсоюзов» iconФедерации Независимых Профсоюзов России (принято 14 января 2011 года)...
Фнпр отмечает, что в отчетный период деятельность Федерации осуществлялась в сложных социально-экономических условиях из-за масштабного...
Доклад Председателя фнпр шмакова М. В. на заседании Генерального Совета фнпр по вопросу «О развитии обязательного социального страхования и задачах профсоюзов» icon20 лет фнп. Совет от молодежи Председатель молодежного совета фнпр...
Молодежный совет фнпр структура, благодаря которой термин “единая молодежная политика фнпр” имеет реальное содержание. Слет “Чкаловск-2010”...
Доклад Председателя фнпр шмакова М. В. на заседании Генерального Совета фнпр по вопросу «О развитии обязательного социального страхования и задачах профсоюзов» iconПлан работы Федерации профсоюзов Республики Саха (Якутия) на 2010 год
Постановление Исполкома фнпр №1-16 от 21 марта 2006 г. «О мерах по повышению эффективности обучения в высших учебных заведениях профсоюзов...
Доклад Председателя фнпр шмакова М. В. на заседании Генерального Совета фнпр по вопросу «О развитии обязательного социального страхования и задачах профсоюзов» iconПлан работы Федерации профсоюзов Республики Саха (Якутия) на 2013 год
Постановление Исполкома фнпр №1-16 от 21 марта 2006 г. «О мерах по повышению эффективности обучения в высших учебных заведениях профсоюзов...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2014
контакты
skachate.ru
Главная страница